В Москве сирийцы искали выход из Хаоса

09:15 06.02.2015 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»

Фото cbsnews.ru

Сначала цитата от Джорджа Фридмана, руководителя американской экспертной организации «Stratfor», который написал для Валдайского клуба отдельный, специальный аналитический материал. Так вот, там сказано следующее:

«Войны против Сербии, Ирака, Афганистана, Сомали и других стран были направлены на нейтрализацию угроз еще до их возникновения. Такая политика включала нарушение порядка внутри развивающихся стран

С военной точки зрения, целью было не установление контроля над этими странами, но нарушение их внутреннего порядка, создание хаоса и разрушений с тем, чтобы предотвратить малейшую возможность превращения этих государств в региональных гегемонов. Это были не атаки в прямом смысле этого слова, это были атаки, направленные на ухудшение условий в этих государствах... В этом смысле они полностью себя оправдали».[i]

Цинично, откровенно, не стесняясь.

Сирия здесь не упомянута, но её вполне можно отнести к тем, кого Фридман именует «и другие страны» - Украина также в их числе, хотя бьют американцы через неё, прежде всего, по России.

В общем, отец организации, которую он сам позиционирует, как «global intelligence», подтвердил то, о чем мы здесь не раз писали – цели США на Ближнем Востоке, да и по всей Евразии, состоят в порождении и поддержании Хаоса.

Поэтому, недавние встречи в Москве представителей разных крыльев сирийкой оппозиции с представителями правительства Башара Асада можно вполне рассматривать под этим углом зрения. Сирийцы от разных политических течений начинают осознавать, что устроенный на их земле Хаос надо срочно купировать и посылать тем самым сигнал всему Ближнему Востоку о том, что «арабская весна» оказалась не «прорывом к Свободе и Демократии», а путем в Преисподнею, куда уже отправлены десятки тысяч людей, погибших в сирийской войне.

Похоже, сирийцы ныне могут поддержать решительные действия египетской армии, которая под руководством фельдмаршала ас-Сиси, избранного президентом АРЕ, пресекла хаотизацию Египта. К вящему недовольству заказчиков и организаторов этой хаотизации из США, о чем предельно откровенно признается в своем докладе для Валдайского клуба Джордж Фридман.

А теперь по порядку о том, что происходило в Москве некоторое время назад, и к чему это способно привести.

 

«Wall Street Journal»: «Усилия США по оказанию помощи повстанцам в борьбе с режимом Асада пошли прахом»

 

В конце января на «московской площадке» была организована межсирийская встреча – первый после февраля 2014 года прямой контакт между сирийскими властями оппозицией. Все участники были приглашены в российскую столицу Министерством иностранных дел РФ. Работе содействовала группа известных востоковедов и арабистов из российских академических кругов во главе с директором Института Востоковедения РАН Виталием Наумкиным. Сам факт проведения этой встречи, факт приезда сирийцев в Москву и переговоров за одним столом стал лучшей демонстрацией того, что именно Россия является той самой площадкой, на которую готовы собраться большинство сирийских, как там говорят, «тенденций», заинтересованных в урегулировании и прекращении Хаоса на сирийской земле.

Конечно, прибыли не все – отказалась (кто бы сомневался!) марионеточная и проплаченная врагами Сирии НКОРС («Национальная коалиция сирийских революционных и оппозиционных сил»). Но, в конце концов, если в НКОРС не одумаются, то их команда может остаться за бортом процесса урегулирования и будет долго и нудно, как это бывает у проигравших, рассказывать всему миру о своих наполеоновских планах «взять Дамаск». И потом, когда-нибудь они всем просто надоедят вплоть до того, что этих деятелей «снимут с довольствия».

Ну, да ладно, с ними всё ясно, хотя… Хотя в конце встречи пошли разговоры о том, что все согласны «расширить рамки участников». Намек на НКОРС? Посмотрим.

