Саудовские подходы к ситуации на мировом нефтяном рынке: мифы и реалии

15:00 05.03.2015 Ильдус Илишев, заместитель Постоянного представителя России при Организации исламского сотрудничества, доктор политических наук, профессор


Фото oilandenergydaily.com

 

Нефтяная проблематика по понятным причинам стала центральной темой международного, в том числе, саудовского экспертного сообщества.

Оценки даются разные: от конспирологических – с предположениями о «картельном сговоре» некоторых государств (имеется ввиду, прежде всего, альянс Саудовской Аравии и США), до рутинных маркетинговых аргументаций – дескать, идет закономерный процесс рыночной корректировки мировых цен на нефть, вызванного систематическим превышением предложения над реальным спросом.

Тем временем уже замедлились темпы добычи сланцевой нефти в США, стали испытывать финансово-экономические трудности многие нефтедобывающие страны, в том числе, и государства-члены ОПЕК. По мнению МВФ, не за горами и появление проблем с наполнением бюджетов ряда государств Персидского залива, включая главного «компенсирующего» производителя нефти – Саудовской Аравии.

Действительно, растущие расходы по социальному блоку, безработица, огромные субсидии на топливо, электроэнергию, бурный рост населения требуют стабильных поступлений нефтедолларов в саудовскую казну.[i] Добавляет проблем Эр-Рияду и то обстоятельство, что растет внутреннее потребление нефти для нужд самой Саудовской Аравии – среднесуточное потребление нефти с начала 2014 г. по ноябрь 2014 г. достигло 2,5 млн баррелей, что на 25% больше, чем за тот же период в 2013 г.[ii] Хотя некоторые аналитики считают, что с резервами иностранной валюты в размере от 750 до 800 млрд. долл. США, Саудовская Аравия сможет успешно пережить период низких цен на нефть, как минимум, в течение двух лет, тем не менее, очевидно, что сегодняшние реалии несопоставимы с 80-ми годами прошлого века. Как считается, именно тогда Вашингтон использовал саудовское нефтяное «оружие» для резкого сокращения валютных доходов СССР со всеми вытекающими для него последствиями.

Резюмируя, можно утверждать, что данный ценовый тренд в стратегическом плане невыгоден никому из всех ключевых нефтяных игроков. Что же происходит тогда на самом деле? Действительно ли имеет место политический сговор ряда стран или идет объективный процесс изменения баланса фундаментальных основ глобального энергетического рынка?

 

Оценка ситуации на нефтяных рынках с саудовского «угла»

 

Саудовские аналитики, СМИ активно освещают нефтяную проблематику. Интересно, что еще в апреле 2014 г. известный «нефтяной» колумнист А.Сидахмед задавался вопросом: «В интересах ли Саудовской Аравии содействовать достижению цели, поставленных другими?» Сам же отвечал: «Саудовские возможности «компенсирующего» производителя не должны использоваться по просьбе других или служить интересам других игроков».[iii] Постановка вопроса в данном ключе весьма симптоматична, поскольку саудовские СМИ являются ретрансляторами именно официальной точки зрения.

При этом на уровне правительства Эр-Рияд энергично отрицает наличие политической составляющей в ценах на нефть, утверждая, что руководствуется исключительно собственными экономическими соображениями. В интервью CNN «главный саудовский нефтяник» – министр А.Нуэйми 22 декабря 2014 г. подчеркивал, что КСА на международном нефтяном рынке не строит заговоры против кого-либо. Однако выразил твердое убеждение, что Саудовская Аравия более не будет в угоду кому-либо снижать свой уровень добычи нефти. А.Нуэйми также акцентировал: «Если Саудовская Аравия и ОПЕК сократят добычу нефти, то цена поднимется и русские, бразильцы, а также американские производители сланцевой нефти захватят нашу долю».[iv]

В другом интервью (информационно-аналитическому вестнику Middle East Economic Survey) А.Нуэйми без обиняков заявил, что «ОПЕК не пойдет на сокращение добычи нефти, даже если цена упадет до 20 долл. США за баррель нефти», и «не в интересах производителей ОПЕК сокращать производство, какая бы ни была цена на нефть. Упадет ли она до 20, 40, 50, 60 долларов – это уже не важно»[v]. В этой связи авторитетный нефтяной аналитик С.Рашид Хусейн полагает, что «на фоне усиленной циркуляции конспирологических теорий Саудовская Аравия разыгрывает свои карты открыто». С его точки зрения, данное интервью саудовского министра нефти знаменует собой окончательный отход ОПЕК от «традиционной политики поддержания цен справедливыми» путем сокращения добычи нефти и перехода к новой политике «защиты рыночной доли картеля любой ценой»[vi].

