Комментарий С.В.Лаврова по итогам визита в Таджикистан, Душанбе, 2 апреля 2015 года

14:04 03.04.2015

Мы завершили насыщенный рабочий день в Душанбе.

Прежде всего, хочу сказать о Совете министров иностранных дел ОДКБ. Мы рассмотрели несколько важных вопросов. Договорились о том, что в рамках нашей общей работы, связанной с подготовкой к 70-летю Победы в Великой Отечественной войне, проведем серию мероприятий. Одобрили Совместное заявление, которое будет распространено в ООН, ОБСЕ и на других международных площадках. Договорились о конкретных аспектах празднования этого мероприятия в Москве и других столицах стран ОДКБ.

Принципиально важно, что эти планы были поддержаны участвовавшими в сегодняшней встрече министров Действующим председателем ОБСЕ, Министром иностранных дел Сербии И.Дачичем и Руководителем Центра ООН по превентивной дипломатии для Центральной Азии М.Енчей. И в ООН, и в ОБСЕ были приняты решения достойно отметить дату Великой Победы, и мы согласовали с нашими партнерами, как это конкретно будет организовано.

Мы также одобрили План консультаций членов ОДКБ по вопросам внешней политики, обороны и безопасности. Это насыщенный документ, который предусматривает более 20 мероприятий. В рамках начатой несколько лет назад Программы координации внешнеполитической деятельности через представление совместных позиций на международных форумах, мы одобрили очередной перечень совместных заявлений, который наши послы, представители при международных организациях разработают в текущем году в ООН, ОБСЕ, Совете Европы и других структурах. Всего согласовано десять тем, которые будут положены в основу совместных заявлений.

Мы рассмотрели взаимодействие между ОДКБ и ОБСЕ. Выказались за то, чтобы Генеральный секретарь ОДКБ в рамках присутствия на ежегодных министерских мероприятиях ОБСЕ активнее участвовал - наряду с другими главами региональных организаций - в выработке путей повышения внимания к вопросам общеевропейской безопасности. Этот тезис был поддержан Председателем ОБСЕ И.Дачичем.

Идет процесс «Хельсинки +40» и нам важно, чтобы давно провозглашенный принцип неделимости безопасности обрел «плоть и кровь» и был воплощен в конкретные механизмы, позволяющие каждой стране на пространстве ОБСЕ, независимо от ее принадлежности к тому или иному блоку, чувствовать себя в безопасности наравне со всеми другими странами. Это серьезнейшая проблема, и в том, что она не решалась системно, заключается одна из причин сохранения конфликтов на пространстве ОБСЕ, включая возникновение тяжелейшего внутриукраинского кризиса.

Кроме того, в Душанбе мы провели двусторонние переговоры с руководством Республики Таджикистан. Только что завершилась встреча у Президента Таджикистана Э.Рахмона. Мы выразили удовлетворение развитием отношений между нашими странами.

В экономической сфере многие вопросы, решение которых призвано продвинуть наше взаимодействие вперед, были рассмотрены на состоявшемся в прошлом месяце заседании Межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. Мы четко высказались в пользу того, чтобы все эти договоренности как можно быстрее и эффективнее выполнялись.

Развивается межпарламентское сотрудничество. В прошлом году руководители парламентов России и Таджикистана обменялись визитами. Осенью прошлого года в Москве состоялся межрегиональный форум с участием областей Таджикистана и субъектов Российской Федерации. Это очень важный уровень человеческого общения, который цементирует дружеские связи между нашими народами. Высказано удовлетворение решением вопросов легализации и обеспечения максимальной комфортности для трудовых мигрантов из Таджикистана. У нас уже подготовлены четыре дополнительных соглашения, которые позволят разрешить максимальное количество проблем, пока еще существующих в этой области. Есть сдвиги, и главная задача – вывести этих людей «из тени», сделать их полноправными и защищенными, чтобы никто не мог их эксплуатировать.

Мы говорили о развитии ВТС, об оказании Россией Таджикистану как союзнику по ОДКБ военно-технической помощи, прежде всего, с учетом угроз, которые нарастают с южного направления в связи с деградирующей, несмотря ни на какие заявления об обратном, обстановкой в Афганистане, где наряду с традиционно присутствовавшими там экстремистскими группировками, включая «Исламское движение Узбекистана», «Исламское движение Туркестана» и «Аль-Каиду», сейчас уже пустило корни «Исламское государство». Мы подтвердили приверженность выполнению своих обязательств перед Таджикистаном в укреплении его обороноспособности как по двусторонней линии, так и в рамках решений, принятых в ОДКБ.

