Готовит ли Владимир Путин прорыв в отношениях с Японией?

13:45 19.03.2015 Арно Дюбьен, директор Франко-российского аналитического центра Обсерво при Франко-российской торгово-промышленной палате


Прежде всего воздадим кесарю кесарево. Темой и идеей этой статьи со мной поделился 12 марта на конференции по геополитике в Гренобле Жан Радвани, профессор Национального института восточных языков и цивилизаций (INALCO) и член Научного совета Центра Обсерво.Тема, на мой взгляд, имеет чрезвычайную важность, и, боюсь, она будет упущена из виду европейскими аналитиками.

В течение многих недель внимание прессы и западных политических кругов было сконцентрировано на европейском единстве, давшем трещину по вопросу дальнейшего продления антироссийских секторальных экономических санкций, принятых прошлым летом. Их отмена может произойти 31 июля 2015 г. По меньшей мере, 7 стран-членов ЕС больше не скрывают своего враждебного отношения к санкциям (в их числе южно-европейские Кипр, Греция, Испания и Италия, а также бывшие части империи Габсбургов –  Австрия, Венгрия, Словакия). Кремль, со своей стороны, вновь прибегает к политике «разделяй и властвуй», направленной на усиление этих расхождений.

Однако Россия действует не только на европейском направлении. Речь идет, разумеется, о странах БРИКС и ключевых региональных игроках (Иране, Египте, Турции). В таком подходе, нацеленном на восстановление равновесия во внешней политике, Китай, главный торговый партер России, занимает центральное место. Но также Кремль, по мнению ряда источников, хочет нащупать брешь в западном единстве в… Азии. «Цель» – это Япония.

Контекст российско-японских отношений хорошо известен. Нерешенный территориальный спор с Курильскими островами до сих пор препятствовал сближению, которое между тем могло бы иметь смысл, учитывая подъем Китая и экономическую взаимодополняемость России и Японии. Военный союз Токио и Вашингтона также ограничивает для японцев поле для маневра. Парадоксальным образом именно при Дмитрии Медведеве, которого заядлые путинисты упрекают за проявленную мягкость в ливийском кризисе, усилилось напряжение в отношениях с Токио. Тогда посещение президентом Медведевым Курильских островов и заявление о создании там военно-морской базы вызвали резкую реакцию Японии.

Но сегодня складывается удачное стечение обстоятельств, которое позволяет предположить возможность дипломатического прорыва. Это может быть настоящий тектонический сдвиг в Северо-Восточной Азии. По меньшей мере, три фактора подталкивают Кремль на такой путь: желание «повернуть» к себе ключевую западную страну, что ударит по престижу США; страх (скрытый, но настоящий) того, что сближение с Китаем идет слишком быстро и заходит слишком далеко; наконец, возможность получить значительные японские инвестиции в Сибирь (и остальную Россию). Крымский кризис также меняет положение вещей: Путину намного легче пойти на уступки в вопросе о спорных территориях (что он, кстати, сделал с Китаем в 2004 г. и с Норвегией в 2010 г.), после того как он «вернул» Крым. Препятствий с точки зрения внутренней политики, которые заставили президента Ельцина потерпеть неудачу с подобной инициативой в 1992 г. больше не существует. С японской стороны есть беспокойство по поводу сближения Москвы и Пекина, и, видимо, есть готовность перейти Рубикон. Случайно или нет, но в начале марта канцлеру Меркель пришлось вести длительные переговоры со своим японским коллегой, чтобы убедить Абэ Синдзо в необходимости продления уже наложенных санкций. По последним сообщениям визит Владимира Путина в Токио должен состояться летом.

Ключевые слова: Россия Япония Обсерво

Версия для печати