«Счастья тебе, капитан!»

20:08 22.03.2015 Алексей Абрамов, Москва, Марина Даллниг, США


На Тихоокеанском фронте к ноябрю 1945 год Армия Великой Японской Империи уже потерпела поражение. Корейский полуостров был разделен по 38-й параллели на две зоны ответственности, американскую и советскую. Союзники были настолько близко и их интерес друг к другу был так же велик, как и в Европе у Эльбы. Те, кому посчастливилось увидеть союзников воочию, не стеснялись в выражениях своей радости. Они обнимались и хлопали друг друга по спинам, плакали и смеялись как дети. Они обменивались кто чем мог – звездочками с пилоток, пряжками с поясов, наручными часами и даже обручальными кольцами. Кто-то расписывался на память на бумажных купюрах, иногда с добрыми пожеланиями, иногда даже с адресом. За этим должна была следовать будущая встреча, личный контакт фронтовых друзей.

 

Корейская купюра с росписями американцев

Вот история, связанная с корейской банкнотой, подписанной четырьмя американскими офицерами 3 ноября 1945 года. (Что произошло 2-3 ноября 1945 года рассказал автору, Алексею Абрамову, покойный капитан Владимир Эпштейн; в то время он был командиром стрелкового батальона, охранявшего границу на 38-й параллели недалеко от района Янян.)

Хмурым утром 2 ноября 1945 года капитан Эпштейн услышал рокот самолета над расположением своего батальона и скомандовал окружить поляну. Самолет приземлился. Из него вышли четыре американских офицера; один них говорил на чистейшем русском. После короткого разговора стала очевидна дружеская цель визита и комбат пригласил гостей последовать за ним.

Все пошли в домик, где квартировал командир батальона. Бойцы быстро накрыли на стол. Союзники выпили за общую победа, за вечную дружбу наших народов, за семьи, оставленные далеко дома. На следующее утро капитан Эпштейн пригласил гостей посетить казармы батальнона и смотровые учения пехотинцев на стрельбище.

В прощальный момент перед самым отлётом все обменялись бумажными купюрами, расписавшись на них. Самолет медленно поехал по полю и, увеличив скорость, взмыл вверх. Сделав несколько раз крен в стороны, как будто покачав на прощание крыльями, он исчез  в сторону Сеула.

 

Владимир Эпштейн. 1940-е. Из архива семьи Эпштейна.


Владимир Эпштейн.

Для Владимира Эпштейна это был уже пятый год войны. За храбрость в боях в Корее он был удостоин ордена Александра Невского. Это была пятая награда 23-летнего комбата, принявшего первый бой 27 июня 1941 года под Островом. Дважды раненный, он познал горечь отступления и радость побед. Известно, что из каждой сотни фронтовиков 1922 года рождения уцелело лишь двое. Владимир Семенович – один из них.

Владимир Эпштейн отличался храбростью, решительностью и неординарностью решений не только в военное время. В 1945 году, когда активные боевые действия уже отошли в недалекое прошлое, он послал одного из своих солдат в сибирский город Кемерово, где жила его жена – бухгалтер Таня, и приказал привезти ее к нему, в Корею. Семь дней Таня отказывалась ехать. Солдат не уезжал, повторяя, что командир приказал без жены не возвращаться. На восьмой день сибирячка капитулировала. Дочь капитана Ирина признается, смущенно улыбаясь: «Меня зачали в Корее».

После войны Эпштейн окончил Московский полиграфический институт. Работал в журнале «Пограничник», в газетах, написал либретто нескольких музыкальных комедий. Последние годы жизни был старшим редактором Московского музыкального общества.

Заслуженный фронтовик был избран ответственным секретарем Совета ветеранов своей 323-й Брянской Краснознаменной ордена Суворова стрелковой дивизии и выпустил сборник воспоминаний ее бойцов «Вот солдаты идут...». В 1990-х годах стал одним из основателей Союза кавалеров ордена Александра Невского.

