Травма национальной памяти от Украинского института национальной памяти

10:07 13.04.2015 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Одним из проявлений активизации проевропейских сил на украинской политической сцене стало появление «фабрики по искажению истории» - т.н. Украинского института национальной памяти (УИНП). В обязанность учреждению вменялось осуществление кардинального пересмотра истории Украины (1).

Последний раз столь радикальный слом утвердившейся системы историко-идеологических координат Украина переживала вначале 1990-х, с обретением юридического суверенитета. В страну импортировались учебники по истории Украины авторства западных «исследователей» или бежавших на Запад украинских националистов. Эти учебники бесплатно распространялись в вузах, библиотеках и т.д. Тогда юные граждане республики впервые услышали мысль, что украинское националистическое подполье 1940-1950-х гг. сражалось за независимость Украины от тоталитарного коммунистического режима.

Сегодня деятельность УИНП говорит о том, что 1990-е – это подготовительный этап на пути к более жесткой трансформации исторического прошлого Украины на предмет его соответствия радикально-националистическим убеждениям ряда политических партий, пришедших к власти на волне «евромайдана».

С легкой руки УИНП сегодня пересматривается все, что еще вчера было свято. День Великой Победы переносится на 8 мая. Его символы – не Красное знамя и Георгиевская лента, а общеевропейский «отгламуренный» алый мак.  Официально 8 мая будет отмечаться День памяти и примирения, а День Победы 9 мая остается в силе. На деле официальный акцент будет делаться на 8 мая, а 9 Мая будет постепенно отодвигаться в тень, выводиться на задворки народной памяти, что с уходом поколения ветеранов Великой Отечественной войны сделать будет не сложно.

Верховная Рада принимает решение о декомунизации, в ходе которой планируется окончательно избавить Украину от символов «тоталитарного наследия». Грядет переименование улиц и городов, снос памятников и мемориальных знаков. Киев понимает, что такое решение еще больше расколет общество и повысит градус напряженности, но таковы цели новых украинских властей и их партии поддержки. Уже известно, что кампания по переименованию всех и вся обойдется стране в 5 млрд. гривен (2).

Данный закон предусматривает не только осуждение «коммунистического прошлого», но и возвеличивание пронацистского прошлого, как пролога к утверждению пронацистского настоящего Украины. ОУН-УПА признаются борцами за независимость Украины, их членам придается особый социальный статус.

Под сомнение ставится сам факт освобождения Украины от немецко-фашистских захватчиков. Политики-националисты заявляют, что в 1944 г. Украине свободу никто не принес: одна оккупация сменилась другой.

Задача УИНП – привить всей Украине западно-украинский, национал-галичанский взгляд на ее историю. Любое историческое событие оценивается Киевом сквозь призму его соответствия националистической идеологии. УИНП получает солидное финансирование, перед его  сотрудниками открываются двери любых архивов, запасники открывают перед ними свои тайны. Созданы все условия для достижения УИНП полного информационного господства.

Директор УИНП Владимир Вятрович не скрывает далеко идущих целей своего учреждения: «Мы  собираемся в корне изменить все представление о Второй мировой войне и об участии в ней украинского народа... Мне поручена информационно-просветительская работа... Нашей целевой аудиторией будут молодые люди и т. наз. «среднее поколение», не испытывающие страха перед переосмыслением своих внутренних ценностей и исторических представлений. Насколько быстро нам это удастся? Мне сейчас сложно предугадать, но надеюсь, что, если дело и дальше пойдет такими темпами и государство больше не откажет нам в своей поддержке, мы управимся буквально за несколько лет. Молодежь, во-первых, намного легче воспринимает эту проблематику. Во-вторых, она намного больше интересуется историей «повстанцев» (3).

В деятельности УИНП, кроме видимой верхушки айсберга, есть еще один, скрытый, нюанс. Появление такого учреждения, как УИНП, лишний раз демонстрирует несамостоятельность историко-политического мышления украинского национализма. В появлении УИНП нет ни оригинальности, ни новизны. Это заведение – сплошная калька с польского Института национальной памяти (ИНП) (4).