То, что встреча готовится, говорил на своей традиционной большой ежегодной пресс-конференции 21 января министр иностранных дел России Сергей Лавров. Он предварял эту межсирийскую встречу, в частности, такими словами[ii]:

«В июне 2013 года на саммите «восьмерки» («Большая восьмерка», в состав которой тогда ещё входила Россия – С.Ф.) в Лох-Эрне единогласно было записано, что её лидеры призывают Правительство Сирии и оппозицию объединить усилия в борьбе с терроризмом… Понимание того, что данный лозунг должен перейти в практическую фазу, меня обнадеживает… Нужен спокойный, без рекламы, разговор прямых участников процесса – правительства и различных групп оппозиции. Оппозиция должна быть представительной

Делая это, мы выполняем одно из ключевых положений Женевского коммюнике от 30 июня 2012 года, в котором сказано, что национальный диалог в Сирии должен охватывать весь спектр сирийского общества. Наша задача, чтобы оппозиционеры, которые друг с другом не всегда разговаривают, оказались в одном помещении. Не будет никаких официальных представителей от России. Наши ученые, которые лично знают этих оппозиционеров многие годы, просто будут помогать, давать слово, но вести весь разговор должны сами сирийцы.

У нас есть определенная надежда, что по итогам такого разговора… участники достигнут понимания, что они хотят жить в суверенной, территориально-целостной Сирии, в которой все этнические, конфессиональные группы одинаково защищены... Это должна быть очень простая констатация. Здесь не может быть придумано каких-то сложных конструкций. И потом – контакты с правительством абсолютно неформально...

Вот с таких позиций мы будем подходить к предстоящим контактам, обеспечивая площадку и используя то обстоятельство, что Москва оказалась местом, куда готовы приехать большинство представителей оппозиции и Правительства Сирии».

Показательно, что идею таких переговоров не отвергли и в Вашингтоне – США поддержали дипломатические инициативы по Сирии, сообщала газета «The New York Times» в статье «U.S. Signals Shift on How to End Syrian Civil War»[iii]:

«США и другие западные страны публично приветствовали инициативы ООН и России, которые означают, что с идеей полной передачи власти в Сирии некому «переходному правящему органу» следует повременить. ООН предлагает «заморозить» боевые действия на местах, начав с города Алеппо.

Россия намерена поощрить переговоры конфликтующих сторон, которые состоятся в Москве. Дипломаты и другие источники, проинформированные об этих планах, говорят, что одна из российских идей – это разделение власти между правительством Асада и некоторыми оппозиционерами, а также, возможно, парламентские выборы, которые должны состояться до какой-либо смены президента…

Свободная сирийская армия, которую поддерживают США, терпит поражение на севере Сирии – в своем былом оплоте. Инсургенты спорят между собой о военной и политической стратегии. Более того, ИГИЛ («Исламское государство Ирака и Леванта» – фактически, американо-саудовское дитятя. Подробности в нашем материале «Халифат: Фейк? Реальность? Перспектива?» – С.Ф.) контролирует половину сирийской территории и сумело укрепить свою власть, хотя США и их союзники пытаются вытеснить ИГИЛ из Ирака.

Тем не менее, госсекретарь США Керри заявил, что США приветствуют инициативы ООН и России. Против своего обыкновения, Керри не призвал к отставке Асада, а лишь сказал, что Асад «должен изменить свою политику»…

Спецпредставитель ООН по Сирии Стаффан де Мистура тоже намекнул на перемену тактики. Он призвал учесть «новые факторы» вроде усиления ИГИЛ. По его словам, нет смысла организовывать третий раунд переговоров в Женеве, пока не удастся заручиться недвусмысленной поддержкой некого «сирийского политического процесса» со стороны правительства и оппозиции.

Западные лидеры открыто заговорили о соглашении, которое позволило бы некоторым сирийским чиновникам сохранить власть, дабы не допустить распада Сирии».

Но это ещё не всё! В Америке сейчас пишут ещё и не такое.

Вот – «Wall Street Journal», раскрывает своим читателям глаза на происходящее, отмечая: тайная программа ЦРУ по вооружению сирийской оппозиции провалилась. Все цитаты из этого материала – от корреспондента ТАСС в Нью-Йорке Сергея Хаботина, который всю эту историю и раскопал.[iv]

В начале реализации этой программы – с середины 2013 года, признает нью-йоркское издание, сотрудники ЦРУ скрытно отслеживали и анализировали телефонные разговоры и электронную переписку полевых командиров сирийских повстанцев, чтобы убедиться в наличии у них влияния и людей, которых те, по их словам, возглавляли. Затем эти лидеры проходили еще и устное собеседование – порой в течение нескольких дней, в ходе которых выяснялись их взгляды и намерения.

То, о чем пишет откровенно «Wall Street Journal» называется вер-бов-ка.

Причем вербовка целевая, политически мотивированная, подогнанная под рамки относительно новой (силенок-то на большее уже нет) американской силовой политики за рубежами под кодовым названием «Руководство из-за спины», о которой мы подробно писали в материале «”Leading from behind” = “искусная манипуляция”».