Владимир Эпштейн всю жизнь он бережно хранил корейскую купюру с четырьмя подписями на ней. В 1990 году он сделал попытку узнать о судьбах американских офицеров, обратившись за помощью в американское посольство в Москве. Сотрудница посольства обещала помочь. Большего она тогда, в 90-м, конечно сделать не могла. Она только вселила надежду.

В 2004 году комбат скончался. Ему так и не удалось узнать об американских друзьях из далекого и такого близкого 1945-го.

 

Фронтовик Владимир Эпштейн. 2000-е годы. Из архивов семьи.

Эта статья – наша попытка восполнить этот пробел, соединить звенья цепи, добавить страницу в книгу Истории.

Корейская банкнота... Буквы слегка поблекли, но фразы можно прочитать. Труднее было разобрать подписи. Часы, проведенные с лупой, бесконечные варианты буквосочетаний, поисковая работа с Интернетом привели к захватывающим дух результатам.

 

Первой была расшифрована надпись, сделанная в самом низу корейской банкноты красивым и энергичным почерком: «Счастья тебе, капитан! Джон Дж. Гингер, младший». Эта цитата и стала заголовком нашей статьи.

 

Джон Дж. Гингер, мл. 1942.  Национальный Архив США.


Джон Дж. Гингер, младший.

Джон Дж. Гингер, младший  родился 6 декабря 1916, унаследовав сильный характер и бесстрашие от своего отца и деда. После окончания средней школы он поступил учиться на юридический факультет Университета штата Мэриленд, который закончил в 1941 году, получив диплом юриста.

В июне 1942 года Джон младший надел военную форму и оказался в артеллерийском полку. Война, разворачивая события своим чередом, подхватила Джона в свой водоворот. В 1945 году он сражался на Азиатско-Тихоокеанском (Дальневосточном) фронте, помогая продвинуться к победе над японской имперской армией и освобождению Кореи. Тогда-то, 2 ноября 1945 года, он и трое его друзей оказались чуть севернее района Янян, где и произошла та памятная встреча с советским командиром Владимиром Эпштейном. Эпизод был незабываемым: ветеран, по словам его сына, помнил его всю жизнь.

Джон Дж. Гингер младший воевал дважды. Во время корейской войны 1950-53 годов он снова в Корее. 30 июня 1952 года он получил Бронзовую Звезду за «храбрость, заслуги перед родиной» и был откомандирован домой, в Штаты.

В мирное время Джон Дж. Гингер младший работал адвокатом в родном городе Балтимор, штат Мэриленд. Ветеран скончался в 1980 году в возрасте 64 лет и был похоронен с воинскими почестями в Калифорнии.

 

Д.Д. Гингер получает медаль Бронзовой Звезды. 1952. Национальный Архив США.

На обратной стороне корейской купюры начертаны теплые слова «От одного друга – другому. Филипп Дюретт».

 

Филипп Дюретт. 1944. Из архива семьи Дюреттов.


Филипп Дюретт

Филипп Джозеф Арчиллз Дюретт родился 1 января 1921 года в городе Фол Ривер, штат Массачусетс. Когда в 1944 году он попал под военный призыв, ему было 23 года и он уже был женат. 25 сентября 1944 года он отправился на фронт, оставив дома жену Ивонн с маленьким сыном и дочкой Дианой 10 дней от роду. Ивонн поставила фотографию Филиппа на пианино и каждый раз, когда проходила мимо с Дианой на руках, говорила: «Вот твой папа». Через два года, когда Филипп Дюретт вернулся домой, маленькая Диана отказывалась идти к нему на колени. Она не понимала, что это ее папа. Ведь папа – это вон та фотография на пианино.

