Выборы в Конгресс США: поражение Обамы или блистательная победа?

19:41 06.11.2014 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Фото lafautearousseau.hautetfort.com

4 ноября в Соединенных Штатах Америки прошли «промежуточные» выборы в обе палаты Конгресса – Сенат и Палату представителей, а также многочисленные выборы местного масштаба и значения.

Если строго – то президентские выборы в США проходят раз в четыре года, а между ними с интервалом в два года проводятся эти «промежуточные» выборы, на которых избираются все 435 членов Палаты представителей (они переизбираются каждые два года) и треть Сената (33 или 34 места из 100). Кроме этого, в этот день проводятся выборы губернаторов ряда штатов, депутатов штатных и иных легислатур и т.д. – в этом году избирались губернаторы в 36 из 50 штатов, мэры многих городов и члены местных законодательных собраний.

Местные выборы, как обычно, чрезвычайно важны для сотен миллионов граждан, которых принято называть «простыми американцами». За этими выборами – местное управление «со всеми вытекающими» для этих людей. Недавно общался с человеком, приехавшим с Западного побережья, так он меня удивил тем, что некоторые жители местной «глубинки» не без труда вспоминали имя нынешнего президента США. Интересы, понимаете, соответствующие – политика во многих местах в Америке распространяется не дальше интересов собственного штата, города, района. Достаточно взять в руки тамошнюю прессу, чтобы узнать море новостей с соседней улицы и не узнать ничего из «smash news» мировой политики.

Зато тем, кому важна и интересна эта мировая политика, «промежуточные», как их тут зовут, выборы в американский парламент, сиречь – Конгресс – дают, как обычно широ-о-окие возможности для всякого рода анализов после того, как новый состав Сената и Палаты представителей становится, по итогам голосования, понятен.

С часа закрытия избирательных участков прошло ещё не так много времени, и по некоторым территориям официальные итоги на 12:00 МКС 6 ноября ещё не озвучены. Хотя, по предварительным данным, а они, скорее всего и будут подтверждены, демократическая партия президента США Барака Обамы потерпела поражение, и большинство в обеих палатах Конгресса стало республиканским.

Заметим, что эта ситуация для Америки абсолютно штатная – то есть десятилетие за десятилетием в год «промежуточных» выборов победу одерживает именно та из двух местных партий, которая находится в оппозиции к президенту. Исключения колебаний этого политического «маятника» было, если память не изменяет, очень мало. Можно припомнить годы, когда партии, имевшей президентскую власть, сопутствовал успех и на «промежуточных» выборах. Возможно, это не полный список, но он сам по себе достаточно красноречивый. Итак, партия президента США проигрывала во всех промежуточных выборах, кроме, начиная с 1842 года, нескольких побед – в 1934-м, 1998-м и 2002-м годах. Одна из объясняющих этот феномен теорий гласит, что таким образом избиратели демонстрируют свое недовольство политикой президента. Ныне рейтинг президента Барака Обамы составляет 41% (данные службы Gallup).[i]

Предварительные результаты показывают сегодня, что республиканская партия впервые за восемь лет получила контроль над Сенатом Конгресса США, сохранив при этом большинство в палате представителей.

По предварительным же данным, республиканцам удалось получить в Сенате от 52 до 55 мест из 100. Ранее республиканцам принадлежало 45 кресел. Об этом свидетельствуют прогнозы телеканалов Fox News и CNN News.[ii]

Итог голосования практически сразу же подтвердил сам Обама. Он поздравил Республиканскую партию с успехом. Президент не исключил возможности серьезных разногласий по ряду вопросов, но пообещал «прислушиваться к идеям республиканцев по поводу того, что необходимо делать в ближайшие годы».

По мнению Барака Обамы, победа республиканцев на выборах в Конгресс не является трагедией для Белого дома, хотя и несколько затруднит процесс согласования тех или иных решений. «Конгресс будет принимать некоторые законопроекты, которые я не смогу подписать. Я уверен, что буду предпринимать какие-то действия, которые Конгрессу не будут нравиться»,- заявил Обама.[iii]

При этом глава государства пообещал «прислушиваться к идеям республиканцев» и «работать с Конгрессом в ближайшие два с лишним года настолько эффективно, насколько это возможно». Он также добавил, что «“услышал сигнал” от американских избирателей».

И вот дальше начинается самое интересное. Обозначим это «самое интересное» несколькими вопросами и постараемся внести свою посильную лепту в поток комментариев, который уже набирает силу, относительно ближайших перспектив американской политики. Ведь из-за горизонта поднимается дата следующих президентских выборов – 2016 год.

Как будет развиваться внутриполитическая ситуация в США при новом раскладе в высших властях?

Станет ли борьба между республиканцами и демократами (и, главное, - стоящими за ними Силами и Интересами) фактором, заставляющим Обаму сосредоточить львиную долю внимания на внутренних делах и меньше своего времени уделять внешней политике?