И что теперь? – Так называемые «умеренные повстанцы» (не смешите мои тапочки!) на сегодняшний день контролируют, по данным газеты, «лишь небольшую территорию на севере Сирии», и взять власть в стране не могут по определению. Но, в то же самое время группировки «Исламское государство» и «Исламский фронт» захватили большие районы и Сирии, и Ирака. А там исламистам и до Израиля недалеко…

Вот как «заигрались» с своими ИГИЛ и Ко сами США. Да и в Саудии уже трепет от того, что ИГИЛ может рвануть в наступление на Мекку и Медину через границы северные Королевства!

Да, полезно сегодня знакомиться с материалами американских СМИ, которым, судя по всему, дана команда обеспечить нынешнее отступление США в Сирии. Вот «Wall Street Journal» и начал откровенно писать о том, что США предоставляли-таки оружие и снаряжение боевикам-антиасадовцам, но «совсем не в тех объемах», на которые те рассчитывали.

«Некоторые поставки оружия (!) были настолько малы (а вот это уже неважно, главное – они из США осуществлялись – С.Ф.), что командиры вынуждены были нормировать выдачу боеприпасов, - оправдывается в провале операции, но выдает годный инсайд для дальнейших разборов полетов «Wall Street Journal». – Один из пользовавшихся доверием США командиров получил боеприпасов с нормой по 16 патронов на бойца в месяц. (Стало быть – поставляли! А как самозабвенно врали, что это – «нелетальные», мол, поставки – С.Ф.) Лидерам повстанцев велено было также сдавать «старые» противотанковые ракетные комплексы (!) в обмен на новые, а в снарядах же для захваченных ими танков им просто отказывали (все рыдают от умиления – С.Ф.)...

Все участники этой программы теперь признают, что усилия США по оказанию помощи умеренным повстанцам в борьбе с режимом Асада пошли прахом».

После этого обильного цитирования ведущих американских газет можно составить себе впечатление о том, как разительно переменился тон местной печати в отношении сирийского кризиса. При этом не будем забывать простую вещь, о которой пишет упомянутый в начале статьи Джордж Фридман: Америке в Сирии не нужен окончательный результат, ну, скажем, как разбитой на части бывшей Югославии, где каждый осколок обрел свою международную субъектность и свои выборные власти. Всё, проехали! Теперь США в Сирии, и да и повсюду в Евразии – от Корейского полуострова до Украины, нужен Хаос.

Вот почему 16 патронов на каждого боевика для победы – мало, а для поддержания Хаоса – в самый раз.

 

«Путь в тысячу миль начинается с первого шага». И этот шаг сделан!

 

И вот – встреча в Москве на фоне того, о чем пишет заокеанская пресса, т.е. о том, что военным путем США и Ко Асада сбросить не могут, а потому вынуждены выразить одобрение созыву московских переговоров.

На этом военно-политическом фоне переговоры и начинались.

Заметим при этом, что главным успехом станет продолжение этих контактов между правительством Сирии и многочисленными группами оппозиции – чтобы московская встреча не осталась событием уникальным. Вот тогда путь к успеху можно считать не только обозначенным, но и закрепленным.

Как там китайцы говорят: «Путь в тысячу миль начинается с первого шага». И этот шаг сделан!

Первый раунд прошел 26-27 января. В эти дни состоялась встреча оппозиционеров, на которой обсуждалась стратегия переговоров и повестка дня. Последующие дни были посвящены переговорам оппозиции и правительственной делегации из Дамаска, которую возглавил постоянный представитель Сирии в ООН Башар Джафари. Вот он с коллегами на фото:

 

 

Фото НТВ.ru

 

Поначалу все были по вполне понятным причинам напряжены и не проявляли склонность к общению с прессой. Поступала достаточно дозированная информация.

Например, один из участников от оппозиции Маджид Хабу сообщал, что планировалось обсудить «вопросы гуманитарного положения, которые находятся в компетентности власти». Эти вопросы, по его словам, «главным образом, нацелены на прекращение насилия, доставку гуманитарной помощи, снятие блокады с блокированных районов, прекращение сбрасывания (с самолетов и вертолётов) бочек со взрывчаткой, и прекращение атак против мирных граждан».