Филипп Дюретт воевал на Азиатско-Тихоокеанском фронте. Новые жизненные обстоятельства привели к новым знакомым. Дюретт был человеком легкого склада характера, быстро сходился с людьми. Он скоро подружился с двумя солдатами, чьи фамилии тоже начинались на букву «Д»: Донован и Доннелли. Этих троих часто называли «Три Д». Их дивизия участвовала в битве за архипелаг Рюкю (Окинава). Дюретт рассказывал Диане, как однажды  «Три Д» попали в горячую перестрелку и японец застрелил двоих его друзей. Сам Дюретт получил шрапнельные ранения в обе ноги. Превозмогая агонию боли, он выстрелил в японца и сразил его наповал. За ранение в битве за Рюкю Филипп Дюретт в ноябре 1945 года был награжден медалью «Пурпурное сердце». Тогда же и случилась встреча с советскими друзьями: дочь Диана помнит эти рассказы.

В 1946 году Филипп Дюретт закончил свою службу в армии. Вплоть до выхода на пенсию он проработал водителем грузовика. Ветеран скончался 8 ноября 2005 года и похоронен с воинскими почестями на кладбище Нотр Дам в городе Фол Ривер, штат Массачусетс.

 

Окинава, 1945. Американские солдаты. Снимок заимствован из Интернета.

Следующая надпись, которую я расшифровала, была сделана человеком с иключительным чувством юмора. «Американец, который по ошибке оказался в Яняне севернее 38-й параллели, а сейчас с сожалением должен вернуться в свою армию. Чарльз Эрнест, майор США».

 

Чарльз Эрнест. 1952. Национальный Архив США.


Чарльз Эрнест.

Национальный Молл в Вашингтоне является культурным и мемориальным центром. На этой трехкилометровой аллее есть место важнейшим музеям и памятникам американской нации. Здесь же находится строгий и торжественный Мемориал Второй мировой войны; это памятник миллионам американцев, служивших в Армии США, сотням тысяч погибших и всем тем, кто работал в тылу, помогая Победе. Среди имен тех, кому здесь отдается почет и уважение, есть имя Чарльза Эрнеста. Его деятельность во время Второй мировой войны описывается несколькими скромными словами: «Совершал рекогносцировочные полеты и был летным инструктором».

Чарльз Эрнест родился 10 августа 1907 года в г. Колумбус, штат Огайо. Во время Второй мировой войны он был пилотом легкой полевой артиллерии. Такие летчики корректировали с воздуха точность артиллерийского огня. В 1945 году на дальневосточных фронтах (Окинава) американская полевая артиллерия пользоваться устройством Броуди. Устройство состояло из сложной системы тросов, канатов и рычагов, с помощью которых самолеты, находящиеся на борту танко-десантного судна, взлетали и затем производили посадку без традиционной взлетно-посадочной полосы. В 1944 году Эрнест и большинство его пилотов с помощью устройства Броуди совершали в сутки двадцать пять взлетов и посадок, пока инженерные войска не приготовили взлетные полосы на берегу.

Чарльз Эрнест летал на небольших самолетах разведовательного типа. На одном из таких самолетов Эрнест с друзьями и приземлились на поляне чуть севернее 38-й параллели 2 ноября 1945 года.

Полеты были страстью этого удивительного и храброго человека. В июле 1952 года 45-летний генерал-лейтенант Чарльз Эрнест получил новое направление на Дальний Восток, снова в Корею. В его обязанности, среди прочих, входило обучение молодых корейских военных пилотов искусству летать.

Генерал-лейтенант Чарльз Эрнест скончался 15 января 1965 года и был с почестями похоронен на национальном кладбище в Сан-Диего, штат Калифорния.

 

Устройство Броуди на судне LST 776. Окинава, 1945. Фото заимствовано из Интернета.

Последней мы нашли информацию о том, кто сделал запись на корейской купюре на русском языке. «На память от офицера армии США Наума Креймана товарищу [из] Советского Союза. 3/XI – 45 г

 

Наум Крейман. 1945. Из семейного архива.


Наум Крейман.

Наум Семенович Крейман родился 2 июня 1920 года в Латвии.

В 1939 году нацизм в Европе набирал силу и уже начал подминать под себя европейские страны. Отец Наума не верил, что с их семьей что-то может случится и не хотел никуда двигаться. Но мать заставила его, 19-летнего студента, эмигрировать. Наум послушался мать и уехал один, попал на последний пароход в сентябре 1939 года. Больше из Латвии не выезжал никто, порты и границы были перекрыты.

