Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на первых «Чтениях памяти Е.М.Примакова», Москва, 29 октября 2015 года

13:24 30.10.2015

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на первых «Чтениях памяти Е.М.Примакова», Москва, 29 октября 2015 года.

Дорогая Ирина Борисовна,

Друзья,

Мне очень приятно быть здесь. Активно поддерживаю эту инициативу. Уверен, что она пустит корни и станет традиционной.

Принято считать, что масштаб той или иной личности в полной мере проясняется только в ретроспективе, после того, как человек покидает этот мир. Только тогда становится очевидным, чем он запомнился, какой след оставил на земле. Думаю, что это не вполне применимо к Е.М.Примакову: еще при жизни он заслужил не только российское, но и подлинное международное признание, как один из наиболее выдающихся политических деятелей современности.

Е.М.Примаков был не просто политиком мирового масштаба, но, что особенно важно, излучал исключительно позитивную энергию, оказывал конструктивное воздействие на процессы, которыми ему пришлось заниматься.

Конечно, Е.М.Примаков вошел в историю как человек, который на посту премьера на сложнейшем вираже российской истории смог способствовать стабилизации обстановки в стране, в ее экономике, о чем  сейчас подробно говорил Г.А.Зюганов. Смог он совершить и еще один вираж – буквально и символически (все мы о нем знаем), утверждая самостоятельность России на мировой арене в период балканского кризиса.  Но, мне кажется, в первую очередь, Евгений Максимович запомнится как мыслитель. По меткому выражению Президента России  В.В.Путина, он мыслил глобально, открыто и смело. Такое не каждому дано. Особую значимость его размышлениям и многочисленным трудам придает то, что их стержнем неизменно было отстаивание интересов России, забота о ее будущем, глубокая интеллектуальная честность.

Как я понимаю, предыдущие ораторы уже много говорили об оставленном академиком Е.М.Примаковым наследии – в экономике, финансах, в искусстве управления государством в целом, но значительная часть его наследия относится к внешнеполитическим вопросам, которым он посвятил большую часть своей жизни. Поэтому считаю совершенно оправданной инициативу ИМЭМО РАН по проведению ежегодных «Чтений памяти Е.М.Примакова». Тем более, что именно по его инициативе были сформированы организационные рамки для разностороннего анализа международной ситуации – имею в виду создание Отделения глобальных проблем и международных отношений Российской академии наук и Центра ситуационного анализа РАН.

Было немало сказано про колоссальный вклад Евгения Максимовича в формирование базовых принципов внешнеполитической доктрины современной России. Энциклопедические знания, богатейший опыт, замечательная интуиция, понимание исторических корней событий, разворачивающихся в международных делах, позволили Е.М.Примакову сформулировать концепцию многополярного мира  и способствовать ее утверждению на практике. Помню, как первоначально эти идеи многим у нас в стране и за рубежом казались экзотикой, не стыкующейся с реальностью наступившего однополярного момента. Сегодня объективность движения к полицентричной международной системе признается большинством серьезных политиков и исследователей повсюду в мире.

В этом свидетельство размаха этого человека, который был способен к подлинному интеллектуальному лидерству. Это признано всеми: как соратниками и учениками Евгения Максимовича, так и теми, кто зачастую выступал в качестве его оппонентов. В некрологе, опубликованном британским журналом «Economist» в связи с кончиной Е.М.Примакова, например, говорилось о том, что его приход на пост Министра иностранных дел был воспринят на Западе в качестве подтверждения статуса России как Великой державы. Кстати, об этом еще в январе 1996 г., сразу после назначения Е.М.Примакова, мне говорил Г.Киссинджер, с которым мы были в Нью-Йорке на обеде у Посла Израиля. Только-только пришла новость, что Евгения Максимовича назначили Министром иностранных дел, и кто-то из присутствующих за столом спросил, как расценивает эту новость Г.Киссинджер, учитывая, что предшественник Е.М.Примакова был очень удобен для Запада, а у нового Министра совсем другие взгляды. Г.Киссинджер ответил, что ему всегда было удобнее иметь дело с людьми, которые четко понимают свои национальные интересы. Напомню, это было в 1996 г.

Е.М.Примаков твердо и последовательно отстаивал независимость нашего внешнеполитического курса. Он прекрасно понимал, что история, географическое положение, политическая культура России просто не оставляют нам другого выбора. Россия была, есть и будет крупным игроком на глобальной арене, одним из тех, кто активно формирует контуры международной системы в радикально меняющейся обстановке. Именно из этого всегда исходил Евгений Максимович.