Также сегодня была подписана Программа внешнеполитического сотрудничества между министерствами иностранных дел России и Таджикистана. Это традиционный документ, который обеспечивает координацию наших действий по линии международных организаций и наших посольств за рубежом.

В заключении Президент Таджикистана Э.Рахмон подтвердил признательность за приглашение, полученное от Президента России В.В.Путина, принять участие в мероприятиях в Москве по случаю Дня Победы, включая проведение неформального саммита лидеров стран СНГ 8 мая, парад и другие мероприятия, которые предстоят 9 мая.

Вопрос: Как известно, в Лозанне проходят переговоры по ядерной программе Ирана. Какова, на Ваш взгляд, причина того, что стороны до сих пор не могут договориться, и в чем основная проблема переговоров?

С.В.Лавров: Не хотел бы вдаваться в детали переговоров. Я был в Лозанне дважды за последние несколько дней. Ситуация нестандартная, я бы даже сказал, беспрецедентная. Министры иностранных дел крупнейших государств мира проводят в этой точке дни, некоторые даже – недели. Это говорит об одном: все заинтересованы в скорейшем достижении результата по вопросу разрядки ситуации вокруг иранской ядерной программы.

Эти переговоры имеют очень давнюю историю - они ведутся более десяти лет. Их начали наши европейские партнеры, потом подключились Россия, Китай, США, внешнеполитическое руководство Евросоюза. В последний год-полтора они приобрели очень серьезную динамику, которая в ноябре прошлого года выразилась в принятии промежуточной договоренности, в соответствии с которой стороны (Иран и западные коллеги) взяли на себя обязательства в том, что касается смягчения режима односторонних санкций, которые, по большому счету, были незаконно введены против ИРИ. Договорились, что мы все – «шестерка» посредников (Россия, Китай, США, Франция, Германия, Великобритания и Высокий представитель Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности) - вместе с иранской стороной сделаем все, чтобы окончательно закрыть эту проблему до 30 июня 2015 года.

Вопросы, которые сейчас решаются, близки к достижению договоренности. Остались буквально последние шаги, а в некоторых случаях – полшага. Кое-что уже согласовано, но, когда эти переговоры начинались, было принято решение, что мы ведем их на основе принципа «ничего не договорено, пока все не решено». Поэтому сейчас решающая фаза. Мы внесли свой вклад и в концепцию организации этого раунда, и именно нам принадлежит авторство принципа поэтапности и взаимности, когда договоренность выстраивается на основе встречных шагов. Делает шаг Иран навстречу требованиям международного сообщества, и его внешние партнеры, соответственно, также конструктивно реагируют.

То, что сейчас вырисовывается, абсолютно вписывается в концепцию, которую выдвинул Президент России В.В.Путин, закрепленную в его Указе «О мерах по реализации внешнеполитического курса Российской Федерации» от 7 мая 2012 года, где говорится, что мы выступаем за урегулирование этой проблемы на основе безусловного признания права Ирана на мирную ядерную программу при условии, что она будет поставлена под надежный контроль МАГАТЭ и при снятии всех санкций, которые были введены против этой страны. На данном этапе переговоров, в которых я участвовал, мы обеспечили четкое подтверждение этих российских подходов. Безусловно, это общая рамка, которая предполагает решение в данных параметрах множества конкретных вопросов.

Повторю, у нас есть время до 30 июня, чтобы разработать детальный, технически профессиональный, юридический документ, где будут прописаны всевозможные вопросы, которые будут исчерпывающе решать все проблемы. На данном этапе речь идет о согласовании политической рамочной договоренности, которая уже понятна во всех своих компонентах.

Но, как всегда бывает, на последнем этапе переговоров каждая сторона пытается что-то дополнительно выторговать, рассчитывая, что в условиях цейтнота ей пойдут навстречу. Мы этим не занимаемся, но некоторые участники переговоров сейчас руководствуются именно такой логикой. Надеюсь, они придут к согласию. Вопросы, которые принципиально продвигала Российская Федерация, уже защищены в вырисовывающихся договоренностях, и наши представители, включая моего заместителя С.А.Рябкова, который неотлучно находится в Женеве, следят за тем, чтобы наши интересы не пострадали.

