Союз ножа и капитала

23:57 11.10.2015 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Процесс восшествия украинского национализма на Олимп государственной идеологии нельзя рассматривать без привязки к процессу олигархизации украинской экономки.

Традиционным ареалом распространения националистической идеологии являются западно-украинские области. На остальной территории Украины национализм распространялся точечно, не имея заметного преимущества над другими идеологиями. Впервые на всю страну украинский национализм распространился только в конце ХХ-начале ХХI в.

Этот факт намеренно замалчивается националистическими историками, которые пытаются создать у общественности впечатление, будто украинский национализм набирал в весе и росте беспрерывно-поступательно, и только вмешательства внешних враждебных сил насильственно прерывали полет националистической мысли.

На самом деле, беспрерывно-поступательного роста популярности украинского национализма не существует. Не было в истории Украины никогда такого периода, когда бы вся страна массово исповедовала националистические взгляды. Национализм вторгался в жизнь украинского общества всегда резко, и неожиданно, на волне геополитических потрясений. Так было в годы УНР и ЗУНР, в годы гитлеровской оккупации, и в период развала Советского Союза. Графически этот процесс изображается не беспрерывной прямой линией, а зигзагообразными рывками.

Раз украинский национализм не имеет поступательной истории, следует обозначить факторы, способствовавшие его резкому появлению на политической сцене. В интересующий нас период (начало ХХI в.) таким действенным фактором стал украинский олигархат.

Успех национализма на Украине в указанный период обусловлен вниманием к нему украинских олигархов. Для них националистическая идеология превратилась в экономическое подспорье: насаждая националистические нас роения, и спекулируя на них, олигархи выстраивали нужный им политический ландшафт, отвечающий их экономическим интересам.

Мы видим, как легко украинский национализм расстаётся со своей независимостью, не переставая испещрять свой идеологический дискурс словами, типа «свобода», «независимость», «патриотизм». Под эти лозунги украинский национализм легче продаётся и покупается.

Не имея исторического опыта господства над всей страной, украинский национализм не справляется с тем, к чему он так стремился. Приход во власть националистических сил не укрепил украинскую государственность, а понес её под откос.

Украина - олигархическое государство, и украинский национализм, при всей своей антиолигархической риторике, вынужден взаимодействовать с политическими толстосумами. Многих националистов разочаровала лояльная позиция лидера «Правого сектора» Дмитрия Яроша к олигарху-президенту Петру Порошенко. Во власть Ярош вошёл на волне антиолигархических настроений, но гармонично вписался в олигархический ландшафт.

Украинскому национализму занять господствующее положение в идеологической структуре украинской государственности удалось не в результате интеллектуальных усилий, а благодаря заинтересованности в этом украинского капитала. Антикапиталистические лозунги украинских радикалов носят косметический характер, и не влияют на взаимодействие олигархов с украинскими националистами.

Националисты видят будущее Украины, как унитарно национального государства. Идея государства-нации завоевала умы европейцев после Французской революции. Тогда же национализм оформился, как идеология. Ссылки украинских националистов на древность своей идеологии не выдерживают критики: национализм – порождение Нового времени.

Союз украинского олигархата с украинским национализмом можно описать, как союз ножа и капитала. Руками националистически настроенных молодчиков олигархи выполняют грязную работу, переформатируя социально-политическую обстановку под себя. Соответственно, украинский национализм потеряет своё «обаяние», как только лишится финансовой подпитки.

Но пока ожидать этого не приходится. Слияние капитала и национализма на Украине выгодно и капиталу, и национализму. После «Евромайдана» националистические движения почувствовали вкус больших денег, которых раньше у них никогда не было. «Евромайдан» послужил для них скоростным социальным лифтом, поднявшим вчерашних провинциалов до уровня министров.

Следовательно, лишаться этого националисты не захотят. Это значит, что между олигархами и националистами может вспыхнуть конфликт интересов (господин и раб у Гегеля), отягощенной их взаимозависимостью, если олигархи попытаются лишить радикалов доступа к благам.

Текущая обстановка на Украине такова, что националисты не могут обойтись без олигархов, как и олигархи без националистов. Нож и капитал, господин и раб, все ещё, нужны друг другу. Каждый из них будет отстаивать свою иерархию социально-политических отношений, и своё место в ней. Здесь видение националистов и олигархов могут не совпадать, что послужит потенциальным зарядом для возникновения очередных конфликтов.

Противоречия и переплетения интересов украинских националистических движений и украинских олигархов слишком глубоки, чтобы этот клубок можно было легко распутать. Мы видим, что это не удаётся ни президенту Порошенко, ни другим фигурам украинского политикума.

В таком случае, очевидно, что путь Украины к стабильности и порядку будет очень долго. Киёв сам себя загнал в ловушку, когда позволил националистам монополизировать патриотический дискурс. Националисты громче всех вещали о внешней агрессии, которой подвергается Украина, и на тот момент, это было как раз то, что Киев хотел услышать.

Теперь любое наступление Киева на вышедшие из-под контроля экстремистские группировки трактуется, как наступление на патриотов. Олигархи и националисты вступают в новую фазу противостояния: за звание главного патриота.

В ходе этой борьбы разные сегменты украинского олигархата будут вступать в ситуативный союз с радикалами, а радикалы, с антиолигархическими лозунгами на устах, по-прежнему, довольствоваться ролью подчиненного. Господин и раб не поменялись местами.

Ключевые слова: Украина национализм олигархат

Версия для печати