Логически с этим неразрывно связана многовекторность внешней политики России, которая тоже является частью его наследия и отражена в Концепции внешней политики России и в наших доктринах. В глобальном мире невозможно себе представить подлинную самостоятельность и свободу маневра при ориентации только на одно географическое или геополитическое направление. Сегодня мы развиваем начинания Евгения Максимовича, я имею в виду, в частности, его блестящую идею о начале трехстороннего взаимодействия в формате Россия-Индия-Китай (РИК). Именно на основе этой тройки впоследствии сформировался БРИКС, который сейчас становится одним из ведущих центров многополярного мира. Это объединение, несмотря на попытки засыпать его ворохом скептических оценок, динамично развивается и успешно играет роль одного из важнейших элементов современной политической картины мироустройства.

Очень много сил и внимания Евгений Максимович уделял укреплению основ сотрудничества с нашими ближайшими соседями – странами – бывшими республиками Советского Союза. Он прекрасно видел все преимущества, которые открывают перспективы создания пространства общей судьбы на основе взаимопересекающихся, взаимопереплетенных  интересов.

При этом ничего не может быть дальше от истины, чем попытки представить Евгения Максимовича как политика, выступавшего за конфронтацию и извлечение преимуществ из взвинчивания напряженности. Разворот над Атлантикой – это не призыв к обострению отношений между Россией и США, а твердое напоминание о том, что выстраивать отношения с нашей страной можно только на равноправной, взаимоуважительной основе. Е.М.Примаков был всецело привержен упорной многоплановой работе по продвижению отношений со всеми партнерами России, включая Евросоюз и США. Он был убежден, что без серьезного партнерства, уходящего корнями в союзничество в годы Второй мировой войны, с масштабными вызовами современности справиться просто невозможно. Хотелось бы надеяться, что и эта его установка тоже пробивает себе дорогу, находит все больше сторонников в ведущих странах Запада.

Евгений Максимович, в частности, считал, что взаимодействие «внешних игроков» является необходимым условием продвижения к преодолению многочисленных проблем ближневосточного региона. Развитие событий там убедительно подтверждает правильность такого анализа. Мы видим, что непродуманные, односторонние действия лишь толкают Ближний Восток и Северную Африку к дальнейшей деградации, расширяют пространство нестабильности и анархии в регионе. Наша инициатива по налаживанию координации действий всех сил, способных внести вклад в купирование вызовов безопасности и стабильности в этом регионе, первое место среди которых, конечно же, занимает террористическая угроза, остается на столе. Сегодня, менее чем через час, я вылечу в Вену для проведения встречи, о которой  так долго договаривались, но наконец всех без исключения основных игроков, включая пятерку постоянных членов, Иран, Египет, страны Персидского залива и Ирак, удалось собрать за одним переговорным столом. Будем вдохновляться примером Е.М.Примакова в этой работе, как и во всех других наших начинаниях.

Нам, конечно, надо продолжать изучать и использовать оставленный Евгением Максимовичем объемный опыт, багаж мыслей, оценок и предложений в отношении его любимого ближневосточного региона, судьбу которого он всегда принимал очень близко к сердцу. Мы знаем, как много он сделал, чтобы удержать Ближний Восток от сползания в конфликтное болото. В его бытность министром плотный рабочий график, который неизбежно сопровождает эту должность, не мешал ему следить за мельчайшими нюансами развития ситуации в арабском  и исламском мире в целом.

В заключение скажу несколько слов о дипломатическом методе Е.М.Примакова. Его работа вбирала в себя традиции высочайшего профессионализма российской внешнеполитической службы. Он никогда не принимал упрощенных, черно-белых подходов, настаивал на том, чтобы глубоко разбираться в деталях, придавал большое значение личным контактам с руководителями государств и главами внешнеполитических ведомств. Он справедливо считал, что внешняя политика такой страны, как Россия, может быть только тонкой, эшелонированной, умной, дальновидной. И еще, он никогда не отступал при первых неудачах, стремился использовать все шансы и нестандартные ходы, боролся буквально до последней минуты, другими словами – был замечательным мастером дипломатии.

Е.М.Примаков относится к тем людям, память о которых будет жить очень долго. В наших сердцах – точно всегда.

Спасибо.

mid.ru

Ключевые слова: МИД РФ Сергей Лавров Примаков

Версия для печати