Греческий кризис: кто виноват и что делать?

13:42 22.07.2015 Н.Платошкин, Заведующий кафедрой международных отношений и дипломатии Московского гуманитарного университета, доктор исторических наук


Расхожее мнение основных стран Евросоюза (прежде всего Германии) и США относительно тяжелейшего экономического положения Греции можно суммировать следующим образом: греки долгое время жили не по средствам, они ленивы, как и все южные европейцы, вот и последовала заслуженная расплата. Это насчет того, кто виноват. Рецепт «друзья» Греции по ЕС вкупе с известными «мастерами катастроф» из МВФ предлагают тоже стандартный: снизить социальные расходы, затянуть пояса, и счастье выздоровления не за горами.

Думается, что как диагноз, так и рецепт лечения болезни в брюссельско-вашингтонском исполнении страшно далеки от истины и, как говаривал классик, от народа. В данном случае - от греческого.

У греческого общенационального кризиса есть как глубинные корни, так и более привязанные к современности причины финансово-экономического характера.

Нынешняя греческая трагедия началась в октябре 1944 года, когда в Афинах высадились британские войска. Англичане развязали военные действия против партизан из ЭЛАС, убив тысячи греков, самостоятельно освободивших страну от гитлеровцев. Вся вина греческих патриотов состояла в том, что они были в большинстве коммунистами или сочувствующими. В Лондоне боялись, что придя к власти путем свободных выборов, коммунисты станут дружить с Москвой. Тем более что в традиционных симпатиях большинства греков к России, освободившей их от турецкого ига, никто на Западе не сомневался тогда, как не сомневается и по сей день.

Во время развязанной Западом жестокой гражданской войны в Греции в 1946-1949 годах погибли до 200 тыс. человек, почти миллион стали беженцами.

США использовали события в Греции для провозглашения в марте 1947 года доктрины Трумэна, что стало официальным началом мировой холодной войны. На американские деньги в Греции строились концлагеря, куда сгоняли всех оппозиционеров, да и просто крестьян, заподозренных в нелояльности. В 1952 году Грецию, где правила неприкрытая полуфашистская диктатура, втянули в НАТО.Итак, страшной для греков ценой страну против ее воли первый раз удержали в геополитической орбите Запада.

Однако Греция деградировала под чутким западным руководством и все ожидали, что на первых более или менее свободных выборах 28 мая 1967 года победит коалиция левых и центристов (компартия в то время была все еще официально запрещена). Перед Западом опять замаячила страшная угроза дружбы греков и русских. Поэтому при помощи ЦРУ и американского посольства в Афинах армия произвела 21 апреля 1967 года правый переворот. Демократия на родине демократии опять была подавлена в угоду геополитическим интересам, только на сей раз не Лондона, а Вашингтона. В Греции воцарился режим с красноречивым брендом «черные полковники».

Не сумев решить ни одной внутренней проблемы, диктатура сподобилась начать маленькую победоносную войну на Кипре, что привело в 1974 году к разделу острова и оккупации его северной части турецкой армией. Обанкротившиеся во всех смыслах этого слова «черные полковники» с позором ушли от власти. Правление хунты вызвало лишь резкий рост антиамериканских настроений в Греции.

Тем не менее до 1981 года Западу удавалось мирным путем контролировать Грецию через приведенную к власти консервативную партию «Новая демократия». Однако на парламентских выборах 1981 года все ожидали убедительной победы социалистов из Всегреческого социалистического движения ПАСОК и формирования ими коалиции с коммунистами. В то время ПАСОК была левосоциалистической партией (типа нынешней СИРИЗЫ), выступавшей за выход Греции из НАТО и коренное улучшение отношений с СССР.

Западу пришлось в третий раз решать задачу по недопущению перехода Греции в советский лагерь. Войны и перевороты в то время уже вышли из моды (по крайней мере в Европе), поэтому вместо кнута решили попробовать пряник. Грецию срочно приняли в ЕС, хотя для этого не было никаких экономических предпосылок. Вместо дружбы с Москвой Афинам обещали многомиллиардную помощь из Брюсселя, и поверившие в это социалисты отложили в сторону свою концепцию «третьего пути» между Москвой и Вашингтоном, решив, что «Греция - це Европа».

Поэтому хотя ПАСОК и одержала на выборах 18 октября 1981 года оглушительную победу (48,1% голосов), а коммунисты стали третьей силой (11%) в стране (после «Новой демократии» - 35,9%), Грецию опять удержали в западном лагере.

На родину Перикла и Фемистокла действительно были направлены многомиллиардные транши кредитов и помощи ЕС. Строились дороги и аэропорты, росли зарплаты и пенсии. Страну прочно посадили на иглу европейских дотаций. В политической сфере установился обычный европейский концерт для двух скрипок, когда друг друга у власти сменяют социал-демократы и консерваторы, но на деле не меняется вообще ничего.

