Свободные деньги Сильвио Гезелля

14:10 06.06.2014 Екатерина Синицына, Аналитик Лаборатории социальных инноваций Cloudwatcher


Немецкий экономист Сильвио Гезелль сегодня не слишком известен в широких кругах, а между тем известный британский ученый Джон Мейнард Кейнс утверждал: «Я убежден, что будущее научится больше у Гезелля, чем у Маркса». Гезелль не просто теоретик, автор оригинальной реформы финансовой системы - его идея свободных денег, неоднократно и успешно проверенная на практике, предоставляет вполне реальную возможность изменить этот мир к лучшему.

В 1891 году Сильвио Гезелль опубликовал в Буэнос-Айресе свой первый труд на эту тему под названием «Реформа монетного дела как путь к социальному государству». Позднее вышла в свет его работа «Nervus rerum», а затем еще ряд книг и статей, посвященных финансово-экономической тематике. В 1906 году Гезелль отошел от дел и переехал в Швейцарию.

Первая часть самой известной работы Гезелля «Осуществление права на полный рабочий день» была издана в 1906 г. в Швейцарии, а вторая - через несколько лет в Берлине под названием «Новое учение о проценте». Обе части были опубликованы вместе во время войны, в 1916 году, и выдержали при жизни автора шесть изданий. Эта работа наиболее известна в английском переводе под названием «Естественный экономический порядок».

В 1909 году соратник Гезелля Георг Блюменталь создал "Ассоциацию физиократов" - организацию сторонников теории свободной экономики Гезелля, которая привлекала своих членов из рядов земельных реформаторов, анархистов-индивидуалистов и синдикалистов Берлина и Гамбурга. Ассоциация выпускала  журнал «Физиократ», однако с началом Первой мировой войны это издание пало жертвой цензуры. Сильвио Гезель перебрался в Швейцарию, где имел много сторонников в местных прогрессивных кругах. Они создали организацию под названием "Федерация швейцарской свободной земли и свободных денег" . Выступая с лекциями,  Гезелль подробно излагал значение своих реформаторских предложений как пути к социальной справедливости и миру.

Главная заслуга Гезеля заключается в том, что он сформулировал поистине революционную идею «естественного экономического порядка». По его мнению, причина экономических кризисов и социального неравенства кроется в неправильной системе денежного обращения. Гезелль утверждал, что рост реального капитала тормозится денежной нормой процента. Еще в 1918 году, после окончания Первой мировой войны, Гезелль написал издателю берлинской газеты «Цайтунг ам миттаг» поистине пророческое письмо: «Вопреки всем надеждам на лучшее будущее я должен сказать: если нынешняя денежная система сохранит процентное хозяйство, то я решусь утверждать уже сегодня, что не пройдет и 25 лет, и мы будем стоять перед лицом новой, еще более разрушительной войны. Я очень отчетливо вижу развитие событий. Сегодняшний уровень техники позволит экономике быстро достигнуть наивысшей производительности. Несмотря на значительные потери в войне, будет происходить быстрое образование капиталов, которые вследствие избыточности предложения снизят проценты. Тогда деньги будут изъяты из обращения. Это приведет к сокращению промышленного производства, на улицу будут выброшены армии безработных... В недовольных массах пробудятся дикие, революционные настроения, снова пробьются ядовитые ростки сверхнационализма. Ни одна страна не сможет больше понять другую, и финалом может стать только война”.

Гезелль отмечал противоречивую, двойственную роль современных денег. С одной стороны, это незаменимое средство расчетов для обеспечения экономической деятельности, с другой стороны - орудие власти, предоставляющее возможность доминирования на рынке. Следовательно, необходимо преодолеть свойство денег как ростовщического инструмента власти, сохранив при этом их положительное качество как нейтрального средства расчетов.  Для этого надо, что бы деньги стали «всего лишь средством обмена и ничем более. Их функция - способствовать обмену товарами... Бартер был ненадёжен, дорог, связан с трудностями и очень часто прекращался вообще. Деньги, заменяющие бартер, предоставляют надёжность, увеличивают и удешевляют обмен товарами. Вот, собственно, и всё, что нам нужно от денег. Определённый уровень надёжности, скорость и дешевизна, с которой товар обменивается - всё это является проверкой полезности денег».

