Конституция РФ: народ не безмолвствует

09:57 18.03.2015 Елена Студнева, обозреватель журнала «Международная жизнь»


В общественном российском дискурсе широко обсуждается вопрос о внесении изменений в Конституцию РФ, принятую 12 декабря 1993 года. На волне переходного периода, Основной Закон, по которому мы живем, «потерял» часть государственного суверенитета, верховной власти, независимость действовать во внешнем мире и во внутренних делах. Таковы некоторые из положений Конституции РФ: Статья 13, пункт2 и Статья 29, пункт 5 (об отсутствии идеологического суверенитета), Статья 15, пункт 4 и Статья 79 (о примате международного права над национальным), Статья 75, пункты 1 и 2 (о частичном экономическом суверенитете). В конце февраля обратила на себя внимание информация о рабочей встрече главы Следственного Комитета РФ Александра Бастрыкина с Президентом РФ Владимиром Путиным (26.02 с.г.) по итогам работы за 2014 год. В тот же день А.Бастрыкин выступил на расширенной коллегии Комитета с рядом заявлений. Одно из них касалось совершенствования статей основного Закона РФ. В частности, Статья 15, пункт 4 устанавливает приоритет международного права над правом национальным, отвечающим интересам нашей страны. Статья гласит: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

Журнал «Международная жизнь» откликнулся на эту тему и предложил экспертам прокомментировать суть данного пункта и актуальность работы над его принципиальным изменением. По мнению Максима Григорьева – члена Общественной палаты РФ, Первого заместителя председателя Комиссии Общественной палаты РФ по гармонизации межнациональных и межконфессиональных отношений, директора Фонда исследования проблем демократии, «спешить и делать это прямо сегодня необходимости нет».  Однако задачу Максим Григорьев считает актуальной: «Конечно, для суверенной страны абсолютно необходимо соответствие и текущей ситуации, и представлению народа России о самом себе, - сказал журналу «Международная жизнь» эксперт. - Поэтому я считаю, что соответствующее изменение должно быть сделано». Максим Григорьев признал, что подобная формулировка была вставлена в текст Статьи 15 п.4 Конституции РФ «в тот момент, когда Россия была слаба, а Президент РФ Б.Н. Ельцин просто не мог противостоять соответствующему давлению, а где-то, и шел «на поводу» у такого рода идей».

Максим Григорьев признаёт: «Стратегически была совершена ошибка, и я думаю, рано или поздно это будет исправлено так, чтобы это соответствовало и суверенному статусу страны, и представлению народа о самом себе». Однако проводить референдум, поскольку такая «стратегически ошибочная статья» в нашей Конституции РФ не одна, эксперт полагает излишним.   «Такого рода изменения совсем не обязательно выносить на всенародный референдум, - сказал Максим Григорьев. - Есть соответствующие процедуры, связанные с Государственной Думой и одобрением Совета Федерации: при изменении Конституции РФ производится при соответствующем большинстве решение Госдумы, одобрение Совета Федерации, и я думаю, что мало, кто будет выступать против этого». Несмотря на то, что представитель руководства Общественной палаты РФ не считает данный вопрос первоочередным, он все же настаивает на правильности поставленной задачи: «Спешить и делать это прямо сегодня – необходимости нет. Но в том, что это будет сделано рано или поздно, я совершенно не сомневаюсь».