Т.н. «историческая политика» - сугубо польское явление, привитое, в идеологических целях, послесоветским республикам Прибалтики, и прививаемое теперь Украине. Взгляд на отношения с соседями исключительно сквозь призму прошлых обид превращается в болезненный комплекс, порождает депрессивную культуру, неизбывное чувство политического ресентимента и политической мстительности. Психологическую структуру ресентимента вскрыл немецкий философ Макс Шелер, и его выводы легко переложимы на политическую почву (5).

Украина идет тем же путем, по которому пошла Польша. Но последняя потратила на это столетия (окончательно антироссийскую направленность польская политика и культура приобрели в XVI-XVII вв.), в то время как Украине предстоит, по задуманному сценарию, преодолеть его в максимально короткие сроки. Это означает, что ее ожидает более радикальная историческая ломка.

Польские коллеги благосклонно относятся к деятельности УИНП, несмотря на возвеличивание последним боевиков ОУН-УПА, виновных в массовых казнях поляков во время Волынской резни 1943 г. Польский ИНП и УИНП – практически близнецы. Их деятельность направлена не на восстановление исторической правды или восполнение белых пятен истории, а на формирование у польского и украинского общества комплекса русофобии. Например, невзирая на то, что в борьбе с европейскими странами (Швецией, Германией) в разные эпохи Польша понесла большие потери, чем в ходе конфликтов с Россией, ИНП львиную долю своей деятельности посвящает трагическому смакованию ран, полученных в противостоянии с последней.

Алгоритм работы УИНП такой же. Как и ИНП, УИНП избегает упоминаний о войне украинских националистов с поляками. Вместо этого делается все, чтобы украинцы почувствовали себя «вторыми поляками» в смысле идеологии и отношения к России. Польские геополитики прошлого неоднократно подчеркивали важность привития украинцам «польского» сознания (в идеологическом смысле). Наиболее откровенно это выразил Влодзимеж Бончковский (1905-2000): «Украинец, лишенный своей украинскости, это политический русский» (6).

УИНП создает исторически искаженные обоснования для укрепления украинскости, понимаемой, как «антироссийскость». Один за другим наносятся удары по нашей общей исторической памяти, курс на национал-болезненное обособление и партикуляризм провозглашен единственной версией украинского патриотизма. Пример: «круглый стол» «Забытый социум: украинцы в нацистских концлагерях», проведенный при участии УИНП (7). Основной посыл: нацистские концлагеря после 1945 г. перешли в ведение НКВД; в СССР к памяти заключенных концлагерей относились халатно; украинцы в рядах Красной армии и среди заключенных – чуть ли, не отдельная национально-этническая единица; (7). 

УИНП наносит украинской истории одну травму за другой. УИНП травмирует молодое поколение украинцев, делая их более терпимыми к неонацизму и его украинской версии, которую мы имеем в лице возрождения культа ОУН-УПА. Примерами такого возрождения могут служить националистические батальоны «Азов», «Айдар», «Донбасс» и др., воюющие на Донбассе составе МВД или МО, поминающие в молитвах вместо Бога Бандеру и Шухевича (8).

 

1)       http://www.memory.gov.ua

2)       http://rian.com.ua/view/20150411/366098672.html

3)       http://zapadrus.su/rusmir/pubru/1216-den-pobedy-ukraintsy-pobediteli-ili-ukraintsy-pobezhdennye.html

4)       http://ipn.gov.pl

5)       http://www.max-scheler.spb.ru/content/view/86/37/

6)       http://www.omp.org.pl/stareomp/index61e4.php?module=subjects&func=printpage&pageid=19&scope=page

7)       http://www.memory.gov.ua/news/zabutii-sotsium-ukraintsi-v-natsistskikh-kontstaborakh

8)       http://www.pravda.com.ua/rus/photo-video/2014/06/3/7027907/

Ключевые слова: Польша Украинский институт национальной памяти

Версия для печати