Карл Маркс считал, что корень зла кроется в прибавочной стоимости, и для восстановления справедливости необходимо изъятие этой стоимости у одного класса в пользу другого. Для Гезелля «зло» заключалось в кредитной природе денег, и необходимым условием для восстановления справедливости является ее ликвидация.

Сильвио Гезелль выдвинул поистине революционную для своего времени идею Freigeld -  «свободных» (точнее, «свободно распространяющихся») денег. Он считал, что необходимо не только лишить деньги способности приносить прибыль за счет процентов, но и сами деньги надо обложить процентами. Другими словами, за пользование деньгами должна взиматься плата.

Преимуществом свободных денег является их окупаемость за счет налога, однако важнее другое - регулярная экспирация таких денег резко повышает их оборот. По мнению Гезелля, деньги — это тоже своего рода товар, «продукт для постоянного обмена», а значит, как и любой другой товар, деньги должны со временем утрачивать свою ценность. В таком случае люди будут стремиться избавляться от них как можно быстрее.

«Только те деньги, которые приходят в негодность, как вчерашние газеты, как прошлогодний картофель, как железяка, пролежавшая в земле сто лет, и могут быть настоящими деньгами, т. е. инструментом для обмена тех же газет, картофеля, железа и т. д. Потому что такие деньги никто не будет отличать от собственно товаров, которые потребляет человек, никто их не будет никоим образом отличать, как нечто лучшее. Никто: ни покупатель, ни продавец. И тогда, и только тогда деньги станут тем, что они есть в их самом чистом виде: средством обмена, помощником при обмене товарами. И тогда никто не будет ощущать себя ВЛАСТИТЕЛЕМ просто потому, что обладает деньгами».

Таким образом, по мнению Гезелля, главная задача - сделать деньги такими же недолговечными, как и товары. Продавцы товаров заинтересованы лишь в одном - как бы поскорее их сбыть, а значит, необходимо установить такие же условия и для владельцев денег, чтобы они тоже спешили как можно скорее от них избавиться.

Известно, что новое - это хорошо забытое старое, и свободные деньги Гезелля в этом смысле не стали исключением. Точнее, речь идет о практической стороне вопроса.

Работа Гезелля особенно интересна тем, что в ней содержатся конкретные практические рекомендации. Он предлагал выпускать новые, «свободные» деньги (Freigeld) в виде 1, 5, 10, 20, 50 и 100-долларовых банкнот (то же самое для франка, марки и т. д). В свою очередь, через почтовые отделения страны должны продаваться специальные марки по цене 1, 2, 5, 10, 20 и 50 центов. Чтобы денежная купюра была «в рабочем состоянии», ее владелец должен еженедельно наклеивать на нее соответствующие марки. Таким образом, «свободные» деньги каждую неделю будут терять часть своей номинальной стоимости - это примерно 5% в год. Стоимость потерь возлагается на владельца купюры. Например, в течение года к 100-долларовой банкноте должны быть приклеены 52 марки ценой в 10 центов каждая (всего $5,20), или, другими словами, эта 100-долларовая банкнота потеряет за год 5,2% от своей номинальной стоимости.

Естественно, что каждый человек будет стремиться как можно скорее избавиться от таких денег - делать покупки, оплачивать свои долги, платить кому-нибудь за работу, класть эти деньги в банк, либо будет предлагать их кому-либо в долг, причём под льготные условия для заёмщика. В этом случае получится, что деньги будут вынуждены постоянно циркулировать, а не копиться где-нибудь. По словам Сильвио Гезелля, «целью ввода свободных денег является разрушение нечестных привилегии нынешних денег. Эта нечестность целиком и полностью заключается в том, что наша традиционная форма денег имеет одно неоспоримое и всегдашнее преимущество перед товарами, т. е. то, что деньги "вечны"».