Ростислав Ищенко – президент Центра системного анализа и прогнозирования, признавая ошибочность пункта 4 Статьи 15 Конституции РФ, тем не менее, не видит серьезного беспокойства по этому поводу. «Ни одно крупное государство, тем более, ни одна сверхдержава не позволяет международному праву превалировать над национальными интересами, - подчеркнул в беседе с корреспондентом «Международной жизни» Ростислав Ищенко. - В частности, США открыто говорят о том, что «им не указ» решения международных организаций, в которых они состоят, в том случае, если это противоречит американским национальным интересам. В ответ на вопросы: «Почему вы не выполняете такие-то и такие-то резолюции ООН?», или «Почему вы не признаете юрисдикцию международного суда в Гааге?», - штаты открыто заявляют, что это противоречит американским национальным интересам. Да и вообще ни один неамериканский суд не может судить американского гражданина». Эксперт, ставя в пример американское законодательство, не видит для России преград по изменению некоторых статей Конституции РФ. Вместе с тем, по мнению Р.Ищенко, логика жизни и контекст международной повестки дня подсказывает нашей стране правильный выбор действий в той или иной внешнеполитической ситуации. «Поэтому я думаю, что поскольку Россия совершенно определенно вернула себе статус сверхдержавы, то до тех пор, пока не создана единая, обязательная для всех система международных отношений и система международного права, пока есть те, кто «равнее других» и те, кто «менее равен», необходимо вести себя соответствующим образом, - отметил Ростислав Ищенко. - Тем более, что в значительной степени Россия себя явочным порядком так уже и ведет».

Ростислав Ищенко проиллюстрировал свою точку зрения. «Когда российское руководство считает для себя нужным, как сейчас с ДОВСЕ, Россия оформляет выход из договоров или структур, или приостанавливает для себя их действия, которые она считает невыгодными или неправильными, - отметил эксперт. -  Но опять-таки не в этом году и не пять, не десять лет назад было принято решение об отказе в выдаче российских граждан иностранной юстиции независимо от того, что они совершили или не совершили. Это движение по тому же пути - это вполне логичный путь: не может Лесото требовать от США или Уругвай - требовать у России подчиняться их интересам просто потому, что это будет не логично и невозможно». Ростислав Ищенко также не видит необходимости проводить референдум по изменению статей Конституции РФ. «Достаточно решения государственных органов, - сказал эксперт. - Для того, чтобы это обосновать, можно провести и референдум, тем более, что его результаты заранее известны: если не 80%, то 90% проголосует за примат национального законодательства над международным. Это можно решить и просто существующими законодательными органами, для этого у них достаточно полномочий. Во-вторых, Россия явочным порядком и так ведет себя таким образом, что национальные интересы для неё превалируют».

Ростислав Ищенко полагает, что пункт 4 Статьи 15 о примате международного законодательства над национальным на данном этапе является чисто номинальным. «Государственной Думе можно большинством голосов денонсировать любой международный акт, - считает Р.Ищенко. - Чтобы отказаться от выполнения любого международного договора, достаточно, чтобы Госдума, которая его ратифицирует, его же и денонсировала». Не видит проблемы эксперт в  проведении несложной процедуры, ибо международное право - это комплект договоров и соглашений, к которому то или иное государство присоединилось. «Как только вы считаете, что этот договор вам не выгоден, так сазу этот договор прекращает действовать для Российской Федерации», - сказал эксперт, но вопросы остались. Если все действительно так просто, то почему люди не хотят жить по Конституции РФ от 12 декабря 1993 года? Прихоть? Вряд ли. Надо искать ответ.

На тот же вопрос об изменении Статьи 15 пункта 4 Конституции РФ размышляет Андрей Сушенцов – доцент Кафедры прикладного анализа международных проблем Факультета политологии МГИМО (У) МИД РФ: «Думаю, если это произойдет, то это не станет прецедентом такого рода. В американском законодательстве нет примата международного права над американскими законами, более того, США не являются членами нескольких международных конвенций, которые считаются необходимыми для цивилизованной современной страны. В США не отменена смертная казнь, например, а это было условием вступления России в структуру Совета Европы. И в целом вопрос не в том, чтобы подчиняться общепринятым правилам, это необходимо лишь в случае, если так делают все. Но если мы видим отступление от этих общепринятых правил, то необходим новый консенсус по пути того, что является приемлемым для всех».

