Надо ли противопоставлять поворот на Восток связям с Европой

14:06 16.12.2014 Юрий Шафраник, председатель Совета Союза нефтегазопромышленников России, министр топлива и энергетики РФ в 1993-96 гг.


«Россия разворачивается к Востоку, но ей не убежать от европейской судьбы»,  под таким заголовком газета The Financial Times  19 ноября опубликовала статью известного западного эксперта по российской нефтегазовой промышленности Тэйна Густафсона, старшего директора авторитетной консалтинговой фирмы  IНS CERA, автора вышедшей в Лондоне в 2012 г. книги «Колесо фортуны. Битва за нефть и власть в России».

«На самом деле,  пишет Т. Густафсон,  русские "поворачиваются к Азии" с тех пор, как  они впервые пересекли Урал в конце XVI века; а последующие правители – и цари, и комиссары  продолжали движение в этом направлении… С возвращением Путина на пост президента в 2012 году его акцент на восток России постоянно усиливался».

 Далее американский эксперт перечисляет положительные стороны восточных проектов Газпрома, но в итоге делает упор на дороговизне и длительных сроках осуществления этих проектов и приходит к заключению: «Как бы Путину ни хотелось более явного объединения с Китаем против "гегемонии" США, но в обозримом будущем Россия по-прежнему будет привязана к Западу и обращена к Европе: в торговле газом, в значительной части промышленного производства, а для большинства населения России невозможно избежать взаимодействия с Европой».

При всем уважении к профессору Густафсону  не могу не возразить против его последнего тезиса. За долгие годы своей профессиональной и политической карьеры не встречал ни одного российского нефтяника, газовика, экономиста или политолога, который призывал бы к развитию связей с Китаем в ущерб отношениям с Европой. Более того, при профессиональном подходе к рассмотрению гигантской по своим масштабам проблемы развития Дальнего Востока и Восточной Сибири невозможно не прийти к выводу, что одним из важных элементов её решения является привлечение к сотрудничеству ведущих компаний европейских стран. Лично я обратил внимание российской общественности на это еще 10 лет назад в статье «Восточный проект в стратегии будущего», опубликованной в сборнике «Аналитические записки»: «Международное участие в освоении наших восточных регионов целесообразно спланировать так, чтобы вдоль границ Восточной Сибири был создан сплошной пояс или «буфер» стратегических ресурсных проектов с участием европейских, американских, индийских компаний…»

За прошедшие годы в ходе публичных выступлений в Европе и многочисленных контактов с европейскими партнерами  я постоянно пытался привлечь их внимание к необходимости расширить сферу нашего сотрудничества географически на освоение природных ресурсов и технологически – на строительство высокотехнологичных перерабатывающих предприятий в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. В апреле этого года в интервью газете «КоммерсантЪ» я вновь подчеркивал: «Разработка данных кладовых, добыча и глубокая переработка сырья (вплоть до полимерных материалов) суть отдельные суперпроекты. И для их реализации обязательно нужны партнеры, причем утвердившиеся на мировом рынке».

Все тщетно. Наши европейские партнеры упорно продолжали смотреть на Россию исключительно как на поставщика энергоресурсов и даже не пытались выйти за рамки стремительно устаревающих  представлений ни экономически, ни технологически, а тем более географически.  Они никак не хотели понять, что все ускоряющийся процесс глобализации автоматически влечет за собой переформатирование рынков, кардинальные изменения в географии промышленных предприятий и товарных потоков.

Ориентация России на ускоренное развитие Восточной Сибири и Дальнего Востока назрела давно. В первую очередь по внутренним причинам. Санкции здесь играют второстепенную роль. Между прочим, освоение гигантских кладовых не только энергоресурсов (Ковыктинское газоконденсатное  и Чаяндинское газовое месторождения,  Эльгинское угольное),  но и руд металлов, гелия могло бы уже сейчас дать существенный толчок экономическому развитию не только этой части России, но и ряда стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

Широкое обсуждение этих проектов вызывает у меня воспоминания о начале освоения западно-сибирских нефтегазовых месторождений – крупнейшего в мире энергетического проекта XX века. Тогда тоже многие были против. Основной аргумент – необходимость высоких затрат. На огромной территории не было ни дорог, ни электричества, никакого жилья. С этой точки зрения Восточная Сибирь и Дальний Восток выглядят сейчас значительно лучше.  

Сегодня наш интерес в этом совпал с интересом Китая, и он сделал конкретные шаги в данном направлении. Это, однако, ни в коей мере не означает нашего отказа от сотрудничества с Европой. Главная проблема здесь в узости мышления некоторых представителей ЕС.

Версия для печати