Начиная с января 1940 года, он начал учиться на инженера. Английского языка он почти не знал; учеба шла трудно. Однажды он попросил помощи у студента. Студент огрызнулся: «Ты, [...] иностранец, поезжай обратно в свою страну». После этого Наум больше никогда не просил о помощи. Язык он выучил блестяще. Кроме русского, латышского и английского, Наум Крейман знал еще немецкий, идиш и латынь. Учился Наум безукоризненно и завершил четырехлетний курс обучения в рекордные два с половиной года.

Страха перед военной службой у него не было. Он слишком хорошо себе представлял, что такое фашизм. Его семья в Латвии была уничтожена: брат умер от ран, родители пропали без вести, дядя чудом выжил Холокост. В 1945 году 25-летний Наум Крейман записался добровольцем на фронт. Знание языков определили его военную специальность и привели его туда, где в это время еще шла война – на Тихоокеанский фронт. В середине августа 1945 года, через неделю после атомных бомбардировок в Японии, Наум Крейман был в Нагасаки. Дочери Креймана вспоминают, что отца потряс вид города.

2 сентября 1945 года на борту американского линкора «Миссури» произошло официальное подписание документа о безоговорочной капитуляции Японии. На этой исторической встрече представителей союзных армих лейтенант Наум Крейман выполнял обязанности переводчика.

После Японии военная служба привела Креймана в Корею, на 38-ю параллель. Здесь 2-3 ноября 1945 четверо американских офицеров встретились с советским командиром Владимиром Эпштейном; Наум Крейман и здесь был переводчиком.

Подписание документов о капитуляции Японии. 2 сентября 1945 года, на борту линкора "Миссури". Фото заимствовано из Интернета.

В 1946 году Крейман был послан в Германию, страну, разрезанную пополам договором союзников. Здесь Крейман совершил дерзкий и отчаянный поступок – рискуя жизнью, он вывез свою тетю в Западный Берлин, спрятав ее в своем багажнике. В Германии же Крейман встретил свою любовь. В 1948 году Наум женился, а через 3 года, уже с женой, вернулся домой в США, где у них родились дочки Синди и Симона. Наум Крейман скончался 30 мая 1991 года в Бостоне, штат Массачусеттс, не дожив трех дней до 71-го дня рождения.

Сестры Крейман бережно хранят то, чем дорожил их отец. Это боевые награды, фотографии и около десятка бумажных купюр из разных стран. Есть в этой драгоценной коллекции один червонец 1937 года. На нем четким почерком написано: «Дорогому земляку в знак случайной встречи в Корее от капитана Эпштейна Владимира Семеновича. 3 ноября 1945 года.» Здесь же стоят подписи рядового Филиппа Дюретта, майора Чарльза Эрнеста и майора Джона Дж. Гингера младшего.

Круг замкнулся! Ветеран Наум Семенович Крейман в США, так же как и Владимир Семенович Эпштейн в России не расставались с этими незатейливыми сувенирами военного времени. Это были вещественные крупицы той дорогой им всем памяти.

 

Червонец с подписями. Из архива Крейманов.

Если бы ветераны встретились, мы уверены, они обменялись бы этими историями. Наша статья – это попытка восполнить пустóту этой несостоявшейся встречи, добавить личных теплых человеческих красок к картине Войны, отдать дань уважения этим исключительным людям в военной форме. Они говорили на разных языках, но они были связаны друг с другом общим врагом, общей целью, общей Победой.

 

Владимир Эпштейн.

Джон Дж. Гингер, младший.

Филипп Дюретт.

Чарльз Эрнест.

Наум Крейман.

 

Добрая Вам память.

 

Мы выражаем особую благодарность семьям Дюретт, Гингер и Крейман за то, что они поделились своими воспоминаниями и фотографиями, а также Силии Анклесария и Дарье Солдатенковой за помощь авторам при проведении поиска информации.

Версия для печати