Саудовцы признают, что есть проблемы с перенасыщением рынка энергоресурсами, однако, по их мнению, эта проблема не была создана по вине ОПЕК. На энергетической конференции в Абу-Даби в декабре 2014 г. А.Нуэйми возложил вину за ситуацию, создавшуюся на нефтяном рынке, на производителей нефти, не входящих в ОПЕК, подразумевая, по мнению аналитиков, прежде всего, Россию и США. Не случайно, что в ноябре 2014 г. в саудовской печати прошло сообщение о том, что «Саудовская Аравия не смогла договориться с Россией, Мексикой и Венесуэлой по вопросу сокращения добычи нефти»[vii].

Оценивая саудовские подходы, известный американский аналитик К.Пирронг полагает: «нет свидетельств того, что саудовцы намеренно спровоцировали ценовую войну для остановки сланцевой революции (или усиления давления на других конкурентов-экспортеров нефти, таких как Иран и Россия). Это было не что иное, как рациональный ответ, направленный на защиту собственной доли на мировом рынке»[viii].

Эр-Рияд полагает несправедливым требовать от ОПЕК – с долей в мировом нефтяном рынке 40% - сокращения добычи нефти, поскольку, по мнению картели, государства – не члены ОПЕК и производители дорогой нефти должны сыграть свою роль в балансировке мирового рынка. Саудовцы, как видно, рассчитывают на то, что в перспективе низкие цены будут способствовать вытеснению с рынков «лишней» нефти, добытой на затратных нефтяных промыслах, при этом, следовательно, объем дешевой нефти ОПЕК будет возрастать, стимулируя процесс глобального потребления.

 

Остановят ли низкие цены развитие американской индустрии сланцевой нефти?

 

Очевидно, что «новая нефтяная» политика Саудовской Аравии и ОПЕК бросает вызовы, прежде всего, разработчикам дорогого нефтеносного песчаника Канады, сланцевых месторождений США, глубоководной нефти Бразилии, труднодоступной нефти в Арктике и стратегически нацелена на сохранение ее доли на мировом рынке. При этом в саудовских СМИ превалирует мнение о том, что пролонгированный период низких цен на нефть объективно замедлит развитие, прежде всего, американской сланцевой индустрии и ударит по экономическим интересам России. В данном контексте особую значимость для королевства представляет американский рынок – поставки саудовской нефти составляют в общем объеме импортируемой в США нефти лишь 16% и дальнейшее снижение для Эр-Рияда неприемлемо.

Если предположить, что объективно основная мишень саудовской нефтяной политики – это американская сланцевая нефть, добыча которой, по мнению многих, рентабельна на уровне как минимум 80 долл. США за баррель, то какие тенденции будут превалировать на нефтяном рынке?

Американцами, действительно, достигнуты большие успехи в обеспечении энергоресурсной самодостаточности, и, по прогнозам экспертов, в недалекой перспективе США выйдет на первое место в мире по добыче нефти. А такое сценарное развитие – прямая угроза саудовским национальным интересам – как в плане экономическом, так и политическом, поскольку углеводородная независимость США потенциально расшатывает привычную и неплохо действовавшую целый ряд десятилетий архитектуру американо-саудовских отношений: «нефть в обмен на безопасность».

Замедлят ли низкие цены на нефть (за период с июня 2014 г. по январь 2015 г. они упали на 60%,) бурно развивающееся сланцевое производство США?

Резкое сокращение количества американских буровых установок и целая волна сокращения финансовых расходов основных энергетических компаний усилила спекуляции на тему скорейшего падения добычи сланцевой нефти. Обзор американской нефтесервисной фирмы Baker Hughes Inc. опубликованный в начале февраля 2015 г., показывает, что только за две недели (с середины января по начало февраля) число нефтяных буровых установок в США сократилось на 177 единиц, а общее количество (1456 единиц) нефтедобывающих буровых – самое низкое с ноября 2011 г.[ix]

Вместе с тем, аналитики склонны интерпретировать данные по остановке работы буровых более осторожно и не возлагают больших надежд на то, что это будет оказывать в ближайшей перспективе устойчивое воздействие на рост цен на нефть. Например, А.Лонгсан из Morgan Stanley полагает, что эти данные могут впечатлять, но если взглянуть на них «более внимательно, то на поверку оказывается, что большая часть закрытых установок пришлась на малопродуктивные установки вертикального, направленного бурения». Более того, в случае с более популярными в США установками горизонтального бурения, были закрыты установки, находящиеся в зонах низко производительных нефтеносных пластов. Он заключает: «Конечно, в то время как количество буровых в США сокращается, общий объем добычи нефти в стране увеличивается», достигнув к началу февраля 2015 г. самого высокого за последний 31 год уровня 9,2 млн баррелей нефти[x].