И, наконец, приведут ли республиканцы – при их контроле над Конгрессом – в исполнение свою угрозу устроить Обаме импичмент?

Вы не поверите, но в своем выступлении сразу после голосования 4 ноября президент США обозначил свои приоритеты абсолютно в других плоскостях и сферах, как будто намеренно уводил внимание публики от обсуждения обозначенных в наших вопросах перспектив. Обама заявил, что для него страшнее и важнее лихорадки Эйбола и Исламского государства (Исламское государство Ирака и Леванта, оно же Халифат) «зверей» в округе больше нет.

По словам Барака Обамы, в ближайшее время он запросит у законодателей «увеличение финансирования для ученых, медиков и военных, чтобы они могли оказывать помощь» в борьбе с лихорадкой Эйбола. Кроме того, Барак Обама рассчитывает получить от них «одобрение на ведение борьбы против боевиков группировки “Исламское государство”». «Мир должен видеть, что мы едины в этом вопросе и наши военные нуждаются в нашей поддержке»,- заявил Барак Обама. В настоящее время американская авиация периодически бомбит позиции «Исламского государства» в Сирии и Ираке. Победы не видно, но шума много.

Обама демонстративно не замечает того, о чем уже начали писать американские политологи: результаты выборов создадут серьезные проблемы для президента-демократа, тем более что из стана победителей-республиканцев звучат совсем не благие пожелания в адрес главы государства. «Сегодня мы можем обеспечить реальные перемены в Вашингтоне. Именно этого я намерен добиться. Это переломный момент! Хватит! Пора менять направление», - заявил лидер Республиканской партии Митч Макконнелл, который является главным претендентом на пост лидера республиканцев в Сенате.

Вы представляете, с каким настроем республиканцы идут? «Америке давно пора проснуться. Сегодня это, наконец-то, случилось. Мы поставим Вашингтон с ног на голову!» – заявила сторонница республиканцев Шейла Саррет.

Реальнее становится угроза импичмента. И «это – очень плохая новость для Обамы. Ему и так было тяжело, даже когда демократы контролировали одну из палат Конгресса, а теперь и подавно. Президенту труднее будет проводить законодательные инициативы», - подчеркнул журналист Стив Пиплс.[iv]

 

И вот теперь, в самом начале процесса «притирки» президента и нового состава Конгресса, постараемся ответить на поставленные выше принципиальные вопросы, касающиеся будущего. И не только будущего лично Обамы, но и будущего самих США, будущего избрания нового президента в 2016 году, и – что, возможно, наиболее интересно для наблюдателя-иностранца, - будущего американской внешней политики, а, стало быть, и мировой политики, в целом, где американцы хотят присутствовать повсюду.

Итак, как будет развиваться внутриполитическая ситуация в США при новом раскладе в высших властях?

Проблема там возникла уже давно, мы об этом писали, и проблема эта не «рассосалась». Дело в том, что в США на гребне крупнейшего финансово-экономического кризиса проявились и столкнулись интересы двух гигантских сил – американских промышленников-производителей и, скорее, международных, чем собственно американских, финансистов-банкиров.

Первых можно именовать «почвенниками», так как всё их благополучие стоит на производстве, которое находится и в США, и за их границами, но это – реальная работа и реальный ВВП.

А вот результатом деятельности банкиров-финансистов становятся виртуальные нолики на счетах, которых уже «нарисовано» столько, что эти обязательства – деривативы в тысячи раз превосходят фактический объем экономики всего Земного шара: 70-75 триллионов – объем мирового ВВП и более 1,2 квадриллиона – обязательства по деривативам. На чем банкиры-финансисты и живут, делая свои доходы на создании необеспеченных обязательств.

Вот в США это принципиальное противоречие и расцвело пышным цветом. Раньше говорили: «Что хорошо для General Motors, то хорошо для Америки!» Сейчас говорят: «Что хорошо для Wall-Street, то хорошо для Америки!», и именно этот тезис становится камнем предкновения, если не раздора, между теми, кто работает и создает, и теми, кто занимается масштабными финансовыми спекуляциями.

Разделение симпатий между этими ведущими Силами начало разъедать даже вековое внутренне единство двух столпов американского политического строя – партий демократов и республиканцев. Сегодня и в одной, и в другой уже нет былой внутренней консолидации, что объясняется именно расхождениями в оценках политической поддержки одной либо другой финансово-экономической Силы. Демократы уже начали группироваться и поляризоваться вокруг двух лидеров их партии – президента Обамы и Хиллари Клинтон, претендующей занять Белый дом в 2016 году. У республиканцев – прямо внутри их рядов – достаточно громко ведет себя «Партия чаепития», у которой свой взгляд на жизнь и политику, зачастую отличающийся от требований внутрипартийной дисциплины.