Из рассуждения Андрея Сушенцова следует, что биться за примат национального права перед международным нет особой необходимости, - достаточно пойти по пути усовершенствования международных юридических правил. Тогда тем более странно, что, далекому от совершенства, международному праву отдано предпочтение перед национальным юридическим правом, защищающим интересы России. В нашей Конституции.  «Я думаю, что в одностороннем порядке Россия никогда этим правилам следовать не будет, - отметил А. Сушенцов. - Если мы возьмем конфликт или любой кризис, Россия до последнего шага отстаивала статус-кво, т.е. «не нарушение прав и интересов всех вовлеченных сил». И если присоединялась к разрушению этого статус-кво, то делала это чаще всего последней, чтобы защитить свои интересы. Я думаю, что это логика всей нашей политики продолжится без резких демаршей, но будет ориентирована на национальные интересы нашей страны». Подтекст таков: не стоит беспокоиться, Россия-то ведет себя правильно, дисциплинированно. Но вспомним ситуацию 2008 года и агрессию Грузии на Южную Осетию и Абхазию (08.08.2008). Ведь, будь Статья 15 пункт 4 в том виде, за который ратует глава СК РФ А.Бастрыкин, России не пришлось бы доказывать, что она не агрессор, а защитник. В 2008 году Россию хотели поймать на том, что она будет неукоснительно следовать примату международного права, вопреки национальному. Россия подвела свои войска к границам Южной Осетии и Абхазии, не вступая в конфликт. В Южной Осетии действовал контингент расквартированных там миротворцев, которым международные силы в лице грузинских военных стреляли в спину. Чего ждали от России? Молчанию согласно международному праву о невмешательстве во внутренние дела другого государства, когда среди бела дня, а начались расстрелы южноосетинских городов ночью, российских граждан уничтожала военная техника агрессора: ковровые бомбардировки не применимы по отношению к гражданским объектам по военным законам. И если бы не объем неопровержимых доказательств, России еще долго пришлось бы убеждать мир в легитимности своих действий по отношению к Грузии. Так почему, имея опыт, не защитить себя вовремя Законом?

«Я не думаю, что мы пойдем на нарушение национальных интересов во имя международного права, - рассуждает Андрей Сушенцов. - Такие вещи вряд ли всерьез будут рассматриваться. Фактически мы находимся в ситуации, когда извне принудить Россию сделать что-то во имя международного права никто не может, включая самые сильные и влиятельные страны, и Россия дорожит такой позицией в международных отношениях -  возможностью самостоятельно определять свои шаги и поступки. Не видна тенденция к тому, что этот пункт будет пересмотрен. Мы укрепляем свои вооруженные силы, свой суверенитет, как явление. Думаю, что люди, которые высказывают такие идеи, исходят из реальности, в которой сами живут и не применяют ее к условиям других регионов и других стран».

Позволю себе не согласиться с мнением А.Сушенцова в той части, где эксперт говорит об укреплении суверенитета. Мы не можем укреплять свой суверенитет, имея в Основном Законе РФ пункт 4 Статьи 15, ибо любое строительство начинается с проекта, проект - с правил постройки. Если мы заложим неверный Закон в основание нашей жизни, мы так и будем жить. А что касается позиции людей, «которые высказывают такие идеи и исходят из реальности, в которой сами живут…», то, думаю, уж глава Следственного Комитета РФ понимает, в какой реальности он живет, тем более - не может не применять ее «к другим регионам и другим странам». Развивая свою мысль о возможном ослаблении Российского государства, А.Юшенцов и в этом случае не видит ничего тревожного. И это странно. Но сначала цитата: «Мы не можем ничего исключать в условиях ослабления государства, дестабилизации, никто от этого не застрахован. Но мы исходим из того, что на обозримую перспективу самостоятельность российская сохранится. Имея опыт нахождения в слабом состоянии, отметим, что многого получить нашим конкурентам за наш счет не удалось. Российское государство в разные периоды истории всегда могло устоять». Обращу внимание на слова о том, что, когда Россия была слаба (в 90-е годы) «многого получить нашим конкурентам за наш счет не удалось».