Немаловажно также то, что самая затратная часть работ по разработке перспективных залежей сланцевой нефти американцами уже завершена и соответственно они могут вполне пережить цену в 60 долл. США за баррель и ниже, покрывая затраты и даже получая маленькую прибыль[xi].

Многие специалисты убеждены, что понадобится длительный период цен на уровне 40 долл. США за баррель, прежде чем замедлится сланцевое производство США и прекратятся полностью инвестиции в отрасль. Например, М.Ванн дер Хевен, исполнительный директор «Международного Энергетического Агентства» (МЭА) придерживается мнения, что 82% американских фирм, занимающихся разработкой сланцевой нефти достигают уровня безубыточности и при цене 60 долл. США[xii]. Скорее всего цена должна упасть ниже 50 долл. США за баррель для того чтобы полностью остановилась разработка и добыча сланцевой нефти в США, хотя многие сланцевые нефтеразработчики будут конкурентоспособны и при ценах в районе 40 долл. США за баррель[xiii].

Таким образом, благодаря росту эффективности при производстве, себестоимость добычи нефти на сланцевых месторождениях американской нефти марки WTI уже находится в пределах 40-60 долл. США за баррель. Более того, в связи с укреплением американской валюты нефть для США становится дешевле, а для других стран – дороже.

По прогнозам Управления по энергетической информации США (US Energy Information Administration), добыча нефти в стране будет нарастать, достигнув своего пика на уровне 9,42 млн баррелей в день в мае 2015 г. и стабилизируется лишь во второй половине года, что не обязательно приведет к уменьшению объемов добычи сырья[xiv]. Исходя именно из этого, Ф.Верлегер, авторитетный нефтяной аналитик, полагает, что процесс снижения цен не достиг своего дна. «Он может легко продолжится, особенно если США без особой на то необходимости задействуют потенциал компаний, осуществляющих добычу дешевой низко-затратной нефти, сняв запрет на экспорт их продукции»[xv].

В силу сказанного возникает вопрос – сумеет ли Саудовская Аравия «осадить» сланцевых добытчиков в США? И, самое главное: готов ли, как неоднократно заявлял министр нефти А.Нуэйми, Эр-Рияд реализовывать свою нефтяную стратегию до «победного» конца – в ущерб императивам своего собственного социально-экономического развития?

Симптоматично, что в декабре 2014 г. агентство Standard & Poor’s снизило прогнозы социально-экономического развития Саудовской Аравии на одну ступень ниже – от «положительного» до «стабильного». При этом экономика была оценена как «уязвимая» к продолжительному падению цен на нефть и, несмотря на попытки активного государственного стимулирования развития ненефтяного частного сектора, признана «не диверсифицированной». «Нефтянка» составляет 44% ВНП, а около 85% экспорта и 90% бюджетных поступлений также приходятся на данную отрасль. Согласно S&P Саудовская Аравия в 2015 г. уже будет нуждаться в цене 106 долл. США за баррель, в отличие от 98 долл. США в 2014 г. и 89 долл. США в 2013 г. для сведения общего баланса национального бюджета [xvi].

Вместе с тем бывший советник саудовского министра финансов, Джон Сфакианакис, к мнению которого очень прислушиваются в Эр-Рияде, считает, что с учетом нынешней ситуации по нефти корректировка финансовых приоритетов ‑ вполне нормальное явление и Саудовская Аравия «может покрывать государственные расходы в течение многих лет»[xvii]. Министр финансов КСА Ибрагим Аль-Ассаф, оптимистично оценил саудовский бюджет 2015 г., как «масштабный» и предусматривающий сохранение всех расходных обязательств, в том числе, по большим инфраструктурным проектам и социальному блоку, несмотря на глобальные экономические вызовы, связанные с падением цен на нефть.

Неоднозначность положения саудовцев в том, что внутренние факторы социально-экономического развития требуют весьма высоких цен на нефть, а долгосрочные внешнеэкономические факторы ‑ низких.

Чем выше цена на нефть, тем рентабельнее американская сланцевая «революция» с соответствующими последствиями для саудовского нефтяного экспорта. Чем ниже цена на нефть, тем больше шансов, что американцы будут испытывать трудности с разработкой сланцевых проектов с усилением их зависимости от традиционных нефтяных ресурсов.