Возможно, здесь будет уместно напомнить, что сирийская война началась в разгар «арабской весны» в 2011 году и уже унесла более 200 тысяч (!) жизней. Вот такова на сегодня цена, заплаченная сирийцами за американские фортели по насаждению Хаоса. И, похоже, до большинства сирийцев уже дошло, что с этим надо заканчивать – метастазы «арабской весны» на земле Сирии требуют оперативного лечения!

Потому и приехали в Москву те, кто, в других условиях, возможно, и за один стол вместе бы не сели. Но! Ситуация такова, что – либо переговоры и договоренности, либо сметающий всё и всех Хаос. Выбор, как видите, невелик.

Когда стало ясно, что «процесс пошел», и сирийцы со всех сторон проявляют, как минимум, чувство ответственности за собственную страну, на встречу с участниками переговоров пришел Сергей Лавров и сказал, в частности, вот что[v]:

 

 

Фото НТВ.ru

 

«Прежде всего, рад приветствовать всех вас в нашей стране.

Вы собрались на межсирийскую консультативную встречу на «московской площадке». Рассматриваем ваш приезд как свидетельство доверия, которое сирийцы, вне зависимости от их политических взглядов, испытывают к России...

Мы – ваши искренние друзья, убеждены, что после нынешних испытаний и бедствий Сирия вновь утвердится как единое, суверенное, светское и процветающее государство, в котором все граждане, все этнические и религиозные группы будут чувствовать себя комфортно и в безопасности, а их права будут надежно защищены.

Я знаю, все вы разделяете мнение, что добиться такой цели можно лишь на основе политического урегулирования. Определить контуры такого решения и пути его достижения могут только сами сирийцы...

В России вас знают как настоящих патриотов своей страны, ваши убеждения выше личных выгод и амбиций. Вы собрались сегодня, чтобы попытаться начать трудный разговор, как вместе восстанавливать мир на своей земле.

Мы рады, что смогли создать условия для такой работы... Позиция Российской Федерации по сирийскому кризису всегда была последовательной. Мы неизменно выступали за урегулирование конфликта самими сирийцами на принципах Женевского коммюнике от 30 июня 2012 года, основополагающим принципом которого является необходимость формирования взаимного согласия сирийских сторон через инклюзивный общенациональный диалог без предварительных условий.

Именно этому мы стремимся способствовать, предоставив вам «московскую площадку» для завязывания инклюзивного диалога...

Не все представители оппозиции, приглашённые в Москву, смогли приехать. Мы не делаем из этого большой проблемы. Убеждены, что усилия по продвижению общенационального диалога будут продолжены…

Хотел бы поблагодарить присутствующих здесь директора Института Востоковедения РАН В.В.Наумкина, послов В.В.Попова и А.Г.Аксененка за то, что они провели эти дни с вами, помогая завязать межсирийский диалог.

Моё присутствие в этой части вашей работы призвано подчеркнуть внимание, которое российское руководство уделяет задаче преодоления сирийского кризиса

Будем только рады, если контакты в Москве помогут вам более уверенно продвигаться по длительному и непростому пути урегулирования.

Уверен, что по окончании встречи вы расскажете о своих оценках представителям СМИ, которые будут совпадать не во всём, может быть, далеко не во всём.

Мы видели свою задачу в том, чтобы начать делать что-то конструктивное в отличие от продолжающихся конфронтационных попыток использовать сирийскую ситуацию в неблаговидных целях, не имеющих ничего общего с интересами сирийского народа».

С участниками переговоров со стороны правительства Сирии встретился заместитель министра иностранных дел России Геннадий Гатилов, который подчеркнул настрой российской стороны на продолжение усилий, призванных содействовать выходу на прекращение конфликта в САР на основе принципов Женевского коммюнике от 30 июня 2012 г. и достижение согласия между самими сирийцами без всякого вмешательства извне.[vi]

Глава сирийской правительственной делегации, постоянный представитель Сирийской Арабской Республики при ООН Б.Джаафари сообщил, что сирийская сторона дала высокую оценку инициативе Москвы, акцентировав ее важность в том, что касается создания благоприятных условий для прекращения конфронтация внутри САР и преодоления продолжающегося там кризиса мирными, политическими средствами. Подтверждена готовность Дамаска к участию в последующих раундах диалога на «московской площадке».

