Узбекистан и Таджикистан: проба диалога вокруг споров по Сурхандарье

23:16 06.05.2014 Дарио Читати, доктор наук, руководитель исследовательской программы «Евразия» Института Высших Геополитических Исследований и Смежных Наук (IsAG), Рим, Италия


После распада Советского Союза отношения между республиками Центральной Азии характеризуются, в основном, высокой степенью взаимного недоверия. Например, Узбекистан и Таджикистан - две граничащие страны, связанные богатейшим культурно-историческим наследием, берущим начало в далеких великолепных оседлых тюркско-персидских цивилизациях, но уже много лет сталкивающиеся по многочисленным вопросам. Имеются проблемы торгово-экономического характера, часто связанные с областью энергетики: уже с 90-х годов Ташкент обвиняет Душанбе в несоблюдении платежей за поставки газа, а Душанбе считает, что Ташкент нарушает соглашения и претендуют на получение выручки, отличающейся от согласованных цен. Другой колючий вопрос касается строительства Рогунской плотины. Речь идет о старом советском проекте строительства плотины высотой335 метров(которая стала бы самой высокой в мире) в приграничной между двумя странами зоне. В последние годы таджикское правительство вновь вернулось к проекту с целью получения гидроэлектрического самообеспечения, сталкиваясь с сильнейшим противостоянием узбекского соседа, который опасается серии катастроф окружающей среды, от сейсмических рисков до сокращения ресурсов для хлопковых плантаций.

Область Сурхандарья, расположенная в самой южной части Узбекистана, стала центром очень серьезных полемик в связи с вредными для окружающей среде выбросами загрязняющих веществ компанией ТАЛКО, самым крупным предприятием Таджикистана, а также самым важным производителем алюминия во всей Центральной Азии. Токсичные вещества, переносимые ветром, достигают Сурхандарьинской области Узбекистана и производят разрушающее действие: заражение полей, загрязнение воздуха, и, прежде всего, распространение у местного населения сердечно-сосудистых и дыхательных заболеваний, злокачественных образований и изменений в костях скелета. Таджикское правительство и ТАЛКО всегда отрицали связь причины и следствия между выбросами и наносимым вредом, который, как бы то ни было, оказывается объективно подтвержденным в своей, часто, ужасной жестокости[1]. Проблема выбросов химических веществ и установление ответственности за вред, наносимый людям в области Сурхандарья, являются источником напряжения в узбекско-таджикских отношениях.

В этом контексте следует, однако, отметить важную инициативу. С 19 по 22 августа 2013 года в Сенате Олий Мажлиса Республики Узбекистан состоялась международная конференция под названием «Меры по уменьшения катастрофического воздействия на окружающую среду и здоровье людей, наносимым деятельностью ТАЛКО». Главным инициатором мероприятия стало Экологическое Движение Узбекистана (O`zbekiston ekologik hаrаkаti), общественное движение, основанное в 2008 году, обеспокоенное вопросами окружающей среды, в частности касающихся высыхания Аральского моря[2]. В конференции в Ташкенте в2013 г. приняли участие многочисленные международные эксперты в области химии, естественных наук и права, среди которые были представители Соединенных Штатов, Италии и других стран.

Новинка этого события состояла в том, что впервые в общественных дискуссиях по столь деликатной теме приняли участие два депутата Парламента Таджикистана: Махмадшариф Хакдодов, руководитель Департамента промышленности и энергетики при Президенте Таджикистана, и Шоди Шабдолов, экс секретарь Коммунистической партии и руководитель Комиссии по Окружающей среде таджикского Парламента. Для двух стран только лишь присутствие двух таджикских представителей является знаком, который нельзя недооценивать.