 

Выводы

 

Как пойдет развитие ситуации дальше прогнозировать сложно, однако, похоже, что Россия не является целью саудовской политики «достижения справедливой цены на нефть», как эвфемистично любят выражаться саудовские руководители. Возможно, главная мишень данной политики – США, хотя многие аналитики сомневаются и в этом.

Существуют заговоры, или они – плод конспирологического воображения, но в последние годы, действительно, предложение нефти на физическом и финансовом рынках росло темпами 1,7% в год, а спрос на сырье – 1,5%. По оценкам ОПЕК в 2015 г. избыточная нефть составит 1,42 миллиона баррелей в день, при этом 2,41 миллиона баррелей в день придутся на первую половину года.

Анализ показывает, что перенасыщенность рынка будет сохраняться долгое время с соответствующими последствиями для цен. Например, согласно пятилетнему прогнозу МЭА цены на нефть от нынешних около 60 долл. США за баррель вырастут до 73 долл. США лишь к 2020 г. Соответственно, волатильность нефтяного рынка в поисках нового равновесного состояния ‑ вполне закономерное явление, что предполагает и периодические ценовые «отскоки» вверх, наблюдаемые в последнее время. Цена на эталонную марку Brent за период между июнем 2014 г. и январем 2015 г. упала на 57% - до уровня 45 долл. США за баррель, однако, в последние три недели цены на нефть подскочили на 32% - до уровня 60 с небольшим долл. США за баррель. В саудовских СМИ данные ценовые подскоки оценивают как тенденции проявления «первичных признаков стабилизации рынка» и правильности выбранной стратегии по нефти[xviii].

Однако, аналитики данный рост, скорее, относят к разряду так называемых «прыжков мертвой кошки» (dead cat bounces), после которых в долгосрочной перспективе идет тренд на устойчивое понижение цен или их консервацию на прежнем уровне[xix].

Будет ли далее сохраняться эта тенденция? Данные говорят о том, что все эти факторы повлияют на процесс ценообразования только в среднесрочной перспективе, в то время как повышение цены на финансовых рынках объясняется чисто кратковременными техническими причинами. Повышение цен на нефть, вызвано более высокой стоимостью фьючерсных контрактов относительно текущих спотовых цен. По мере того, как спотовые цены падали ниже 70 долл. США за баррель в январе 2015 г., рыночные ожидания корректировки вопросов предложения и спроса способствовали тому, что фьючерсные цены стали выше спотовых, в соответствии с классической формулой: «чем ниже цена на спот, тем выше фьючерсные цены». Фьючерсная цена была самой высокой именно тогда, когда спотовые цены достигли самой низкой точки в январе 2015 г. Например, фьючерсы на декабрь 2017 г. торговались на целых 20 долл. США за баррель выше текущих спотовых, поскольку покупатели активно наращивали свои сырьевые запасы на будущее.

Когда же цены стали снижаться, краткосрочные позиции на фьючерсных рынках уменьшились. Этот откат с изменением цен на фьючерсных спекулятивных рынках, по всей видимости, сыграл существенную роль в имевших место подскоках цены на нефть, но, по большому счету, это не затронуло фундаментальные основы рынка, характеризующегося значительным превышением предложения над спросом. В реальности фьючерсная кривая стала ближе к спотовым ценам, что сделало невыгодным текущие закупки нефти с целью извлечения прибыли за счет хорошей ценовой разницы в будущем. Большая часть спекулятивных краткосрочных позиций на нефтяных рынках закрылась, что ослабило спекулятивное давление на нефтяные цены.

Соответственно, саудовцы, понимая это, исходят из того, что заметная корректировка фундаментального соотношения спроса и предложения на глобальном нефтяном рынке с устойчивой позитивной динамикой по ценам на нефть будет наблюдаться не раньше 2016 и 2017 гг.

Какие напрашиваются выводы? Объективно, у саудовцев нет иных альтернатив, как руководствоваться при проведении нефтяной политики собственными национальными приоритетами, т.е. не идти на уменьшение объема добычи нефти как можно дольше, поскольку для Эр-Рияда нефтяной вопрос – это вопрос, прежде всего, политический и геостратегический со всеми вытекающими последствиями для сохранения status quo «главного надсмотрщика» США в Ближневосточном регионе.