К моменту вступления Греции в ЕС в 1981 году страна была в финансовом отношении гораздо более здоровой, чем сами ее европейские спонсоры, которые уже тогда предпочитали жить в долг. В 1981 году долг Греции составлял лишь 25% ВВП, в странах ЕС в среднем - 40%. Греческая экономика базировалась на трех солидных (хотя и не гламурно-инновационных) «китах» - развитом сельском хозяйстве, туризме и самом большом в мире торговом флоте.

Но привитая Евросоюзом Греции собственная привычка жить в долг быстро дала свои негативные плоды. Зачем работать, если Брюссель даст денег, стоит только Афинам пофлиртовать с Москвой. С 1981 года бюджет Греции впервые стал дефицитным и оставался таковым десять лет. Уже в 1987 году долговая нагрузка Греции сравнялась со среднеевропейской - 53% от ВВП.

Катарсис (по-гречески) или момент истины (по-русски) наступил в 1991 году, когда СССР распался и Запад наконец-то свободно вздохнул. Теперь отпадения Греции можно было не опасаться - отпадать было некуда. И живительный поток денег из различных европейских фондов вдруг стал стремительно иссякать. Чтобы не утратить уже привычный жизненный уровень, грекам пришлось еще более активно занимать деньги - просто так их уже никто не давал.

Но ЕС нанес дополнительный мощнейший удар по Греции, когда в 1992 году он стал полноценным экономическим союзом без всяких ограничений по внутренней торговле. Дешевые (благодаря высокой производительности труда) германские промышленные товары подавили эмбриональную греческую промышленность. Безвкусные тепличные голландские помидоры, слегка облученные для сохранения товарного вида, вытесняли греческие томаты, гораздо более вкусные и питательные, но с более высокой себестоимостью. Греция - родина вина - стала пить французские и испанские «божоле» и «риохи».

Спад промышленного и сельскохозяйственного производства вел к резкому сокращению налоговых поступлений, а значит, занимать грекам приходилось еще больше.

Уже в 1993 году Греция стала техническим банкротом - ее долг превысил 100% ВВП, в то время как в среднем по ЕС этот показатель подошел к 70%. Но в 1990-х годах развитые страны Евросоюза, прежде всего Германия, заваливали своими товарами «освободившиеся» рынки бывшего СССР и стран Восточной Европы, поэтому им жилось неплохо, а про Грецию практически забыли.

В 1999 году Афины совершили поистине трагическую ошибку, присоединившись к зоне евро. Фактически это означало выравнивание всех потребительских цен в зоне по ценам наиболее емкого рынка - то есть немецкого. В применении к относительно дешевой дотоле Греции это означало резкий рост цен. Но чтобы избежать социального взрыва, приходилось повышать и зарплаты с пенсиями. За счет чего? Опять-таки путем увеличения долговой нагрузки.

До 1999 года Греция еще могла бороться с дефицитом бюджета классическим методом - девальвируя свою национальную валюту - драхму. Так и происходило. После девальвации греческие товары становились более востребованными на внешних рынках, приток валюты в страну возрастал и бюджет стабилизировался. После 1999 года бороться с дефицитом можно было только наращивая долги или сокращая расходы. Ведь деньги теперь «печатались» в далеком Франкфурте-на-Майне.

В среднем в 1981-2010 годах Греция каждый год имела бюджетный дефицит в 3% ВВП. При этом вслед за США Греция тратила на военные цели больше всего средств среди стран НАТО в процентах от ВВП. Причем деньги шли на закупку оружия в США (42% всех поставок в Грецию), в Германии (22,7%) и Франции (12,5%). Но почему-то никто в ЕС не требовал от Греции экономить на этих расходах.

Заметим, что сходные с Грецией по уровню экономического развития Польша и Чехия, хотя и вступили в ЕС, но евро вводить категорически отказались (и отказываются по сей день). Их расчет понятен и экономически оправдан. За счет того что чешская крона дешевле евро более чем в 25 раз, чешские товары вполне конкурентоспособны. Прага стала Меккой для туристов со всей еврозоны, даже для испанцев, которые не очень любят выезжать за пределы своей богатой разными достопримечательностями страны. Поэтому, потеряв в целом свою прекрасную промышленность (Германия все же не дала ей устоять, поглотив знаменитую чешскую «Шкоду»), Чехия выжила за счет туризма и сельского хозяйства. То есть именно так, как и выживала Греция до вступления в зону евро.

 К 2007 году долг Греции составлял уже 115% от ВВП, в Евросоюзе в среднем - все те же 70%. За счет резкого наращивания своего экспорта в страны зоны евро Германия смогла впервые остановить опасный рост долговой нагрузки и даже приступить к ее постепенному снижению.