 

Оппозиция заявляет: «Главным итогом стало согласие российской стороны быть посредником по различным вопросам»

 

А представитель оппозиции Сирии на переговорах Кадри Джамиль заявил, что достигнуто согласие поручить российской стороне, в частности, Институту Востоковедения РАН, вести работу по подготовке второй встречи, которая должна состояться примерно через месяц, и выработать повестку дня.[vii]

Как сказал член руководства движения «Демократическая трибуна Сирии» Самир Аита,[viii] «главным итогом межсирийских консультаций стало согласие российской стороны быть посредником по различным вопросам». Политическим: кто будет участвовать, какая повестка дня, что будет обсуждаться и так далее. Россия также согласилась быть посредником по гуманитарным вопросам. «Мы, оппозиция, будем передавать России все наши данные по задержанным, пленным, и правительство Сирии будет передавать свой ответ через Россию». Пока, как видим, не напрямую. Но, говорят же у нас: «Лиха беда – начало!»

Аита также подтвердил, что второй раунд межсирийских переговоров в Москве может состояться ориентировочно через месяц: в конце февраля – начале марта.

Член оппозиционной партии «Аль-Ватан» («Родина») Мажед Ниязи сообщила, что представители внутренней и внешней сирийская оппозиции договорилась о 10 пунктах урегулирования кризиса.

«С российской стороны не было вообще никакого диктата. Москва создала самый лучший климат для того, чтобы мы смогли приблизиться к разрешению конфликта», – сказал делегат от оппозиции, доктор Ахикар Рашид Исса.[ix] По его словам, модератор межсирийских переговоров, директор Института Востоковедения РАН Виталий Наумкин «дал обеим сторонам – как делегатам от правительства Башара Асада, так и оппозиции – высказаться и изложить свои взгляды на будущее Сирии».

Доктор Исса, к слову, был одним из первых, кто вышел на массовые протесты против правительства Башара Асада. Однако, сейчас он «не только жалеет об этом, но и посыпает голову пеплом».

«С самого начала кризиса, четыре года назад, просто вышли обычные люди и потребовали некоторых реформ. Это их право, – рассказывает доктор Исса. – Они требовали улучшения уровня жизни, политических реформ, социального развития». Но, спустя шесть месяцев после начала волнений Сирия превратилась в «проект», который был создан внешними силами, среди которых были и региональные участники, и западные, такие как США. «Нас – национально-патриотическую оппозицию, сразу отстранили от политической жизни в САР. Нам было запрещено, в том числе, западными странами, говорить о том, что реально происходит в Сирии», – подчеркивает доктор Исса. И вот теперь в Москве он и его коллеги почувствовали, что они могут сказать своё слово в сирийском урегулировании, сделать нечто важное и полезное для своей Родины.

И со стороны правительственной делегации прозвучало: стороны утвердили план дальнейших встреч, предполагающий еще одну консультативную встречу в Москве и финальный раунд переговоров в Дамаске.

Это – большой позитив! Будем надеяться и работать ради того, чтобы нынешняя московская встреча не осталась «уникальной».

 

«Московские принципы» и «Воззвание к международному сообществу»

 

Теперь предоставим слово человеку, оказавшемуся в эпицентре событий, - директору Института Востоковедения РАН Виталию Наумкину, на плечи которого легла нелегкая ноша быть модератором встречи. Вот что он заявил, в частности, на финальной пресс-конференции, суммируя и обобщая «излагавшиеся сторонами принципиальные подходы, направленные на сохранение Сирии как единого суверенного и территориально целостного государства, в котором все группы населения чувствовали себя защищено и комфортно»:[x]

«Завершилась первая межсирийская консультативная встреча на «московской площадке»… Впервые за один стол сели представители Правительства Сирийской Арабской Республики, различных групп сирийской оппозиции и гражданского общества, приглашенные в Москву Министерством иностранных дел Российской Федерации… Участники на этом этапе не ставили перед собой задачу выработать совместный политический документ. Однако могу предложить Вам от себя, как модератора межсирийской встречи, некий обобщающий текст, который суммирует то, что было сказано ее участниками, и мог бы рассматриваться как своего рода, объединяющие их “Московские принципы”».

В этом документе, опубликованном на сайте МИД России, содержаться следующие «объединяющие» положения:

«…Представляется необходимой выработка политической платформы национального согласия, которая позволила бы приступить к решению острых вопросов национальной повестки дня совместными усилиями всех сирийцев через инклюзивный межсирийский диалог без предварительных условий.

В основе этой платформы видятся следующие принципы.

1. Сохранение суверенитета Сирийской Арабской Республики, ее единства, независимости и территориальной целостности.

2. Противодействие международному терроризму во всех его формах и проявлениях и стремление к консолидации усилий в борьбе с террористами и экстремистами на сирийской земле.

