Канада идет в Азию

18:13 12.06.2014 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) становится объектом повышенного экономического и военно-политического внимания для Оттавы.

Долгие годы Канада рассматривала США и Европу как своих главных торговых партнеров. В последние годы наметилась тенденция к сокращению объемов экономического сотрудничества Оттавы и Брюсселя (при сохранении таковых в американо-канадских отношениях), и смещению фокуса внимания с европейской на азиатскую экономику.

Согласно прогнозам, в ближайшем будущем экономика азиатского региона будет переживать период бурного роста, в то время как Соединенные Штаты займут второе место. Европейской же экономике пророчат сползание на третью позицию. Поэтому намерения Оттавы активизировать свою политику в АТР вполне объяснима.

Подвергаются пересмотру некоторые основы американо-канадского сотрудничества энергетической сфере. Вся канадская система поставки энергоресурсов нацелена с севера на юг, т.е. из Канады – в Соединенные Штаты, которые на протяжении десятилетий оставались главным потребителем канадских энергоресурсов. Канада производит 6% от мирового количества энергоресурсов, и почти 100% из них экспортирует в США. Из-за существующей рыночной конъюнктуры канадские компании вынуждены продавать свою продукцию американским потребителям с большими скидками, доходящими до $30 за баррель, что в год дает почти двадцатимиллиардные потери для канадской экономики (1).

Канада все чаще посматривает в сторону Азии не только при решении экономических вопросов. На  протяжении всего ХХ столетия приоритетом для Оттавы была политическая стабильность на европейском континенте. Для достижения этой цели Канада плотно сотрудничала с Соединенными Штатами и государствами Западной Европы, участвуя в сооружении «железного занавеса» с Советским  Союзом.

Стратегическая цель (ослабление России) была достигнута, а Восточная Европа, ставшая подконтрольной Вашингтону, не требовала такого пристального внимания, как ранее.

В такой ситуации Оттава, вполне предсказуемо, сместила фокус своего военно-политического и экономического внимания в другие регионы. Произошло это не сразу, и потребовало пересмотра ключевых геостратегических принципов, как то практически полная ориентация на Соединенные Штаты, следование в общем фарватере англосаксонской политики (США, Великобритания, Австралия, Новая Зеландия, Канада). Но все из перечисленных партнеров Оттавы по «англосаксонскому клубу», так или иначе, обратили свой взор на АТР. Если для Канберры и Веллингтона это было естественно в силу их географического положения, то для Вашингтона и Оттавы это был решительный шаг, ознаменовавший окончательное смещение центра геоэкономической и геополитической мощи мира из Северной Америки и Европы в Азию.

Постепенно уходят в прошлое времена, когда ситуация в АТР характеризовалась экономической нестабильностью и политическим хаосом. Сейчас АТР приобретает черты устоявшегося механизма, обладающего достаточной политико-экономической прочностью. Это привлекает все большее внимание европейских и североамериканских держав. Но у Европы не хватает ресурсов для активной политики по всем азимутам.

Сейчас Европа участвует в дипломатических и экономических баталиях вокруг украинского вопроса, и не поспевает за динамикой политических процессов в АТР. США и Канада в этом деле опережают Брюссель на порядок. Ожидается, что к 2017 г. экономика КНР опередит экономику США, и в Оттаве об этом осведомлены. Более того, в АТР протекает собственный процесс глобализации (на региональном уровне), и экономики Китая, Японии, Южной Кореи и Индии формируют экономический облик всего региона.

Между США и Канадой наблюдается определенное соперничество за экономические блага, ожидающие того, кто сможет эффективней вписаться в экономический ландшафт АТР. У Канады есть все шансы стать в этом деле одной из первых, но при условии, что Оттава получит доступ к азиатским рынкам, в т.ч., в энергетической сфере. Но на рынках АТР Соединенные Штаты имеют более весомое присутствие, чем Канада. Удастся ли Оттаве подвинуть Вашингтон?

Канадское общество тоже неоднозначно относится к перспективе активизации отношений с Азией при одновременном снижении темпов сотрудничества со старыми знакомыми – США и Европой. В 2012 г. поворот своей страны к Азии приветствовали 55% канадцев; в 2013 г. – 51%; в 2014 г. – 39% (2).

В 2013 г. 44% канадцев в возрасте 18-29 лет считали Китай важным экономическим партнером, способным поспособствовать процветанию канадского государства. В 2014 г. таковых уже 41%. Среди канадцев старше 55 лет этот показатель еще ниже – 32% (2). Соответственно, проазиатские настроения больше свойственны тихоокеанским провинциям Канады, в то время как население областей, омываемых Атлантикой, традиционно смотрит в сторону Европы.

В 1980-х канадские инвестиции в Азии адресовались, преимущественно, Австралии и Индонезии, что не выходило за рамки традиционной экономической политики англосаксонских держав в АТР. Но сейчас список адресатов расширился. В него вошли Япония, Малайзия, Вьетнам, Шри-Ланка и т.д., хотя первое место по объему канадских капиталовложений остается за Австралией. Динамику продемонстрируют следующие данные. В 2012 г. объем инвестиций в такие страны, как Малайзия, Таиланд, Сингапур достиг $712  млн., $380 млн. и $2 млрд. 323 млн., соответственно (3).

В 2013 г. количество совместных предприятий с канадским капиталом в области образования, строительства, медицины, добычи или переработки полезных ископаемых, финансовом секторе в КНР достигло двадцати шести; в Индонезии – пяти; в Индии, Сингапуре, Южной Корее – четырех.  

«Англосаксонский клуб» стремится застолбить АТР за собой, опутав его плотной сетью экономических и военно-политических связей. Пока о военно-политическом партнерстве с США и Канадой говорят только Япония и Южная Корея. Все чаще сообщается о военно-политическом сближении США с Индией, которая старается дружбой с американцами сбалансировать присутствие Китая в важных для Нью-Дели регионах (Афганистан, Пакистан, Бирма). В отношении же Китая речь может идти об экономическом, а не военно-политическом сотрудничестве с Вашингтоном и Оттавой.  У Пекина свой взгляд на будущее устройство АТР, не совпадающий с мнением США и Канады.

Для того, чтобы ситуация изменилась, и присутствие Канады в АТР стало более заметным, Оттаве необходимо к экономической составляющей добавить военную, вплоть до присутствия вооруженных сил Канады в данном районе планеты. Канадские вооруженные силы могли бы участвовать в акциях гуманитарного характера, бороться с пиратством (Малаккский пролив остается зоной активного пиратства), исполнять инструкторские функции в армиях азиатских государств, и т.д. (1).

Канада стоит перед необходимостью радикального изменения своей внешней политики (отказ от приоритетного внимания к североамериканскому континенту, сворачивание темпов экономического сотрудничества с Европой и т.д.). Нельзя сказать, что у Оттавы есть богатый исторический опыт взаимодействия со странами АТР. Даже в составе «англосаксонского клуба» Канада была мало заметна в данном районе планеты, позволяя активничать членам клуба в лице Новой Зеландии и Австралии. Но геополитические реалии диктуют новые условия, и Канада вынуждена к ним приспосабливаться.

 

1)       «Back to the Future: Canada's Re-Engagement in the Asia-Pacific Region» (Canadian Military Journal, Vol.14, No 2, 2014)

2)       «2014 National Opinion Poll: Canadian Views on Asia» (Asia-Pacific Foundation of Canada)

3)       «Canadian Outward Foreign Direct Investment to Asia» (“Investment Monitor 2013”, Asia-Pacific Foundation of Canada)

Ключевые слова: США ЕС Канада

Версия для печати