Греки занимали деньги, выпуская в основном облигации разного срока действия. Но по мере роста долговой нагрузки страны росли и проценты, которые приходилось платить кредиторам по этим самым облигациям. Так греческие бонды стали объектом для спекуляций, в том числе и в США. Получалось, что, чем хуже идут дела в Греции, тем больше проценты по облигациям (даже уже выпущенным с плавающей ставкой) и тем больше на них можно заработать.

Проценты по греческим заимствованиям резко выросли после начала мирового экономического кризиса 2008 года. Свободных денег на рынке стало меньше, и, чтобы привлечь кредиторов для погашения старых облигаций, грекам пришлось выпускать новые облигации под прямо-таки чудовищные проценты. Но еще в октябре 2009 года греки занимали деньги на длительный срок под 4,5%, так же как и Ирландия (которую тогда еще величали «кельтским тигром» за якобы феноменальные экономические успехи) или Бельгия. Долговая нагрузка Афин (115% ВВП) была еще терпимой по европейским меркам и ниже, чем, например, Италии.

Но тут в апреле 2010 года ведущие рейтинговые агентства (все они, заметим, американские) неожиданно понизили суверенные рейтинги Греции до «мусорного уровня». Долговая нагрузка Греции подскочила более чем в два раза - в октябре 2010 года Афины могли занимать уже не менее чем под 12% (!). Через год приходилось платить уже 27%. Греция прочно залезала в долговую кабалу, занимая под дикие проценты, чтобы расплатиться по старым долгам. В Афинах довольно справедливо заговорили о заговоре международных спекулянтов (прежде всего американских хедж-фондов), которые решили просто «наварить» на Греции и избрали ее на роль «больного оленя в лесу».

Надо сказать, что так называемые «партнеры» Греции по ЕС охотно ссужали деньги (особенно правительству «Новой демократии» в 2004-2009 гг.) и до 2010 года никто в Брюсселе не бил в набат относительно «ленивых» греков. Ведь западные банки тоже прекрасно наживались на Греции. На июнь 2011 года банки из стран ЕС ссудили Греции 48,5 млрд. евро, в том числе французские - 9,4 миллиарда и немецкие - 7,9. Когда американцы (рейтинговые агентства) и ЕС довели Грецию до полного банкротства, они же и решили ее «спасать».

2 мая 2010 года МВФ, Еврогруппа и ЕС (ЕЦБ), которых в Греции стали называть русским словом «тройка» (самое, пожалуй, ненавистное слово для большинства греков на сегодняшний день), предложили Афинам 110 млрд. евро на следующих условиях:

- введение мер жесткой бюджетной экономии, прежде всего в социальной сфере;

- приватизация госсобственности в объеме 50 млрд. евро до конца 2015 года;

- проведение структурных реформ для изменения всей греческой экономики якобы с целью повышения ее конкурентоспособности на мировых рынках.

Но все эти меры по сокращению госрасходов привели к массовой безработице и дальнейшему падению налоговых поступлений. Дефицит греческого бюджета только вырос, и в октябре 2011 года Греции предложили еще 130 млрд. евро при условии еще большего сокращения расходов (!), а значит, покупательного спроса населения.

К тому времени экономический кризис в Греции уже перерос в гуманитарный с элементами катастрофы. Безработица достигла 26% трудоспособного населения. Каждый десятый грек (в основном молодежь и квалифицированные специалисты) покинул родину. Обществом овладела апатия, быстро переросшая в ярость. Страну сотрясали забастовки и демонстрации.

Программа «помощи» действительно дала свои «плоды» - ВВП Греции упал в 2010 году на 5,4%, в 2011-м - на 8,9%, в 2012-м - на 6,6%. Долг составил в 2011 году 171,3% ВВП. Европейские банки продали примерно половину своих греческих облигаций американским хедж-фондам, и те прекрасно заработали на огромных процентах по этим ценным бумагам.

На парламентских выборах в мае 2012 года коалиция левых партий СИРИЗА, отвергавшая сделки с «тройкой», стала второй (16,78%), обогнав ПАСОК (13%) и немного уступив «Новой демократии» (18,85%). «Тройка» пригрозила грекам финансовой блокадой в случае прихода СИРИЗЫ к власти, и стране пришлось повторить выборы. Но популярность СИРИЗЫ лишь выросла - 17 июня 2012 года она получила 26,9%, «Новая демократия» - 29,7%, ПАСОК - всего 12,3%. Чтобы удержать страну под контролем, ЕС заставил сформировать правительство традиционных противников - ПАСОК и «Новую демократию».