3. Урегулирование кризиса в Сирии мирными политическими методами на основе взаимного согласия, исходя из принципов Женевского коммюнике от 30 июня 2012 г.

4. Определение будущего Сирии на основе свободного и демократического волеизъявления сирийского народа.

5. Недопустимость внешнего вмешательства в сирийские дела.

6. Сохранение преемственности функционирования государственных институтов, в том числе армии, вооруженных сил, их реформирование исключительно законными методами.

7. Обеспечение гражданского мира посредством полноценного участия всех составляющих сирийского народа в политической и социально-экономической жизни страны, законодательного и практического осуществления равенства всех этноконфессиональных групп населения.

8. Верховенство закона и равенство всех граждан перед законом.

9. Недопустимость любого иностранного вооруженного присутствия на территории Сирии без согласия сирийского правительства.

10. Необходимость прекращения оккупации Голанских высот.

11. Снятие санкций против сирийского народа».

Виталий Наумкин отметил, что «представители сирийской оппозиции и гражданского общества обратились к присутствующим на встрече представителям Правительства САР с предложением о незамедлительной разработке комплекса мер взаимного доверия, призванных создать благоприятную атмосферу для осуществления всеобщего и значимого процесса национального диалога. Главное здесь, как говорилось, – гуманитарное досье».

Участники встречи выразили благодарность Правительству дружественной Российской Федерации, Министерству иностранных дел Российской Федерации и Институту востоковедения Российской академии наук за организацию «московской площадки».

В.Наумкин подчеркнул также следующее: «Было высказано пожелание о продолжении процесса консультаций на этой площадке и его дальнейшем совершенствовании, включая возможность расширения круга участников.

Для поддержания контактов между участниками процесса на «московской площадке» была создана небольшая рабочая группа в составе группы модераторов (с участием послов в отставке А.Г.Аксенёнка и В.В.Попова). Ясно, что московская встреча ни в коем случае не противопоставляется усилиям под эгидой ООН. Напротив, я могу предположить, что подключение Стефана де Мистуры к «московскому процессу» будет приветствоваться».

Также модератор встречи зачитал «Воззвание к международному сообществу»:

«Собравшиеся на Московскую консультативную встречу по межсирийскому диалогу 26-29 января 2015 года обращаются к международному сообществу, призванному исполнить свою роль в деле облегчения усиливающихся гуманитарных страданий сирийского народа.

От международного сообщества требуется следующее.

1. Увеличить и ускорить поступление гуманитарной помощи во все районы Сирии без исключения на основе соответствующей резолюции ООН.

2. Международное сообщество призывается снять или смягчить односторонние экономические санкции, наносящие вред всем слоям сирийского народа и всем регионам Сирии, в особенности, в результате формирующегося дефицита основных товаров, необходимых для поддержания нормальной жизни и деятельности людей.

3. Собравшиеся в Москве, осуждая агрессивные действия Израиля в отношении Сирии и Ливана, призывают международное сообщество повлиять на Израиль с целью прекращения агрессии и соблюдения Устава ООН и решений международного сообщества.

4. Осудить иностранное вмешательство в Сирии и призвать Совет Безопасности ООН обеспечить выполнение принятых им решений, прежде всего, резолюций 2170 и 2178, направленных на перекрытие и искоренение источников терроризма».

 

Башар Асад: «Когда вы хотите осуществить перемены, говоря об общенациональной проблеме, свое слово должен сказать каждый сириец»

 

Показательно, что в канун этих исторических переговоров большое интервью американскому журналу «Foreign Affairs» дал президент Сирии Башар Асад.[xi] Похоже, что сирийцы, собираясь в Москве, через это интервью послали сигнал Западу. Вот что, в частности говорил Башар Асад, отвечая на вопросы Джонатана Теппермана (Jonathan Tepperman).

«- Как вам видится окончание этой войны?

- Все войны в любой точке мира заканчиваются политическим урегулированием, потому что сама по себе война не является решением. Война – это один из инструментов политики. Поэтому и заканчивается она политически. Так нам кажется, если говорить коротко.

То есть, вы не считаете, что эта война закончится военными средствами?

— Нет. Все войны заканчиваются политическим урегулированием…

— «The New York Times» опубликовала статью, в которой говорится, что Соединенные Штаты все больше поддерживают мирные инициативы России и ООН. В статье есть ссылка на «тихий отказ Запада от своих требований о немедленной отставке сирийского президента». Учитывая такие сдвиги в позициях Запада, проявляете ли вы больше готовности к переговорному урегулированию конфликта, которое приведет к переходному политическому периоду?

