Вашингтон и Берлин наращивают сотрудничество

10:43 18.02.2014 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Заявление президента Германии Йоахима Гаука о необходимости Берлину быть более активным во внешней политике послужило подтверждением того, о чем долгое время говорили только эксперты: следует ожидать активизации Берлина на международной арене. Этот процесс связывают с приходом нового министра иностранных дел Франка-Вальтера Штайнмайера, выразителя внешнеполитических устремлений наиболее экспансионистского крыла германского политикума (1).

Для Вашингтона Германия – ключевой партнер в Европе. Роль этой страны в деле евроинтеграции восточноевропейских государств, а также в вопросах, связанных с урегулированием палестинского конфликта или иранской ядерной проблемы, достаточно высока. По своей значимости для европейской политики Соединенных Штатов Берлин далеко обогнал Париж и даже Лондон. С последним Белый дом склонен сотрудничать более в международных вопросах; со вторым – обсуждать способы урегулирования проблем, скорее, внтриевропейского масштаба, и только Германия предстает для США в виде достойного геополитического собеседника и на европейской, и на международной сцене.

Проверкой на прочность намечающегося более масштабного американо-германского сотрудничества была позиция Берлина по событиям на Украине. Глава германского МИД заговорил о необходимости введения санкций против украинского руководства, буде оно не примет демократических шагов на пути урегулирования политического кризиса в стране. Позиция Штайнмайера была солидарным взглядом коллективного Запада на происходящее на Украине и знаком консолидации трансатлантического сообщества в этом вопросе. 

Политика Германии «встроена» во внешнеполитический вектор Соединенных Штатов. Вашингтон приветствует действия Берлина в Южном Судане (интерес Берлина к этой далекой и неспокойной африканской стране обусловлен как экономическими, так и геостратегическими соображениями), в Закавказье (несмотря на тесное экономическое сотрудничество с Москвой, Берлин склонен рассматривать Кавказ как регион, где у Германии есть свои интересы(2),  а  также процесс координации германской восточной политики с восточной политикой Варшавы. Таким образом, у западных и южных границ Евразийского Союза складывается не совсем выгодная для Москвы геополитическая конъюнктура, когда оппоненты евразийской идеи активно взаимодействуют с бывшими республиками СССР (Молдавия, Грузия, Азербайджан и др.).

Германские эксперты прогнозируют, что особых противоречий между интересами Вашингтона и Берлина при этом ждать не стоит. Сегодня мир стремительно глобализируется, и национальные интересы тесно вплетены в узел интересов глобальных. По их мнению, порой выгоднее пожертвовать частным национальным интересом, чтобы получить выгоду более масштабную и в более далекой перспективе. Здесь, как на пример, можно указать на проблему урегулирование этнических конфликтов, вопрос обеспечения слаженного товарооборота между участниками трансатлантического диалога и т.д. 

Сближение Берлина и Вашингтона будет способствовать выработке более четкой позиции европейских стран и их заокеанского партнера в отношении вопросов обеспечения безопасности в регионе Средиземноморья (3). Для Соединенных Штатов Средиземное море обладает тем более стратегически важным значением, что является коридором в Атлантику, омывающую берега северо-американского континента. Именно в этом контексте следует рассматривать также наметившуюся активизацию внешнеполитического диалога по линии Берлин – Анкара и Анкара-Варшава, как признак общей стратегии Европы и США в регионе.  

Следует учесть, что теперь рубежи Африки для Европы и США будет определять не африканские берега Средиземного моря, а пески Сахары (3). Развиваются отношения Германии с Южным Суданом, Угандой, Кенией. Франция все активней действует в Мали и Конго. Война в Ливии продемонстрировала готовность европейских «тяжеловесов», если и не поддержать Вашингтон в полном объеме в его «борьбе» за «демократию», то оказать ему массированную дипломатическую поддержку.

Фактором, консолидирующим внешнюю политику европейских государств и Соединенных Штатов, является также китайский вопрос. В ближайшее десятилетие Тихий океан превратится в зону геополитического притяжения. Пекин стремительно двжется по пути к региональному лидерству, и это беспокоит и Берлин, и Вашингтон. Насущной задачей идеологов трансатлантического диалога является обеспечение процесса выработки скоординированной стратегии Европы и США в отношении Азиатско-Тихоокеанского региона. Для Европы Китай – заманчивый экономический партнер. Известно также о благосклонном отношении Пекина к процессу евроинтеграции Украины. Но, в то же время, трансатлантическому сообществу нельзя допустить дробления единого политико-экономического пространства «от Вашингтона до Брюсселя». К этому могли бы привести разные подходы европейских столиц к делу сотрудничества с Поднебесной. Масштабы и контуры такого сотрудничества должны способствовать укреплению трансатлантического диалога, а не вредить ему, и именно в этом ключе действуют сейчас Берлин и Вашингтон. 

 

1)       “Steinmeier will aktivere deutsche Außenpolitik” (DW, 01.02.2014)

2)       Гулевич В. «Кавказская политика Берлина» (http://www.kavkazoved.info/news/2014/02/17/kavkazskaja-politika-berlina.html, 17.02.2014)

3)       "Werz: Deutschland ist ein wichtiger Partner der USA" (DW, 05.02.2014)

Ключевые слова: США Германия

Версия для печати