Как же не удалось? Один из многих, но впечатляющий факт. Сергей Михайлович Рогов, директор Института США и Канады в 2010 году писал: В результате непродуманных реформ в 1990-е годы значительная часть отраслевой науки была приватизирована и бесследно исчезла. Резко сократилось бюджетное финансирование НИОКР. Уменьшилась почти в три раза численность научных исследователей. Произошла утрата целых научных школ. Сложившаяся ситуация – это результат применения в России неолиберальных экономических концепций, согласно которым любое государственное вмешательство в экономику ведет к негативным последствиям. В РАН утверждали, что это было сознательной установкой. В случае чего, можно было сослаться на Статью 15 пункт 4 Конституции РФ.

Иван Тимофеев – программный директор Российского Совета по международным делам, отвечая на вопрос об актуальности изменения некоторых статей Конституции РФ, также не видит остроты проблемы. «В соотношении международного и национального права есть один принципиально важный момент – это правоприменительная практика. Тот факт, что национальные государства до сих пор выступают ключевым игроком международных отношений, и так и не возникло так называемое мировое правительство при всех попытках его создать, то вопрос упирается в применение норм», - говорит Иван Тимофеев. - Если на территории национального государства эти нормы могут применяться достаточно эффективно, то в международных отношениях они достаточно условны, их гораздо легче нарушить и принудить нарушителя к их соблюдению довольно сложно. Сейчас много случаев обсуждения примата международного права над национальным. Но этот процесс очень избирательный, он не распространяется на широкий набор правовых норм в силу того, что их исполнение будет достаточно затруднительным».

Так ли безобиден тезис о том, что вопрос соотношения международного и национального права упирается лишь в правоприменительную практику? Да, национальные государства пока «выступают ключевым игроком международных отношений», но посмотрим, насколько самостоятельны эти государства. Те же Болгария, Латвия, Литва, Эстония, Польша – есть ли у них ресурс к проявлению политической самостоятельности? Условием вхождения в Европейский Союз для всех этих государств было полное и безоговорочное прекращение собственных производств. Пока последний станок на фабрике в Юрмале не был разобран и не представлен  европейской комиссии, принимающей страну «по инвентаризации», ни о каком вхождении в ЕС речи не могло быть. А что это, как не утрата части суверенитета?

Иван Николаевич упоминает о «так называемом мировом правительстве, которое так и не возникло при всех попытках его создать». Но мысль-то о его создании не похоронена. За попытками стоят конкретные действия, «пробные шары». И зачем отбирать у государств часть их суверенитетов, если она, эта часть, конкретно никому не нужна? Оставьте её тому государству, у которого забираете. Так нет же, есть примат международного права, извольте следовать ему. «Эта тема важна и для Европейского Союза даже в большей степени, поскольку там идет активный процесс, борьба суверенитетов с брюссельской бюрократией. Основной вопрос о том, что приоритетнее – европейское или национальное право? Сейчас понятно, что европейское право все больше развивается, но приоритет страны отдают национальным интересам, хотя это и встречает сопротивление по целому ряду вопросов». Вот вам и ответ на вопрос, почему не стоит откладывать изменения в Конституцию РФ – европейское право активно развивается. Кто его развивает так активно и для чего? Не для создания ли условий по формированию мирового правительства? И еще обратим внимание на тезис о том, что страны, отдающие приоритет национальному праву, встречают «сопротивление по целому ряду вопросов». Следовательно, своевременно забил тревогу глава Следственного Комитета РФ Александр Бастрыкин, правда, указывая лишь на одну из статей Конституции РФ, которая требует изменений. А пока тема открыта, мы будем приглашать к ее обсуждению широкое экспертное сообщество страны, чтобы помочь самим себе понять, какой же Основной Закон нам нужен.

Ключевые слова: Конституция РФ

Версия для печати