Стефан Яворский – западнорусский камень русского православия

10:59 19.01.2014 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»

Стефан Яворский был одним из многих представителей галицко-русских родов, сделавших блестящую карьеру при дворе русского царя. Прекрасное описание вклада галичан в строительство Русской державности дал в 1915 г. Дмитрий Николаевич Вергун – галицко-русский поэт и публицист: «Инстинкт собирания русской земли, инстинкт необходимости племенного единения для сохранения силы составляет отличительную черту всех уроженцев Карпатской Руси, занявших видные места в общерусской культуре…Достаточно указать на митрополита Петра. Не потому, чтобы в княжеско-удельном периоде русской истории не нашлось других примеров, а потому, что после татарского разгрома, в годины общего смятенья, из всех тогдашних передовых русских людей, только «червоноросс» Петр ясно и сознательно кликнул клич о «собирании русской земли» (1).

Речь о прозорливом святителе Петре Ратенском из Равы-Русской, переселившемся в незнатный тогда городок Москву к князю Ивану Даниловичу Калите. Святитель Петр, незадолго до своей кончины, предрек князю величие Москвы: «Если ты, сын мой, успокоишь мою старость и воздвигнешь здесь храм, достойный Богоматери, то будешь славнее всех иных князей…; кости мои останутся в сем граде; святители захотят обитать в оном; и руки его взыдут на плеща врагов наших» (2).

Но вернемся к словам Д. Н. Вергуна: «Сознание единства русской земли было особенно живо на княжеском дворе Романа Мстиславича и Даниила Романовича, которых судьба из крайнего северного Новгорода перебросила в южный Галич…Галичане подвизаются …в Москве, помогая Петру Великому выковать тот «общерусский» язык, и ту новую русскую культуру, мировое значение и расцвет которых суждено лицезреть только нашим отдаленным потомкам. Стефан Яворский, уроженец Львова, занимает между петровскими сподвижниками одно из первых мест».

Стефан Яворский (в миру Симеон) родился в 1656 г. в православной семье в городке Явор (ныне Яворов Львовской обл.). Позднее, спасаясь от гнета униатов, семья Стефана переселяется под Нежин. Стефан, после обучения в Киевско-Могилянской коллегии, продолжает обучение в польских католических школах своего родного Львова, а также Люблина, Познании, Вильно. Православным дорога туда была заказана, и Стефан принимает униатство. Многие исследователи утверждают, что это был внешний, неискренний шаг. Учитывая усердие Стефана, которое он проявил позже на ниве православия, и то, что сразу же по возвращении из католических школ он принимает постриг в Киево-Печерской обители, вполне вероятно, что дело обстояло именно так.

Стефан обладал ораторским даром и глубокими богословскими познаниями. Прекрасно владел латинским, польским и церковно-славянским языком. Это не прошло мимо внимания Петра Великого, и вскоре по его воле Стефан Яворский был назначен митрополитом Рязанским и Муромским. Впоследствии он занимал пост местоблюстителя патриаршего престола и президента Священного Синода. Последний пост он сохранял вплоть до своей кончины в 1722 г. (погребен в Успенском соборе в Рязани).  Но изначальную расположенность к Стефану царь Петр сменил опалой. Слишком велики были расхождения между ними в церковных и светских вопросах. Царь считал необходимым урезать права Церкви, где монахи только «жрут и молятся», а Стефан старался примирить светские веяния прозападного толка, стремительно ворвавшиеся в русскую жизнь, и духовную традицию Древней Руси.

Стефан был противником распространения на Руси протестантских идей. Реформы Петра I способствовали наплыву в Россию множества  иностранцев. Немцы, голландцы, датчане занимали высокие должности, и в социальном плане протестантский элемент получал перевес над православным. Если в техническом плане с этим можно было вполне примириться (петровские иностранцы принесли в Россию современные технологии кораблестроения и промышленности), то в плане культурном это грозило размыванием духовных основ русского общества. В ту эпоху Россия подвергалась воздействию сразу двух мощных течений: протестантства (в виде кальвинизма и лютеранства) и атеизма. Вместе с технологическими новинками в Россию хлынули атеистические идеи, провозглашавшие равнодушие к религиозной жизни необходимой чертой характера цивилизованного человека.

Стефан Яворский не мог наблюдать за этим равнодушно. Как уроженец Галицкой Руси, одной из западных окраин Русского мира, где непримиримое соседство православия и католичества принимало четкие насильственные формы, а быть православным означало лишение многих социальных благ, он энергично выступил против западноевропейского атеизма и засилья протестантских идей. И, в первую очередь, он опровергал протестантские тезисы не огульно и беспочвенно, а с опорой на догматы православной веры. Одно из самых известных его произведений на эту тему – «Камень веры», ориентированное на православных, соблазненных «протестантской ересью». Протестантизм он считал порождением человеческого мудрствования, а не Словом Божьим, а его проникновение в высшие слои российского общества – крайне нежелательным, ибо мудрость человеков посрамлена мудростью небесной.

О влиянии Стефана говорит тот факт, что опровержению положений, изложенных им в «Камне веры», посвятили свои проповеди многие протестантские теологи того времени.  Появился памфлет «Молоток на «Камень веры». Это произошло в 1732 г., уже после смерти Яворского. В памфлете его называли иезуитом и папистом, стараясь отвратить от него его паству. В начале и конце 1800-х гг. проповеди Стефана Яворского издавались в Москве и Петербурге.

Другим объектом критики Стефана были пороки тогдашнего высшего света. Шумные пиры, роскошества и излишества настолько поглотили высших сановников, что Стефан опасался за прочность России (3). При этом он не был обскурантистом, и положительные черты такой противоречивой личности, как царь Петр, восхвалял с таким же жаром, с каким осуждал его пороки. Военно-государственные успехи Петра однозначно вызывали положительную реакцию Стефана, их он воспевал, и всячески поддерживал государя в данном направлении. Но от былого расположения самодержца не осталось и следа. Взгляды Петра и Стефана на роль и место Церкви в государстве кардинально разошлись. И даже назначение Яворского на роль президента Священного Синода было сделано царем, вопреки его воли. Яворский полагал, что работа Синода идет в неверном направлении, и отказывался подписывать синоидальные протоколы, но вынужденно нес бремя своего президентства. Мир с царем дал бы Яворскому многое, но Яворский оказался тверд в своих взглядах, и в угоду конъюнктуре менять их отказывался. Он сам был камнем веры, покоящимся на догматах, им самим описанных в одноименном труде.

Cтефан Яворский был не единственным западнорусом при дворе Петра. Его последователем был архиепископ Тверской и Кашинский Феофилакт Лопатинский, уроженец Волыни. Он был одним из видных богословов XVIII в., и долгое время занимал пост ректора Московской академии. Ректорами академии в разные годы были многие выходцы из Западной Украины: архиепископ Герман (в миру Григорий Копцевич), епископ Порфирий (в миру Петр Крайский), архимандрит Гедеон (Сломинский). Российское духовенство той эпохи, в значительной мере, состояло из выходцев Малороссии.

 

1)       Вергун Д. Н. «что такое Галиция?»

2)       «Преподобный Серигй Радонежский. Житие. Чудеса. Акафист»  (Краматорск, 2009)

3)       Прот. А. Ветелев, М. Е. Козлов «Учебный курс по истории проповедничества Русской Православной Церкви для 4-го класса»

Ключевые слова: Россия Стефан Яворский

Версия для печати