7 ноября 2012 года опять-таки перед лицом угроз из Брюсселя греческий парламент 153 голосами из 300 ратифицировал болезненные социальные реформы. Однако тут «тройка» сама же признала, что просчиталась и что на реализацию ее антисоциальных мер Греции придется выделить в два раза больше средств, чем обещали ранее, - до 62 млрд. евро. Но таких денег никто давать и не собирался. Грекам лишь рекомендовали потуже затянуть пояса. Сильнейший удар по и так сильно пострадавшему от введения евро сельскому хозяйству Греции нанесло присоединение страны к санкциям ЕС против России.

В 2013 году ВВП Греции снизился на 3,9%, хотя, казалось бы, падать было уже некуда. Затягивать пояса грекам было тоже уже некуда, и на выборах в январе 2015 года СИРИЗА все-таки пришла к власти с обещанием прекратить реализацию мер жесткой экономии, но при этом продолжить взаимодействие с «тройкой».

«Тройка» отреагировала на стремление левого греческого кабинета согласовать с ней новую социально ориентированную программу оздоровления холодной ненавистью и презрением, включая личные нападки на ключевых членов греческого правительства.

Но тут опять вмешался вроде бы подзабытый с 1991 года «русский фактор». Как только из Афин стали звучать голоса с требованием отмены санкций против России, Президент США «порекомендовал» ЕС не давить на Грецию. Рекомендацию из Вашингтона в Брюсселе как обычно «услышали», и Греции фактически продлили программу финансирования до лета 2015 года, хотя еще в марте угрожали приостановить ее. После этого Греция поддержала продление санкций ЕС против России опять-таки до лета 2015 года.

Но летом 2015 года кредиторы, прежде всего Нидерланды и Германия, опять стали навязывать грекам уже провалившиеся и губительные для греческой экономики меры - повышение НДС и сокращение пенсий. А ведь в условиях массовой безработицы (вызванной опять-таки мерами кредиторов) на пенсии родителей в Греции живут до 1,5 млн. человек. Но правительство Ципраса отвергло шантаж и вынесло предложение «тройки» на референдум. 5 июля 2015 года более 60% жителей Эллады сказали свое «охи» (нет) дальнейшему пути в никуда, предложенному Меркель сотоварищи. И это несмотря на невиданную в послевоенной истории «демократической» Европы экономическую блокаду, когда ЕЦБ фактически отказал греческим банкам в наличности, стремясь запугать греков.

Какой же выход просматривается для Греции из того гуманитарного кризиса, в который страну так элегантно загнал Запад начиная как минимум с 1981 года?

Думается, что надежды СИРИЗЫ добиться пересмотра пакета антисоциальных мер при сохранении финансовой помощи «тройки» не имеют под собой абсолютно никаких реальных оснований. Берлин в довольно грубой форме не раз давал понять, что грекам надо подчиняться и не рассуждать. Ответный ход правительства Алексиса Ципраса, выразившийся в требовании репараций с Германии за немецкую оккупацию 1941-1944 годов, возможно, пропагандистски и эффектный, но финансово бесполезный. Поиграть время от времени на «русском факторе» (дайте денег - не будем возражать против санкций) Афины тоже, конечно, могут, но кардинально экономические проблемы страны это не решит.

Реальный выход, с точки зрения автора, просматривается только один - переход на положение Чехии или Польши и выход из зоны евро. Если Греция введет свою национальную валюту, хотя бы примерно такую же дешевую по отношению к евро, как чешская крона, то продукция сельского хозяйства Греции немедленно станет конкурентоспособной. Помимо стран ЕС, не завязанные на евро (а значит, дешевые) греческие вина, цитрусовые, оливки, клубнику, помидоры и т. д. с удовольствием закупит Россия, как это и было еще со времен Советского Союза. Если после введения евро курорты Греции для россиян подорожали и они переключились на Турцию, то вместе с возвращением драхмы вернутся и туристы из Москвы или Новосибирска. Ведь отдых в Греции для россиян станет значительно дешевле.

Да, это, конечно, не сверхмодные инновации, но гордая Польша прекрасно жила до антироссийских санкций на картошке и яблоках. Ведь кушать, как известно, хочется всегда, даже во времена кризиса. А наличие собственной валюты позволило Варшаве относительно безболезненно пережить тот самый кризис 2008-2009 годов, который подкосил Грецию.

Конечно, России следует помогать Греции финансово, учитывая многовековые исторические и духовные узы дружбы, связывающие наши народы. Но вливания из Москвы (или из Пекина, или из других столиц) не дадут никакого эффекта, если Греция продолжит следовать рекомендациям «тройки». Дырочек на поясе для его дальнейшего затягивания у греков уже не осталось.

Ключевые слова: Россия ЕС кризис в Греции

Версия для печати