Юридические рамки полемики были проиллюстрированы итальянским адвокатом Витторио Джорджи, который посетил Сурхандарьинскую область еще в 2010 году. Джорджи отметил, что международное право предусматривает запрет трансграничного загрязнения, указанного в Норме №21 Стокгольмской Декларации 1972 года и в Норме №2 Декларации, принятой в Рио де Жанейро в1992 г., которые дополняют меры, обозначенные в ст.1 Женевской Конвенции от 1979 года. Эти распоряжения недвусмысленно устанавливают, что государство, которое проявляет суверенитет на территории, где расположено экономическое предприятие, по отношению к приграничным странам обязано соблюдать: а) долг предупреждения, т.е. принятие всех необходимых мер для предотвращения рисков трансграничного загрязнения; б) долг усердия заключается в уменьшении или устранении возможного реально нанесенного ущерба. С другой стороны, к этим обязывающим мерам присоединяется концепция «Поддерживаемого Экономического развития». Если компания ТАЛКО не признает своей ответственности за то, что выявлено в Сурхандарьинской области, и не обязуется возмещать ущерб, оба государства с общего согласия могут обратиться в международный арбитраж, где третье лицо, выбранное обеими сторонами, вынесло бы решение с обязательными действиями. В отсутствии соглашения, Узбекистан может обратиться в Международный Суд Справедливости в Гааге, передавая спорный вопрос постоянно учрежденному Трибуналу, состоящему из 15 судей, который вынесет обоснованное решение с обязательными действиями. Если, затем, одна из сторон не будет соблюдать постановление, другая сторона может обратиться в Совет Безопасности.

Со стороны двух парламентариев Республики Таджикистан не было отмечено особой открытости, если не считать призыва к необходимости продолжать путь диалога между экспертами по экологическим вопросам обеих стран и третьих субъектов. Показательно, однако, что Шоди Шабдолов, чтобы мотивировать необходимость совместного подхода, сделал ссылку на аспект, который удивил бы каждого, кто не знаком с Центральной Азией: Tурсунзаде, город в Таджикистане, где расположена штаб-квартира компании ТАЛКО, ответственной за ущерб, наносимый узбекскому региону Сурхандарьи, населен в большинстве узбеками. Это означает, что сложившаяся сложная ситуация не должна рассматриваться в плане противодействия между узбеками и таджиками; очень высока степень смешения двух народов и присутствие анклавов одного и второго в пределах соответствующих границ. Как всегда было в истории Центральной Азии, границы государств не соответствуют лингвистическим и этнографическим границам. Признание данного факта, известного специалистам, может быть прочитан совсем не как знак формального ослабления напряжения. Как отметили участники международного семинара в Ташкенте, все более усугубляющееся экологическое бедствие в зоне деятельности ГУП «Талко» должно находиться в центре внимания международных экологических организаций, структур ООН, в том числе ЮНЕП, ЮНИСЕФ, других организаций, а также Парламентов, Правительств стран и международной общественности для принятия ими срочных мер по содействию укреплению экологической устойчивости региона, сохранению здоровья населения, оказавшегося в зоне губительного воздействия производственной деятельности ГУП «Талко», перепрофилированию этого предприятия.

Без сомнения, острота и актуальность экологических проблем в регионе требуют объединения усилий институтов гражданского общества, общественности Узбекистана и Таджикистана, международных организаций, направленных на поиск путей, принятие действенных мер по нейтрализации негативного трансграничного воздействия выбросов ГУП «Талко» в окружающую среду и здоровье людей, с учетом общепринятых принципов и норм международного права, положений международно-правовых актов, важнейших документов ООН, направленных на защиту здоровья человека, его прав на чистую окружающую среду. По прошествии почти года после Конференции в Ташкенте контакты между узбекскими и таджикскими ведомствами для продвижения работы над досье ТАЛКО продвигаются очень осторожно. Экологическое Движение Узбекистана, сумев впервые привести в узбекский Парламент двух высоких представителей соседнего Таджикистана, показало хорошее дипломатическое качество и умеренное поведение с добрыми предзнаменованиями для будущего. Возможное разрешение сурхандарьинского спора могло бы представлять первый шаг в нормализации отношений между двумя бывшими советскими республиками, что, улучшая двусторонние отношения, внесет значительный вклад в стабилизацию всей Центральной Азии.



[1] В. ДЖОРДЖИ, Глаза мира на катастрофу окружающей среды в Узбекистане (на ит. языке), http://www.elicriso.it/it/stragi_compiute_uomo/uzbekistan_problemi_ambientali/.

[2] Узбекистан между независимостью и кооперацией: интервью Бория Алиханова (на ит. яызке), http://www.geopolitica-rivista.org/23938/luzbekistan-tra-indipendenza-e-cooperazione-intervista-a-borij-alichanov/.

Ключевые слова: Узбекистан Центральная Азия Таджикистан

Версия для печати