Снова о русинском вопросе

17:21 26.03.2014 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


События на Украине вновь обнажили всю остроту русинской проблемы. Эта проблема находилась в замороженном состоянии весь период украинской независимости, и найти конструктивные пути ее решения Киев не пытался.

Современное русинское движение имеет разносторонний характер, и в своей внешнеполитической ориентации делится на пророссийское, провенгерское, прословацкое и проукраинское, и у каждого из этих сегментов свой масштаб и свои цели.

В Венгрии и Словакии русины признаны отдельным народом. Хотя в истории  русинства были периоды, когда проводилась жесткая мадьяризация и словакизация (наряду с чехизацией) русинов, современное русинское движение видит для себя больше перспектив в Венгрии и Словакии, чем на Украине. Русинские деятели ссылаются на исторический опыт: русинские школы открывались при венграх, и всегда закрывались с приходом украинской власти (в т.ч., в ее советский период).

Венгрия для русинов – это, одновременно, и мать, и мачеха. Внутри русинского движения есть свои мадьяроны (так в  Венгрии называли принявших венгерский язык и венгерскую идентификацию представителей других национальностей) и те, кто не приемлет мадьяронства. Несомненно одно: Венгрия является для современных русинов главным полюсом экономического, и, частично, культурного притяжения. Отношение Будапешта к русинству было двояким: с одной стороны, венгерские власти поддерживали русинскую идентичность, с другой старались полностью обособить ее от российского (русского) влияния, хотя и продолжали называть русинов Magyar orosz (мадьярские русские).

Венгрия была единственной страной, которая никогда не пыталась украинизировать русинов, в отличие от Словакии, где в период вхождения русинских земель под названием Подкарпатской Руси в состав чехословацкого государства в 1920-1938 гг., тех, кого не смогли словакизировать и чехизировать, пытались украинизировать. Будапешту нужны были русины, одинаково чуждые как украинству, так и русофильству. Будапешту нужны русины строго русинофильские, что подводит нас к вопросу о внутриполитической неоднородности русинского движения (в его лоне мы видим русинофилов, русофилов и украинофилов).

Русинофилы – самая распространенная идентификационная модель среди закарпатских русинов, согласно которой русины – это не украинцы, но и не русские, а четвертый восточнославянский народ. Русинофильство имеет глубокие исторические корни, поскольку русины десять веков находились под властью венгров, что благоприятствовало появлению обособленных самоидентификационных механизмов внутри русинского общества. Оторванность от исторической Руси способствовало закреплению локальной русинофильской идентичности. При этом, русинофилам свойственно русофильство, хотя сами себя они русскими не считают.

Это ярко проявилось после присоединения Закарпатья к СССР в 1944 г., когда советские власти подталкивали русинов-униатов к переходу в православие. В закарпатских униатах видели пособников Запада, некорректно сравнивая их с униатами галичанскими. Советское правительство преследовало двоякую цель: вытеснить униатство из Закарпатья и включить русинов в новую украинскую нацию, которая, в большинстве своем, православного вероисповедания. Но многие русины хотели оставаться русинами-униатами, а не православными русскими, и, тем более, украинцами. Тогда некоторые из них оказались в ГУЛаге.

Важно понимать, что на протяжении веков венгерской оккупации униатство для русинов было «русской верой». Таковым же было униатство долгое время и в Галиции, пока австрийские власти не принялись действовать с двух сторон: агитировать поляков-униатов переходить в католицизм (под предлогом, что «истинный поляк – католик»), в результате чего из униатства в лоно католичества перешли десятки тысяч западно-украинских поляков, и  радикализировать украинскую часть униатской церкви. В итоге, униатская церковь в Галиции лишилась огромного числа прихожан-поляков, но обрела не меньшее число прихожан-радикалов из числа украинского населения.

На Закарпатье венгерские власти старались оторвать русинов от православия, но не пытались их радикализировать. Поэтому Закарпатье не знало ОУН-УПА,  а все попытки украинских националистов поделиться своим опытом  с русинами заканчивались безрезультатно.

Русофилы – менее численная группа внутри русинства, которая считает русинов частью большого русского народа. Такой ориентации придерживались многие видные деятели русинской литературы (Александр Павлович, Юлиан Ставровский-Попрадов, Евгений Фенцик и др.), и выражали это в своих поэтических произведениях, цитировать которые мы пока не будем.

