«Ислам и светская Европа»

22:21 20.01.2015 Мария Грановская, кандидат философских наук


Террористическая атака на редакцию «Шарли Эбдо» ещё раз подтверждает тенденцию движения западного общества к кризису принципов собственного устройства.

На сегодняшний день очевидным становится то, что западное общество прекращает быть секулярным в первую очередь из-за быстрого распространения радикального ислама, что, безусловно, не может не вызывать опасений у коренного населения европейских государств, оказавшегося перед лицом угрозы терроризма и насилия, исходящей от казалось бы интегрированных в европейскую реальность некоренных граждан.

Не менее пугающим представляется также тот факт, что большинство джихадистов являются представителями «второго поколения» иммигрантов, проживающих на территории Европы. Трагедия Шарли Эбдо – прямое тому подтверждение, так как молодые братья Куаши, атаковавшие редакцию еженедельника, были французами алжирского происхождения. Террористическая атака, осуществлённая братьями Куаши, явилась во многом вызовом секулярному антирелигиозному обществу и его принципам толерантности и поощрения всяческих свобод.

Говоря об общественной нестабильности современной Европы, явившейся следствием идеологии мультикультурализма, известный журналист Кристофер Калдвелл отмечает, что «в Европе наиболее горячо исповедуемой верой является ислам. В этой связи коренные европейцы ощущают определённую угрозу»[1]. Европейское общество постепенно становится религиозным не по причине возвращения к христианскому вероисповеданию, а по причине роста популярности ислама. Калдвелл также отмечает, что в течение долгого времени в Европе было невозможно открыто говорить о религиозном элементе массовой иммиграции, что привело к недооценке роли духовного потенциала мусульманского населения Европы.

В феврале 2012 г. в газете «The Daily Telegraph» была опубликована статья, написанная Баронессой Варси, которая на тот момент была Государственным Министром по делам религии Кабинета министров Великобритании. Баронесса Варси является также членом консервативной партии Великобритании и мусульманкой по вероисповеданию. Её статья была посвящена в том числе проблемам веры и религиозности в британском обществе. «Я буду сражаться за то, чтобы Европа стала более уверенной в христианстве, потому что общества в которых мы живём, культура, которую мы создали, ценности, которых мы придерживаемся, явились результатом столетий споров, раскола и веры в христианство»[2]. Баронесса предложила вернуться к христианским корням и отказаться от «воинственного секуляризма».

Она пишет: «Секуляризованное общество абсолютно нетерпимо. Запрещая людям определять свою религиозную идентичность, оно демонстрирует сходство с тоталитарными режимами, которые отказывались от идеи о многочисленных идентичностях»[3].

Идеи Варси сегодня, безусловно, приобретают особую актуальность. Нельзя не согласиться с тем, что в Европе необходимо восстановить авторитет христианской церкви, так как это поможет наладить межкультурный диалог. Заявление баронессы носило примирительный и консолидирующий характер и призывало к равноправному диалогу между религиями в британском обществе, который может состояться только при условии отказа европейских лидеров от идеологии «воинствующего атеизма», отказывающего в выражении религиозной идентичности своим гражданам, постоянно подчёркивая свою собственную антирелигиозность.

После случившейся в Париже трагедии на первый план снова вышли европейские ценности и двойные стандарты их интерпретации. Многие поддались искушению истолкования событий в Париже духе манихейства, предполагая, что террористическая атака на редакцию «Шарли Эбдо» ещё раз доказывает тот факт, что Запад, как отмечает издание The New Yorker, вовлечен в «Столкновение цивилизаций», где одна сторона противостояния – мы, а другая – мусульмане»[4].

Как бы опровергая Хантингтона и его тезис о том, что «между соседствующими мусульманскими и не-мусульманскими народами — глубокий антагонизм и ожесточенные конфликты»[5], Джон Кэссиди, упоминает о том, что только за декабрь вследствие актов терроризма и насилия в Ираке погибло более 1.100 человек. Было бы справедливо предположить, что практически все они причисляли себя к мусульманской вере»[6].

Однако европейские лидеры и западная пресса практически не вспоминают о том, что в большинстве случаев жертвами джихада являются мусульмане.



[1] C. Caldwell. Europe`s problematic freedom of religion. Longitude/01.2012, p. 70.

[2] Baroness Warsi. We stand side by side with Pope in fighting for faith// «The Daily Telegraph».13.02.12.

[3] Ibid.

[4] John Cassidy. Charlie Hebdo and the «Clash of Civilizations»// The New Yorker.08.01.2015.

[5] С.Хантингтон. «Столкновение цивилизаций». М., 2011, с. 75.

[6] Ibid.

Версия для печати