— Мы были готовы к этому с самого начала. Мы в Сирии вели диалог со всеми сторонами. Говоря о сторонах, я имею в виду не только политические партии: это и партии, и течения, и некоторые личности, и любые политические образования. Мы внесли изменения в Конституцию, мы открыты для чего угодно. Но когда вы хотите что-то сделать, то думать надо не об оппозиции и не о правительстве. Думать надо о сирийцах.

Иногда существует большинство, не принадлежащее ни к одной стороне. Поэтому, когда вы хотите осуществить перемены, говоря об общенациональной проблеме, свое слово должен сказать каждый сириец. Когда вы ведете диалог, это должен быть диалог не между правительством и оппозицией, это должен быть диалог между различными сирийскими сторонами и образованиями. Таково наше мнение о диалоге. Это первое.

Второе. Какое бы решение вам ни хотелось принять, в итоге вам все равно надо обратиться к народу через референдум, потому что речь идет о Конституции, об изменении политической системы и прочее. Надо обращаться к сирийскому народу. Поэтому ведение диалога отличается от принятия решений, которые должны приниматься не правительством и не оппозицией…

Означает ли это, что пространство для переговоров отсутствует?

— Нет, мы поедем в Россию, мы пойдем на эти переговоры, но здесь есть другой вопрос. С кем будут эти переговоры? Будучи правительством, мы имеем институты, мы имеем армию, мы обладаем влиянием, позитивным или негативным, в любом направлении, все время. А те люди, с которыми мы должны вступить в переговоры, кого представляют они? Вот в чем вопрос.

Когда вы ведете переговоры с оппозицией, они должны иметь смысл. Оппозиция в целом должна иметь представителей в местной администрации, в парламенте, в органах власти. Она должна представлять широкие массы. Если вести речь о нынешнем кризисе, то надо задать вопрос о влиянии оппозиции на местах. Надо вспомнить, что повстанцы заявляли публично — а они многократно говорили, что оппозиция их не представляет. Она не обладает влиянием.

Если вести речь о продуктивном диалоге, то это должен быть диалог между правительством и повстанцами. Есть и другой момент. Оппозиция должна быть национальной, она должна действовать в интересах сирийского народа. Она не может называться оппозицией, получая финансирование извне и являясь марионеткой Катара, Саудовской Аравии или каких-то западных стран, включая США. Она должна быть сирийской оппозицией.

У нас есть национальная оппозиция, я этого не исключаю. Я не говорю, что вся оппозиция нелегитимна. Но надо разделять национальную оппозицию и марионеток. Не всякий диалог является плодотворным.

Означает ли это, что вы не хотите встречаться с оппозиционными силами, которые пользуются поддержкой иностранных государств?

— Мы готовы встречаться со всеми. У нас нет предварительных условий… Да, мы готовы встречаться со всеми. Но каждого из них надо спросить: кого вы представляете? Вот о чем я веду речь…

Испытываете ли вы оптимизм по поводу переговоров в Москве?

— Происходящее в Москве — это не переговоры об урегулировании. Это просто подготовка к конференции.

Переговоры о переговорах?

— Именно так — как подготовиться к переговорам. Когда мы ведем речь о конференции, каковы должны быть ее принципы? Я повторю свою мысль. Буду откровенен: некоторые группировки, как я и говорил, это марионетки других стран. Они должны реализовывать их повестку, и я знаю, что многие страны, такие, например, как Франция, совершенно не заинтересованы в успехе этой конференции. Поэтому они приказывают этим людям сорвать ее. Есть и другие личности, которые представляют только самих себя. В Сирии они никого не представляют. Некоторые из них вообще никогда не жили в Сирии и ничего не знают о нашей стране. Конечно, есть и другие люди, действующие в национальных интересах.

Поэтому, когда мы ведем речь об оппозиции как о едином явлении, то кто там на кого будет оказывать влияние? Вот в чем вопрос. Это пока неясно.

Поэтому слово «оптимизм» было бы преувеличением. Не скажу, что испытываю пессимизм. Я бы сказал, что во всех наших действиях есть надежда.

Похоже, что в последние дни американцы все больше поддерживают московские переговоры. Сначала это было не так. Вчера госсекретарь Керри сказал нечто такое, из чего можно сделать вывод, что Соединенные Штаты надеются на проведение переговоров и на их успех.