Украинофилы оказались в большинстве лишь недавно, и украинофильская идентичность среди русинства не является чем-то раз и навсегда закрепившимся. Русины имеют печальный опыт отношений с политическим украинофильством (создание под германским протекторатом на русинских землях Карпатской Украины в 1939 г., открытие властями Карпатской Украины концлагеря Думен, куда попадали те, кто не желал отказываться от русинской идентичности в пользу украинской и т.д.). В современной трактовке украинской истории Карпатская Украина преподносится как политико-моральный образец патриотизма для закарпатцев (в 2002 г. Августину Волошину, союзнику фюрера и угнетателю русинства, президентом Л. Кучмой посмертно было присвоено звание Героя Украины), а информация о концлагере Думен отсутствует вообще. Замалчивается история появления Русской Краины – государственного образования на землях современного Закарпатья в 1918-1919 гг., хронологически предшествовавшего созданию Карпатской Украины, и основанного тем же А. Волошиным, еще не перешедшим на сторону украинства.

Первым периодом в истории Закарпатья, когда украинофильство стало приобретать масштабы распространенного явления, считается период нахождения края в составе Чехословакии (1). Прага намеренно поддерживала украинофильские организации, основанные эмигрантами из Галиции, в т.ч., солдатами Украинской Галицкой Армии, внося раскол в русинское общество.

Под предлогом отсутствия единства среди русинов чехословацкие власти отказывали русинам в обещанной Сен-Жерменским договором (1919 г.) автономии, и разделили их земли между, собственно, Чехией и Словакией. В последние годы на Закарпатье значительно активизировались чешские и словацкие общественные организации, в деятельности которых просматривается реваншизм антироссийского толка. В частности, утверждается, что период нахождения Закарпатья в составе Чехословакии был «золотым веком» в истории края, ибо Прага привела закарпатцев в Европу, а советская Москва – в азиатчину; преувеличиваются объемы финансовых вливаний Праги в обустройство края и т.д. На самом деле, экономические затраты Советского Союза на Закарпатье превышали таковые у Праги в разы, но этот факт намеренно игнорируется.

Обращает на себя внимание и этимология слова «русин» (2). Русином называл себя Афанасий Никитин. Русином называл великого М. Ломоносова галицко-русский писатель Богдан Дедицкий (3). Русинами называли себя и жители современной Галиции, чему есть масса исторических и документальных подтверждений. Это показывает несостоятельность теорий о, будто бы, разном генеалогическом и культурном происхождении русинского и русского народов. Термин «русин» употреблялся в старину, как в Закарпатье, так и в остальной Руси. Как, собственно, и само слово «Русь» (Угорская Русь, Галицкая Русь и т.д.)

В условиях информационного вакуума о реальной политике украинофилов в отношении русинов многими русинами была принята украинская идентичность, особенно, в городах, где вся система украинского начального, среднего и высшего образования способствует подавлению русинской идентичности. Русинская идентичность остается на долю села.

В связи с разыгравшимися на Украине событиями украинофильское крыло испытывает эмоциональный и творческий подъем. Так, объявлено о создании оргкомитета Всеукраинского православного братства «За единую Православную церковь на Украине» при поддержке Ужгородской украинской богословской академии. Несмотря на то, что православные братства на Западной Руси всегда выступали очагами русско-православной жизни, данное православное братство ставит целью украинизацию поместной православной церкви, что автоматически означает ее радикализацию. Усилиями украинофилов создан Карпатский университет им. А. Волошина, который связан тесными партнерскими узами с вышеупомянутой академией.

Одновременно нарастает возмущение закарпатских русинофилов и русофилов, которые опасаются полного уничтожения русинского народа через его принудительную украинизацию. Принимаемые новой киевской властью законы в гуманитарной сфере дают веские основания для таких опасений. В целом же, русинская тематика, как и рассмотрение ее в более широком контексте в рамках исторических процессов, имевших место во всей Карпатской Руси, обладает внушительным познавательным потенциалом. 

 

1)       Шевченко, Кирилл «Русины в поисках идентичности» («Западная Русь», 27.12.2010)

2)       Геровский, Георгий «О слове «русин» («Свободное слово Карпатской Руси», январь, 1973 г.)

3)       Дедицкий, Богдан «Своежитьевые записки» (Львов, 1907)

Ключевые слова: Закарпатье

Версия для печати