Основная проблема сейчас заключается в том, что, как вы знаете, помимо санкций, введенных в отношении Ирана Советом Безопасности ООН, есть целый набор санкционных ограничений, односторонних, нелегитимных, которые были приняты США, ЕС и рядом других стран. Основные препирательства сейчас идут между иранцами и теми, кто против них ввел односторонние санкции. Они договариваются, как ослаблять это бремя. У нас есть достаточно ясности в отношении действий, которые должен будет предпринять Совет Безопасности ООН по итогам вырисовывающейся договоренности.

Вопрос: Не могли бы Вы прокомментировать нападение на российское Генконсульство в Адене, эвакуацию наших дипломатов и граждан из Йемена? Может ли Россия поднять вопрос о ситуации в Йемене в Совете Безопасности ООН?

С.В.Лавров: Нужно признать, что вопрос о ситуации в Йемене уже рассматривается в СБ ООН. Группой соавторов внесен проект резолюции, прежде всего, это арабские страны Персидского залива. К сожалению, резолюция внесена уже после того, как имели место драматические события в этой стране, и коалиция, сформированная Саудовской Аравией, уже начала военную акцию.

Мы бы, безусловно, предпочли, чтобы обращение в Совет Безопасности ООН предшествовало любым силовым действиям. Сейчас мы пытаемся согласовать текст, который будет нацелен не на поддержку какой-то одной стороны в йеменской трагедии, а на то, чтобы и хуситы на юге Йеменской Республики прекратили свои силовые действия, и коалиция, которая осуществляет операцию путем нанесения ударов с воздуха по позициям хуситов, тоже взяла паузу, а также чтобы представители йеменских сторон, включая Президента М.Хади, хуситов и другие политические силы этой страны, собрались за столом переговоров, как, собственно, достаточно давно об этом договаривались. Надеюсь, что такой подход получит поддержку. По крайней мере, мы ощущаем, что и в Европе, и в США есть понимание необходимости именно такого решения. Потому что альтернатива – занимать одну сторону в этом конфликте – абсолютно противоречит всем принципам, которые лежат в основе деятельности ООН и ее Совета Безопасности.

Что касается судьбы российских граждан, с самого начала этой острой фазы мы предприняли все необходимые шаги в контактах с властями Йемена (я имею в виду представителей Президента М.Хади, оппозицию, включая хуситов), чтобы наши дипломатические представительства - Посольство в Сане и Генконсульство в Адене - находились в гарантированно безопасном положении. Мы подготовили планы эвакуации, проинформировали о них йеменские стороны и коалицию через ее лидера – Саудовскую Аравию. Договорились, какими маршрутами и средствами мы будем эвакуировать наших людей. Из Адена нашим военно-морским судном уже вывезены россияне. Оттуда эвакуированы все наши дипломаты, а также выразившие такое желание граждане ряда стран СНГ и некоторых арабских государств.

Что касается Саны, которая не является портовым городом, туда были направлены два российских самолета. Предварительно мы полностью предупредили все страны пролета и руководителя коалиции, Саудовскую Аравию. Получили подтверждение на пролеты и на то, чтобы из Саны были эвакуированы граждане России и ряда стран СНГ, других государств, которые были заинтересованы в присоединении к этой операции. К сожалению, самолеты развернули в воздушном пространстве до Йемена. Один самолет должен был приземлиться в Каире, а второй – в Джибути.

Мы предприняли все необходимые меры, чтобы вынужденно приземлившийся в Каире самолет сел в Сане и забрал всех людей, планировавших убыть этим рейсом. Самолет из Джибути вылетит в Сану, буквально, в ближайшие часы.

Конечно же, тот факт, что в процессе этих переговоров и инцидентов, связанных с пролетом в воздушном пространстве соседних стран, произошла атака на район, где находилось Генеральное консульство России в Адене, вызывает весьма тревожное ощущение. Мы убеждены, что этот удар не планировался. Тем не менее, при подготовке таких операций нужно принимать в расчет данные нам обещания. Случайность такого акта, конечно же, возможна, но мы многократно предупреждали о координатах наших дипломатических представительств на территории Йемена и очень надеемся, что больше таких ошибок не произойдет.

Генконсульство разрушено, в значительной мере разграблено представителями шиитов. Что касается возмещения ущерба и восстановления объекта – это вопрос не ближайшего времени. Как только закончится военное противостояние, мы будем этим заниматься напрямую. Но чтобы оно закончилось, Совет Безопасности ООН должен высказаться принципиально за предотвращение любого насилия, не занимая какую-либо одну сторону в йеменском кризисе.


mid.ru

Версия для печати