Об украинском вопросе и его терминологии

09:13 05.05.2014 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


С самого начала терминологическая невнятица и неопределенность сопровождает т.н. украинский вопрос, т.е. вопрос истории и генезиса украинской идентичности в этническом и политическом смысле слова.  И, чем дальше мы от времени появления на этнополитическом горизонте украинской идентификационной модели, тем путаницы не становится меньше. Этот узел не распутать в одной статье, и данная тема не потеряет актуальности еще долго.

Самая распространенная дилемма: продолжать ли называть украинцев украинцами или возродить историческое их название – малороссы? Казалось бы, если есть государство Украина, его граждане могут быть только украинцами. Можно сослаться на пример Испании. Все жители Испании по паспорту являются испанцами, но важно то, что они не являются испанцами (в нашем значении слова) по происхождению. Испанцами их называем мы, но те, кого мы называем испанцами, а их язык испанским, сами себя называют кастильцами, а свой язык – кастильским.

Историческим фактом является общерусское происхождение украинского народа. Это косвенно признают даже украинские националисты, периодически употребляя смысловую связку Украина – Русь. Т.е. Украина, в их понимании – это Русь, но не имеющая ничего общего с «московщиной», которая-то и Русью называться не имеет права. Расизма здесь больше, чем научной обоснованности, но это не лишает данный ложный аргумент его убедительной силы в глазах его сторонников.

В из глазах, термин «Русь» имеет абсолютно иное смысловое и мировоззренческое наполнение. Это Русь, оппонирующая самой Руси (России). Это царство, разделившееся в себе, которое, по Библии, непременно должно погибнуть.  Однако украинский национализм свою русскость воспринимает как украинскость. Русскость для него – историческая ретроспекция, украинскость – настоящее и историческая перспектива. Немного схоже на композицию «римляне – итальянцы». Россия же русскостью не обладает.

При этом полностью отвергается термин «малороссы». Он считается чем-то обидным и дискриминирующим. Хотя ничего обидного в нем нет, и истории известны примеры не только Малой Руси, но и Малой Греции, и Малой Азии, противников этнонима «малороссы» это не убеждает. Некоторые сторонники единства Русского мира высказывают мнение о нежелательности употребления данного этнонима, чтобы не задевать чувства украинских братьев. Такой подход кажется не совсем оправданным, поскольку «малороссы» - это дань исторической традиции, из которой, как и из песни, слов не выбросишь.

Не менее важный нюанс: как быть с этнонимом «украинец»? Стремиться ли к постепенному его замещению этнонимом «малороссы», несомненно, исторически более оправданным, или оставить все, как есть? Здесь следует учитывать, что этноним «украинец» для многих жителей Украины не несет негативной понятийной нагрузки. Современные граждане Украины не жили во времена, когда украинская идентичность принялась обрастать политическими коннотациями (конец XIX – начало ХХ вв.), оттесняя в прошлое его региональный смысл (украинец – житель региона Украина, но не отдельная национальность). Поэтому для многих из них, если не для большинства, со словами «украинец», «украинский» соседствуют положительные коннотации. Украинцами называли себя украинские призывники времен Великой Отечественной, украинцами считало себя послевоенное поколение, поднимавшее страну из руин. Перечеркнуть разом все, что обозначено словом «украинский», означало бы перечеркнуть целые пласты народной памяти. 

Каков выход? Выход в том, чтобы термину «украинец» вернуть его русское значение, сблизить этнонимы «украинец» и «русский». Это должно быть задачей-минимумом. Прошлые поколения современных украинцев украинскость понимали как региональную разновидность русскости. Но нельзя отдавать на откуп внешним силам этноним «украинец». Лучше вернуть ему его прорусское наполнение. Еще не пришло время для полной замены этнонима «украинец» этнонимами «малоросс» или «русский», хотя подвижки в этом деле есть, особенно среди населения Новороссии. Если же полностью отказаться от этнонима «украинец» в пользу этнонимов «русский» или «малоросс», тогда на основе оставшегося «без присмотра» термина оппоненты Русского мира будут строить здание украинской идентичности, враждебной всему русскому. Они смогут опереться на этноним «украинцы», и обыграть его в своих интересах, выстраивая конфликтную оппозицию «украинец – русский».

Важно лишить этноним «украинцы» антирусской конфликтности, сломав искусственно выстраиваемую оппозицию. Это можно сделать, среди прочего, поддерживая дискурс о том, что:

- украинцы – это юго-западная ветвь единого русского народа;

- украинец и русский – синонимы, а оппозиция «украинец – русский» искусственно напитана конфликтностью;

- украинское – самобытная часть русского, не теряющее своей самобытности;

- взаимопроникновение культур идет во благо обеим народам;

При критике украинскости важно сосредотачиваться на его политической, не культурной составляющей. Подчеркивать, что культурная его составляющая – достояние и богатство Русского мира, а политическая составляющая – привнесенная извне радикализированная идеология. 

Ключевые слова: украинство

Версия для печати