— Они всегда что-то говорят, но главное, что они делают. И вы знаете, что между сирийцами и США существует недоверие. Так что поживем-увидим, что произойдет на конференции.

Как вы думаете, каков оптимальный путь для достижения договоренности между всеми сторонами в Сирии?

— Договариваться надо непосредственно с повстанцами, но повстанцы у нас двух разных видов. Большинство – это «Аль-Каида», то есть, ИГИЛ и «ан-Нусра». Есть и другие группировки, входящие в «Аль-Каиду», но они меньше. Остается то, что Обама назвал «фантазией», что он назвал «умеренной оппозицией». Это не оппозиция, это – повстанцы. Большинство из них присоединилось к «Аль-Каиде», а кое-кто недавно вновь присоединился к армии. На прошлой неделе многие покинули эти группировки и перешли на сторону армии…

Готовы ли вы принять некоторые меры по наращиванию доверия перед началом переговоров? Например, обмен пленными, отказ от применения бочковых бомб, освобождение политзаключенных в целях укрепления доверия противоположной стороны, с которой вы готовы вести честные и добросовестные переговоры?

— Речь идет о личных взаимоотношениях, а не о механизмах. В политике можно говорить только о механизмах. Там не нужно верить кому-то, что он что-то сделает. Если есть четкий механизм, можно добиться результата. Этого хотят люди. Поэтому вопрос в следующем: какой механизм мы можем применить? И здесь мы возвращаемся к тому же самому вопросу. Кто они? Кого они представляют? Каким обладают влиянием? В чем смысл укреплять доверие с людьми, не имеющими никакого влияния?

Когда две стороны сходятся на переговорах, зачастую одной из сторон очень полезно показать другой, что она по-настоящему заинтересована в успехе. Поэтому она может пойти на какие-то шаги в одностороннем порядке, чтобы сбить накал страстей. Указанные мною меры могли бы произвести такой эффект.

— У нас есть нечто конкретное, и это примирение. Люди сложили оружие, мы объявили им амнистию, они живут нормальной жизнью. Это – реальный пример. Это – мера доверия.

Готовы ли вы сказать всей оппозиции, что если она сложит оружие, ей будет гарантирована безопасность?

— Да, я заявил об этом публично в одном из своих выступлений».

Это – эпизоды из большого интервью президента Сирии Башара Асада журналу «Foreign Affairs».

И, как видите, не всё так просто и радужно. И Асад уже ставит свои рамки переговоров. Только вот что у Асада, что у оппозиции путь только один – договариваться. Иначе обе стороны, ставшие в Москве на путь к урегулированию, в конце концов, сорвутся в Бездну Хаоса и сделают бо-о-ольшой подарок тем, кто этот Хаос планировал и поддерживает по сию пору.

Как говорят в Одессе: «А оно им надо?»

 

В чем тогда оптимизм?

 

В любом случае, мы присутствуем на новом раунде попыток урегулировать сирийский конфликт и покончить с Хаосом, привнесенным в Сирию на волне спровоцированной, в том числе, и Штатами, – о чем мы не раз писали – «арабской весны».

Оптимизма добавляют сегодня сразу несколько факторов.

Американцы, судя по всему, не готовы бурно сопротивляться происходящим переговорам. Потом-потом они постараются урвать своё, но не на данном этапе.

Внутри Сирии уже, похоже, всем оппозиционерам ясно, что через войну они власть не получат. Даже кусочек власти. Что же касается бандитов и боевиков-исламистов, то именно эта публика, а не власть Асада, становится реально главным объектом «борьбы за Сирию» для оппозиции.

Ближний Восток (да и не только он – та же Украина) требует сегодня – в условиях нарастающей фрагментации – неимоверных усилий ради пресечения распространения Хаоса и наведения порядка. Без помощи – либо блокировании провокаций (!) – со стороны мировых Держав это вряд ли возможно, но важнейшим условием успеха в этой борьбе служит собственно воля тех людей, народов, властей стран, которые живут здесь, в этом регионе мира.

Россия ещё раз доказала всему миру, что именно на «московскую площадку» готовы приехать и приезжают стороны разных международных конфликтов. Теперь это проявилось в ходе межсирийских переговоров. Так что, помощь от Москвы будет всем желающим установления Мира и ликвидации Хаоса.

И ещё оптимизм сохраняется в том, что первый шаг сделан, но, коли кто-то из высоко-договаривающихся сторон этот процесс сорвет, то именно на неё вся ответственность и ляжет

Версия для печати