Вместо банка-эмитента право выпускать деньги возлагается, по мысли Гезелля, на Национальный офис по регулированию валюты, который отслеживает ежедневный спрос на деньги. Национальный офис не ведёт никакой банковской деятельности, не покупает и не продаёт векселя, не имеет никаких связей с частными лицами. Он только выпускает деньги, когда они нужны стране, и уничтожает деньги, когда ощущается их избыток.

Теория Гезелля представляет интерес не только с академической точки зрения. Пожалуй, важнее другое: многие его идеи были применены на практике, причем некоторые из этих экспериментов оказались весьма удачными.

Пожалуй, самым известным примером успешного претворения в жизнь теории Гезелля можно считать эксперимент, проводившийся в австрийском городке Вёргль. Особую роль здесь сыграл бургомистр города, Михаэль Унтергуггенбергер. Он занял пост городского головы в 1931 году - это было время жестокого экономического кризиса, охватившего Европу. Уровень безработицы в Вёргле превысил в тот период 30% - типичный показатель для Австрии того времени. В городе не было крупных заводов, а мелкие фирмы разорялись на глазах; росло число людей, получающих пособия по безработице, а задолженность по налогам за пять лет возросла с 21 тысячи до 118 тысяч шиллингов.

В поисках выхода из создавшейся ситуации Михаэль Унтергуггенбергер обратился к трудам известных экономистов, и в книге Гезелля «Естественный экономический порядок» нашел не только интересные теоретические выкладки, но и конкретные практические рекомендации. Унтергуггенбергер провел беседы с членами городского управления и влиятельными местными жителями и, заручившись их поддержкой, начал эксперимент.

31 июля 1932 года магистрат выпустил 5000 так называемых «свободных шиллингов», которые были покрыты такой же суммой обычных австрийских шиллингов в банке. «Новыми» деньгами выплачивались зарплаты и материалы, торговцы и предприниматели обязались принимать их в качестве оплаты. За пользование «свободными шиллингами» взималась плата, составлявшая ежемесячно 1%, т.е. 12% в год. Плата вносилась в конце каждого месяца в виде марки с номиналом 1% от стоимости банкноты, которая приклеивалась на оборотной стороне купюры, и без такой марки банкнота считалась недействительной. Доход от этого «налога на простой» поступал в городскую казну. Полученная магистратом плата составила 12% от 5000, то есть 600 «свободных шиллингов». Эти деньги были израсходованы на общественные нужды. Неудивительно, что любой человек, получавший «свободные шиллинги» в качестве оплаты, старался как можно быстрее их потратить. Со временем жители Вёргля даже стали оплачивать заранее свои налоги, чтобы избежать плату за пользование деньгами. Все городские служащие половину заработной платы получали «свободными шиллингами», а вновь поступившим на работу весь заработок выплачивался новыми деньгами.

В течение года 5000 «свободных шиллингов» побывали в обращении 46З раза, таким образом, было произведено товаров и услуг на сумму около 2З00000 шиллингов (5000 х 46З). Обычный шиллинг за это время был в обращении всего 21З раз. (8)

Только за полгода эмиссия свободных денег обеспечила проведение общественных работ на сумму в 100 тысяч шиллингов: было заасфальтировано 7 улиц, проведены работы по улучшению 12 дорог, расширена канализационная система, построен мост, создан новый парк, а 50 безработных граждан получили рабочие места. В то время, когда многие страны Европы боролись с растущей безработицей, Вёргль стал единственным городом в Австрии с полной занятостью. С 1 января 1933 года в Вёргле началось строительство нового горнолыжного курорта и водохранилища для пожарной службы. Эдуард Даладье, премьер-министр Франции, специально приезжал в город, чтобы своими глазами увидеть это экономическое чудо.

Жители соседнего городка Кицбуля, вдохновленные успешным примером, решили провести подобный эксперимент у себя, и уже в январе 1933 года выпустили свободные деньги на 3000 шиллингов. Новые средства платежа принимались к оплате в обоих городах без ограничений. Летом 1933 года Унтергугенберген пригласил на встречу представителей 170 городов и деревень, и уже вскоре более двухсот австрийских общин высказали желание провести у себя подобный эксперимент. Это известие вызвало панику в Центральном банке; он заявил о своих монопольных правах на эмиссию и запретил печатать местные свободные деньги. Община предъявила Центробанку иск, но в ноябре 1933 года проиграла суд. Противостояние длилось долго, дело даже было отправлено в Австрийский Верховный суд, но город снова проиграл. С экспериментами было покончено.

