Блокадный узел Крыма

12:36 25.09.2015 Денис Батурин, политолог, член Общественной палаты Республики Крым


23 сентября руководство милиции Херсонской области, лидеры и функционеры Меджлиса крымскотатарского народа отрапортовали: все грузовые автомобили покинули пропускные пункты из Украины в Крым. Таков визуально-технический итог акции «Гражданская блокада Крыма», начавшейся 20 сентября. Гораздо интереснее другие аспекты хода блокады и некоторые ее последствия, очевидные уже сейчас.

За всем этим шумом скрываются многие политические цели, а экономика в данной ситуации – инструмент реализации самых разноплановых и разноуровневых интересов.

Интерес  Меджлиса -  очевиден. Результат действий Меджлиса украинские эксперты сформулировали так – «блокада Крыма позволила вернуть крымский вопрос в повестку дня мировой политики». Так ли это – покажет время, а пока с большей уверенностью  можно сказать, что блокада Крыма позволила вернуть меджлисовский вопрос в повестку дня украинской политики. Суть этого вопроса описывалась раньше (https://interaffairs.ru/news/show/13758).  Интересно, что меджлисовский вопрос в повестку дня вернулся вместе с вопросом «нынешней системы, которая сложилась в Украине - системе продажничества и сдачи государственных интересов». Вопрос «нынешней системы украинской власти» в ходе блокады Крыма был актуализирован «Правым сектором», поддержавшим блокаду.  Двойственная ситуация – с одной стороны меджлис вышел на некий новый уровень переговоров с властью (о своем политическом будущем, ресурсной поддержке), с другой стороны, взаимодействие с «Правым сектором» не делает  отношения с властью «теплыми». Одним словом, блокада задумывалась как акция политической капитализации лидеров меджлиса и отчасти им это удалось.

Акция взбудоражила украинских экспертов, которые провели множество мероприятий, создали новые термины (например - «крымские политические украинцы»), и мифы о контрабандном трафике украинского продовольствия через Крым на материковую Россию. Кроме того, блокада, дала проправительственным экспертам повод более предметно рассуждать в телеэфирах о стратегии превращения Крыма в «непомерную тяжесть для бюджета России», что, по их мнению, может стать частью стратегии по возвращению Крыма.

Определенную имиджевую выгоду попытался извлечь и политбомонд, особого «успеха» добились новоиспеченные украинские политики – народные депутаты Владимир Парасюк (сотник майдана и участник АТО), Семен Семенченко (командир батальона «Донбасс»). Парасюк приехал с отцом, сестрой и собратьями на броневике, а Семенченко в сопровождении бойцов батальона "Донбасс" на военно-медицинской карете. Этот вояж вызвал бурю критики – от заявлений о том, что на броневиках и медицинской карете не депутаты должны с семьями и охраной разъезжать, а техниках должна быть в зоне АТО, до обвинений в дешевом пиаре (https://www.youtube.com/watch?v=2cOIUpTq7og).

Вернемся к более значимым последствиям акции. Президент Порошенко получил от меджлиса подарок – давно желаемое (продовольственная блокада Крыма) осуществлено, общество получило новую «украинскую победу», пусть руками меджлиса и «Правого сектора», но это «украинская победа», а Порошенко – Президент Украины.

Однако, на второй план отошло одно существенное событие: в ходе блокады была засыпана щебнем (по информации наблюдателей – бойцами «Правового сектора») железнодорожная ветка завода «Крымский титан» (г. Армянск), по которой предприятие снабжалось сырьем арендованных им украинских Вольногорского ГМК и Иршанского ГОК. На долю  "Крымского титана" приходится 99,7% объема промпроизводства Армянска. На нем работает две трети трудоспособного населения города - более 4,3 тысяч человек. В 2014 году предприятие реализовало продукции на 5,8 миллиарда рублей - 11% объема по республике (http://m.rg.ru/2015/03/19/reg-kfo/himprom.html). Без сырья из Украины градообразующее предприятие остановится через несколько дней.

Существенная деталь – конечным собственником предприятия является GroupDF украинского олигарха Дмитрия Фирташа. Кроме «Крымского титана» ему принадлежат «Крымский содовый завод» и завод «Бром», которые работают на местном сырье.  Дмитрий Фирташ - не конкурент Президента Петра Порошенко в бизнесе, но политические противоречия между ними есть. Давление на Фирташа – это не только желание выбить его из украинского олигархического клуба, но и намерение подкосить позиции связанных с ним и его партнерами политических проектов («Оппозиционный блок», партия УДАР, «Радикальная партия») сначала накануне местных, а потом и парламентских выборов. Не будем забывать и о весьма значимой должности – мэра Киева, которую занимает патронируемый Фирташем и его партнерами Виталий Кличко.

Акция блокады в очередной раз вскрыла особенности украинской политики.  Украина слишком часто стала отдавать монополию на насилие неофициальным и негосударственным структурам, это хитро - и интерес реализуется и государство ни при чем. И значительная часть общества одобряет. Потом государство будет возвращать себе монополию на насилие, и общество это тоже будет одобрять. Одесский губернатор Михаил Саакашвили, играющий роль то надежды украинской нации и образцового политика, то критика власти по поводу блокады заявил: «Такие вещи должны осуществлять официальные государственные формирования, а не часть общества с оружием… Государство никому не должно отдавать монополию на использование силы».

Сама акция высветила реальный уровень зависимости Крыма от поставок из Украины, который еще год назад составлял 80%, при 500 фурах ежедневно приезжавших с продовольствием в Крым. Данные доблокадного трафика этого года (http://www.c-inform.info/news/id/28794) свидетельствуют о том, что в Крым приезжали в среднем уже 100 фур, то есть, поток и зависимость уменьшились в пять раз, что свидетельствует о наращивании производства в Крыму и настройке логистики поставок с материка.

Не будем забывать о заявлении меджлиса, что продуктовая блокада – это только первый этап акции, теперь они намерены добиваться прекращения поставок электроэнергии из Украины в Крым. Совпадет ли это требование меджлиса с интересами украинских правящих кругов, как они будут воспринимать все нарастающее давление меджлиса на внутреннюю и внешнюю политику – мы узнаем в ближайшем будущем.

А сейчас проект меджлиса оставил без работы множество людей и предприятий по всей Украине. В проект блокады Крыма втянулось множество интересов – и пятисотмиллионный оборот торговли с Крымом (а некоторые эксперты называют и 800 миллионов долларов) за 2015 год на этом фоне для ряда украинских политических игроков – мелочи и повод.

Версия для печати