В условиях сокращения спроса на нефть, обусловленного, главным образом, рецессией производства в Европе и в Китае, а также сланцевой революцией в США, Саудовская Аравия, как видно, преследует именно цель сохранения текущего уровня присутствия на стремительно меняющемся мировом нефтяном рынке. Саудовцы хорошо запомнили уроки 80-х годов прошлого столетия, когда сократив добычу на три четверти, с 10 млн. баррелей в день в 1980 г. до менее 2,5 млн. баррелей в день в 1985 – 1986 гг. потеряли значительную часть мирового рынка.

При этом другие нефтедобывающие государства, как члены ОПЕК, так и те, кто не входит в эту организацию, например, Британия и Норвегия, не стали следовать примеру саудовцев, и цены продолжали падать, достигнув уровня 10 долл. США за баррель. Что в итоге завело Саудовскую Аравию в период 16-летнего бюджетного дефицита[xx]. Поэтому в нынешних условиях Эр-Рияд не намерен допустить того, чтобы его место заняли другие нефтяные игроки.

Для саудовцев в данном контексте более важное значение приобретает не цена, а необходимость сохранения и даже увеличения объемов экспортируемой нефти, в силу чего они предпочитают продавать больше нефти по низкой цене, а не меньшие объемы нефти за большую цену.

Нынешняя ситуация на глобальном нефтяном рынке жестко ставит Саудовскую Аравию перед очередным вызовом – в современной геополитике весьма рискованно национальные бюджеты однобоко привязывать к экспортным поступлениям от продажи нефти. Главная задача на перспективу для обеспечения долгосрочной безопасности Эр-Рияда, как уже определил новый король Сальман бен Абдульазиз, – это диверсификация экономики, реформа стратегии развития.

 

г. Джидда, Саудовская Аравия


 

[i] Население Саудовской Аравии росло бурными темпами, например в 1960 г. оно составляло 4,041,000 человек, к 1980 г. увеличилось до 9,801,000 чел. (рост в 69.8%), к 1990 г. - до 16,139,000 чел. (64.7% рост), к 2000 г. -20,045,000 чел. (24,2% рост), и к 2012 г. (данные последней переписи) – 29,195.895 чел. (рост в 6,4%).(см.:  http://worldpopulationreview.com/countries/saudi-arabia-population/, дата обращения : 27.02.2015).

[ii] Al-Khayat, 29 января 2015 г.

[iii] Arab News, 20 апреля 2014 г.

[iv] Saudi Gazette, 29 декабря 2014 г.

[v] Saudi Gazette, 29 декабря 2014 г.

[vi] Там же.

[vii] Arab News, 27 ноября 2014 г.

[viii] Arab News, 13 ноября 2014 г.

[ix] http://fuelfix.com/blog/2015/02/06/oil-rigs-down-83-baker-hughes-says/ (дата обращения: 27 февраля 2015).

[x] Oil rises on hopes of US output slowdown//Financial Times, February 3, 2015, p.24).

[xi] Arab News, December 28, 2014).

[xii]Rochan M. International Business Times, Oil Prices Drop after IEA Cuts 2014 and 2015 Demand Forecasts, October 14, 2014, http://www.ibtimes.co.uk/oil-prices-drop-after-iea-cuts-2014-2015-demand-forecasts-1469963 (дата обращения: 25 февраля 2015).

[xiii]http://www.firstpost.com/business/economy/oil-at-5-year-low-where-prices-go-will-depend-on-who-blinks-first-shale-producers-or-opec-1998383.html (дата обращения: 1 марта 2015).

[xiv] US shale oil's crash diet likely to bring forward output dip, http://www.reuters.com/article/2015/02/23/usa-oil-cuts-idUSL1N0VR1K820150223 (дата обращения: 02.03.2015).

[xv] Oil rises on hopes of US output slowdown //Financial Times, February 3, 2015, p.24.

[xvi] Arab News, December 7, 2014.

[xvii] Arab News, December 9, 2014 .

[xviii] Oil Hits 2015 High; Shale Threat to Fizzle Out //Arab News, February 18, 2015; Oil Market Price Stability Looming on the Horizon //Saudi Gazette, March 1, 2015.

[xix] Crude Recovery: Price may hit 64$ by 2016 //Arab News, February 15, 2015, p. 10.

[xx] Facing New Oil Glut, Saudis Avoid 1980s Mistakes to Halt Price Slide, http://www.reuters.com/article/2014/10/14/us-saudi-oil-policy-analysis-idUSKCN0I229320141014 (дата обращения: 28.02.2015).

Ключевые слова: Саудовская Аравия ОПЕК

Версия для печати