Чехию превращают в заложницу западной политики по украинскому вопросу

13:12 24.12.2014 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Чешская Республика, по-прежнему, видит в России надежного партнера, а не противника. Несмотря на давление, оказываемое на Прагу Вашингтоном и Брюсселем, чешское правительство склоняется к диалогу вокруг украинского кризиса, а не к ультиматумам.

Одним из первых к пониманию действий России призвал бывший президент Чехии Вацлав Клаус. Воссоединение Крыма с Российской Федерацией он назвал «вынужденным шагом», сделать который Россию заставили ее оппоненты (1). Затем прозвучали слова нынешнего президента Чехии Милоша Земана о том, что произошедшее на Украине – государственный переворот, а не революция, и что в таких условиях оказывать украинскому правительству финансовую помощь было бы «полной бессмыслицей» (2). Позже свое неприятие введения антироссийских санкций высказал чешский премьер Богуслав Соботка.

Прага присоединилась к антироссийским санкциям, но сделала это нехотя, подчиняясь диктату ЕС и США. Чехам нет смысла устраивать экономические войны с Россией, и цифры говорят здесь сами за себя.

Российская Федерация занимает седьмое место по объему экспорта, и пятое – по объему импорта среди всех торговых партнеров Праги. В 2013 г. Чехия экспортировала в Россию автозапчастей,  транспортного и иного оборудования на 82 млрд. чешских крон; химикатов – на 9 млрд.; мануфактурных товаров – почти на 12 млрд. Общий объем экспорта составил более 116 млрд. крон. Объем импорта составил более 155 млрд. крон (3).

Чешские экономисты не скрывают, что необдуманная санкционная политика Запада в отношении России отрицательно скажется на чешском автопроме и туристической отрасли. В сфере услуг прибыль Чехии от российских туристов составляет почти 22 млрд. крон (2,7% от всего объема), и терять эту прибыль чехам не хочется. Министерство сельского хозяйства Чехии оценивает свои потенциальные убытки от антироссийских санкций в 300 млн. крон.

Кроме того, Прага вынуждена будет искать альтернативных импортеров нефти, газа, железной руды и промышленных полуфабрикатов, и потери чешской экономики от этого в разы выше, чем от сворачивания сотрудничества с Украиной, доля которой в чешской экономике гораздо скромнее.

Например, общий объем чешского экспорта на Украину составил в 2013 г. чуть более 32 млрд. крон; импорт – почти 23,5 млрд. (3). С 2005 по 2013 гг. товарооборот между двумя государствами увеличился незначительно. С началом гражданского конфликта на Украине украино-чешская торговля находится в кризисе. Чешские компании покидают Украину, многие совместные проекты заморожены. Только в апреле 2014 г. экспорт украинских товаров на чешский рынок снизился на 51%, в мае – на 43% (4).

Из двух зол следует выбирать меньшее. Потеря украинского рынка для Чехии менее чувствительна, чем потеря рынка российского, но в мире большой политики не все зависит от Чехии. Брюссель, по-прежнему, сохраняет за собой функции центра принятия решений. Можно сказать, что за Прагу все решил Брюссель. Чешским дипломатам оставалось произнести программные речи, чтобы создать видимость собственной политической независимости.

Для данной ситуации характерна поддержка действий чешского правительства левыми партиями, и критика представителями правого лагеря. Достаточно вспомнить популистскую критику из уст оппозиционеров поездки в Москву представителя чешской Компартии Войтеха Филипа. Главный, но от этого, не менее навязанный аргумент: такие поездки могут помешать отношениям Праги с Евросоюзом. Популистскими были заверения со стороны прозападного крыла чешского политикума в том, что чешские предприниматели без проблем найдут альтернативу российскому рынку. Но с таким утверждением сами крупные предприниматели и промышленники не соглашаются. Они обеспокоены грядущим снижением прибыли на миллионы долларов из-за невозможности осуществлять с российской стороной полноценные торгово-экономические операции (5).

Со стороны может показаться, что Прага занимает невнятную и двойственную позицию. Протестуя против усиления антироссийских санкций, тем не менее, к ним присоединяется. На самом деле, позиция Чехии вполне практична. Ей, действительно, не выгодны антироссийские санкции, но и развал украинского государства Чехию также настораживает. Если Украина остается стабильной, по ее территории возможны поставки энергоносителей в Чехию. Если Украина взрывается гражданской войной, Россия будет искать другие маршруты поставок энергоносителей, более безопасные.

В Праге прекрасно понимают, что вернуть Украине былую стабильность уже не удастся. Тогда в интересах Праги снизить накал конфликта, переведя его в дипломатическую плоскость. Если бы не санкции Запада против России, ДНР и ЛНР, возможно, Чехия не очень переживала бы за транзит газа. При условии, что Киев придерживался бы принципа мирного сосуществования с мятежными республиками, стабильность и относительный мир в регионе можно было бы сохранить.

Но это не нужно Вашингтону, у которого свои виды на украино-российское порубежье. Давление западных политических институций на ДНР и ЛНР повышает градус конфликта, заводит его в тупик, способствует накоплению критической массы конфликтного потенциала, что чревато еще большим взрывом. Чехия невольно превращается в заложницу американо-европейской политики в отношении Донбасса.

Чешские власти вынуждены балансировать, искать точку опоры и политических противовесов, чтобы сохранить регион от сползания к более серьезной фазе конфликта. Здесь позиция Праги созвучна с позицией Москвы. Российской стороной неоднократно озвучивалась ее приверженность принципу территориальной целостности Украины, при условии, что украинское государство не будет представлять опасность для окружающих, а также будет соблюдать политические права и культурные запросы юго-восточных областей. Но под давлением США и ЕС Киев занимает совершенно нездоровую позицию, провоцируя масштабные военные действия, как со стороны украинских войск, так и со стороны ополчения.

В случае продолжения войны ее последствия ощутит на себе вся Восточная Европа. И это будут не последствия «российской политики», а последствия политики Вашингтона и Брюсселя, которые раздувают в регионе опасное пламя. В этом пламени сгорит мир и стабильность не только Украины, но и приграничных с нею государств – Чехии, Венгрии, Словакии, Польши. Вместо политически уравновешенной внеблоковой Украины соседом этих государств станет Украина национал-радикальная, распрощавшаяся со своим внеблоковым статусом, но мечтающая о покорении Донбасса силой и жестокостью.

Тогда из Восточной Европы надолго уйдут покой и стабильность, и, вместо экономических проектов, Праге и ее соседям придется заниматься проблемами военно-политического свойства. Восточная Европа превратится в полюс геополитической турбулентности, где об экономическом процветании придется забыть.

 

1)       http://www.klaus.cz/clanky/3553

2)       http://ria.ru/world/20141116/1033606275.html

3)       http://www.cnb.cz/en/monetary_policy/inflation_reports/2014/2014_II/boxes_and_annexes/zoi_2014_II_box_2.html

4)       http://ptel.cz/2014/08/tretij-krug-sankcij/

5)       http://www.riss.ru/analitika/3512-o-reaktsii-v-chekhii-na-vvedenie-sanktsij-v-tovaroobmene-rossii-i-es#.VJqBHAANA

Ключевые слова: США Россия ЕС Украина Чехия санкции

Версия для печати