Известно о попытке осуществления концепции Гезелля в рамках «Stampscrip Movement» («Движения за деньги-марки») в 1933 году в Соединенных Штатах. Более 100 американских общин, в том числе несколько крупных городов, высказались за введение денег, которые должны были действовать аналогично “свободным деньгам” Вёргля, однако эта инициатива не встретила понимания со стороны американских властей и, соответственно, успехом не увенчалась.

Государство пресекало инициативы по созданию дополнительных денежных систем и в других странах, в частности, во Франции. Единственным исключением, пожалуй, можно считать созданную в 1934 году швейцарскую валюту WIR. По сути, это взаимная кредитная система, где валюта по ценности равняется национальной, но не имеет процента. Каждый участник круга может получить WIR либо продавая товар и обслуживая кого-то еще в круге, либо в качестве беспроцентного WIR-кредита от координационного центра.

В Башкирии экономист Рустам Давлетбаев, друг директора фермерского хозяйства Шаймуратово, познакомился с научными разработками Сильвио Гезелля. Он и предложил применить идеи знаменитого немца для спасения умирающего башкирского хозяйства, что, в общем, удалось.

После Второй мировой развитие концепции свободных денег пошло в двух направлениях. Во-первых, это локальные системы взаимного кредитования (т. н. LETS - Local Exchange Trading Systems), использующие вместо физических сертификатов чеки или электронные формы взаимозачета. Во-вторых - системы time banking, «банки времени», позволяющие участникам проекта обменивать свой труд на т. н. «тайм-доллары». Последняя модель получила особенно широкое распространение в США и Японии. Человек оказывает ту или иную услугу для других участников проекта, получая за это местные деньги по оговоренной таксе. Это может быть выгул собаки, присмотр за ребенком, стрижка газонов и т. д. На полученные «тайм-доллары» можно приобрести либо другие услуги, зарегистрированные в «банке времени», либо товары в магазинах, участвующих в проекте.

Некоторые денежные системы реализуют классическую функцию свободных денег Гезелля — демередж (то есть отрицательный процент, или плату за пользование деньгами). В частности, это ROCs (Robust Currency System), французская социальная валюта SOL, а также кимгауер (или химгауэр). Кимгауэр - местная баварская валюта, появившаяся в 2003 году. Наряду с евро, эти деньги можно использовать в более чем 600 магазинах и фирмах региона. Сегодня в обращении находится около 300 000 этих денежных знаков, некоторые получают кимгауэрами зарплату. Каждый квартал эти деньги обесцениваются - банкноты необходимо регулярно продлевать при помощи стикеров за 2% от номинала.

Несмотря на то, что сегодня успешно действует несколько видов дополнительных денежных систем, большая часть экспериментов по введению свободных денег заканчивалась тем, что их под тем или иным предлогом прекращали «сверху» - как правило, в результате действия национальных Центробанков. Центральные банки относятся к подобным начинаниям чрезвычайно враждебно, и дело не только в том, что они видят в этом посягательство на  свою монополию — право проводить денежную эмиссию. Центральный банк в экономике любой страны призван контролировать и регулировать денежно-кредитную систему, его действия всегда строго определяются интересами государства и власти. Реализация теории  Гезелля вполне способна ликвидировать диктат кредитных денег, а значит,  затронуть интересы финансовой элиты, поскольку вся современная мировая  экономика построена на основе ссудного процента или, иначе говоря, кредита. Неудивительно, что многие видят в идеях Гезелля серьезную угрозу существующему порядку вещей, и именно этим можно объяснить тот факт, что его имя не слишком широко известно даже среди экономистов.

Конечно, концепция Гезелля не лишена недостатков, и у нее немало как сторонников, так и противников. Тем не менее, практика показывает, что система свободных денег вполне жизнеспособна как минимум при решении локальных проблем небольших сообществ или как антикризисная мера в период экономической депрессии.

Версия для печати