И вот в условиях такого расклада в Конгрессе, когда интересы разных ветвей двух партий порой ближе друг другу, чем внутрипартийные интересы, от нынешнего состава американского парламента можно ожидать совсем неожиданных итогов голосования по тому или иному вопросу – то есть солидарного голосования различных фракций демократов и республиканцев.

И это – новая реальность, которая стучится в двери Белого дома, которому, если республиканцы и пригрозят всерьез импичментом, придется иметь дело и с собственными недоброжелателями Обамы в лице окружения Хиллари Клинтон.

Правда, есть мнение и о том, что ослабление демократов в Конгрессе, наоборот дает Обаме козыри. Оценка, примерна, такая – да, победили республиканцы, но Обама за счет ослабления демократов получает возможность консолидировать Конгресс ради решений, необходимых для вывода страны из кризиса. И в этом республиканцы взваливают на себя часть ответственности за происходящее: они уже не в оппозиции, парламент «под ними», будут вынуждены поддерживать Обаму, а не устраивать ему головомойку. А, кроме того, поражение демократов должно сплотить их ради успеха на президентских выборах в 2016 году.

Так что, расклады весьма разнообразные…

Теперь о политике внешней. Станет ли борьба между республиканцами и демократами (и, главное, - стоящими за ними Силами и Интересами) фактором, заставляющим Обаму сосредоточить львиную долю внимания на внутренних делах и меньше своего времени уделять внешней политике?

Полагаю, что «да»!

И особую уверенность в этом придает тема, которую на фоне выборов в Конгресс как-то тихо обходят. Эта тема – завершение третьего этапа «количественного смягчения» (Quantitative easing) Федеральной резервной системой США. Подробности мы недавно разбирали в материале «Мировые финансы. Жизнь на грани». Прекращение этой программы уже привело к таким широко обсуждаемым темам, как падение цен на нефть, резкое изменение курса российского рубля к доллару.

Вбрасывание ничем не обеспеченных масс американской валюты в мировую экономику закончилось – во всяком случае, на этом этапе. Денег на рынках становится всё меньше, а, коли их вброс, обычно, «связывается» каким-то ликвидом, прежде всего: нефть, золото, продовольствие – то и цены нефтяные напрямую, и уже давно, коррелируются с объемами долларового предложения. Вот сейчас предложение долларов стало сворачиваться, и нефть пошла дешеветь.

В связи с этим резкий галс российской валюты вполне может быть объяснен стремлением уйти из-под долларового влияния в ситуации, когда будущее доллара сосем не ясно.

Но, в Америке от доллара не уйти (слышу голос: «А как же амеро?») и, полагаю, уже в ближайшие недели – после Рождества и новогодних каникул, правительство Соединенных Штатов столкнется с вполне понятными проблемами, на которые надо будет давать – деньги любят не только тишину, но и определенность – внятные ответы.

Поскольку три раунда Quantitative easing и шесть лет их существования – привет Бену Бернанке! – позволили и американской, и мировой экономике перевести дух, а её создателям и хозяевам посидеть и подумать «Where Now?», то можно предполагать, что за остановкой печатного станка ФРС последуют уже продуманные и просчитанные финансовые ходы. Но, в случае их отсутствия, уже к марту 2015 года увидим, куда повернут мировые финансы, переполненные пустыми обязательствами – деривативами, которые и являются одним из ключевых моментов сегодняшней неустойчивости.

Итак, выборы в Конгресс США ставят целый ряд важнейших проблем как для президента Обамы лично, как для американского истеблишмента во всем его нынешнем разнообразии, как для выстраивания новой финансово-экономической политики в связи с решением ФРС, так и для мировой политики.

И, размышляя о её перспективах, пока видится некая пауза, которую, по идеи, должен взять Вашингтон в самом широком смысле – и Белый дом, и Конгресс. А объяснение этой паузы можно поискать:

- в необходимости предложить нечто новое именно в финансовых делах, которые не могут не оказывать влияния на стратегию внешней политики США,

- в необходимости – при новом политическом раскладе – выработке позиций и, возможных, новых же, конфигураций и компромиссов,

- а также в конкретных временных обстоятельствах (Рождество, Новый год), которые по факту перекладывают в Америке серьезные дела «на потом».

Во всяком случае, можно высказать предположение, что и Обаме, и Конгрессу потребуется время для осмысления нынешней политической ситуации, которая усугубляется неопределенностью ситуации финансовой.

А выиграл ли Обама от результатов выборов или потерпел поражение – сама постановка вопроса лучше всего демонстрирует базовую неопределенность американской политической действительности, где борьба производственников и финансистов стала реальным, если не решающим фактором как внутренней, так и внешней политики.

 

 

Ключевые слова: США Барак Обама Федеральная резервная система

Версия для печати