Евромайдан глазами польских СМИ

21:42 10.12.2013 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Повышенное внимание Польши к событиям на киевском Евромайдане было вполне предсказуемо, учитывая стратегическую интерес, который Украина представляет для Варшавы. Польское общественное мнение разделено. Сначала поляки приветствовали Евромайдан, но затем стали проявлять все большую настороженность к увеличению доли ультранационалистического сегмента в «евромайданной» идеологии. Разлетевшиеся по польским СМИ фотографии протестующих, с бандеровской символикой на одежде и размахивающих  красно-черными флагами УПА, окончательно убедили польское общество, что Евромайдан состоит не только из «демократии», но и правого радикализма.

Евромайдан превратился в поле соперничества для польских политиков. Правящая партия «Гражданская платформа» («ГП») и оппозиционная «Право и справедливость» («ПиС») принялись за политические камлания, адресатом которых выступали не только участники «европротестов», но и польские избиратели. На улицах Киева лидер «ПиС» Ярослав Качинский и представитель «ГП» Яцек Протасевич негласно боролись за право политического лидерства своих партий. Все выглядело как надпартийный диалог, как разговор польской политической элиты с украинской оппозицией, но внутренние механизмы поведения польских политиков совсем иные.

Газеты уже окрестили это явление «польско-польской политической войной», а факт поддержки некоторыми польскими политиками всех без разбора «евромайданщиков», вплоть до членов необандеровской партии «Свобода», послужил поводом для целого шквала эмоциональных комментариев.

«Уничтожил ли Путин польско-бандеровскую дружбу?». Автор статьи саркастически оценивает поддержку Евромайдана польским политикумом, как и стереотипы польского общества о украинском президенте Викторе Януковиче, как пророссийском политике (1).

«Поддержать украинцев, но не любой ценой» - под таким заголовком вышло интервью известного в Польше общественного деятеля, католического священника Тадеуша Исаковича-Залесского, знаменитого своей непримиримой борьбой с практикой героизации властями западно-украинских регионов членов ОУН-УПА. Сам Т. Исакович-Залесский характеризует геополитический выбор Польши, как выбор «между чумой и холерой», т.е.между сотрудничеством с ультранационалистическим спектром украинского политикума и сотрудничеством с его пророссийским сегментом. По мнению Т. Исаковича-Залесского, лучший вариант – сделать ставку на антироссийскую политическую силу умеренно националистического характера, и среди таковых называет Юлию Тимошенко и ее сторонников (2). 

Польша опасается повторения сценария 2004 г., когда за свою активную поддержку «оранжевой революции» получила от пришедшего к власти прозападного кандидата Виктора Ющенко всплеск праворадикальных настроений полонофобского толка, когда по всей Украине была развернута массовая кампания по героизации вояк ОУН-УПА.

Праворадикальные настроения всегда суть прелюдией к расистским эскападам, и польские СМИ заметили их проявления на киевских улицах. Статья «Расизм и антисемитизм на киевском Евромайдане» повествует о наиболее ярких формах данных явлений в среде митингующих (цитаты из песен, стихотворений и выступлений проевропейских активистов) (3).

«Пророссийский ли это поступок, критиковать бандеровцев?», - задается нехитрым вопросом один из авторов, обрушиваясь с критикой на доктрину Гедройца-Мерошевского, в соответствии с которой удержание Украины в отрыве от России любой ценой – всегда в интересах Польши (4). Автор настаивает на ином видении данной проблемы, а именно, что не всегда сближение Украины с Польшей отвечает интересам последней. Украинский национализм даже в рамках ЕС не перестанет быть антипольским. Следовательно, в ЕС Украина играла бы против Польши, прислушиваясь к голосу более влиятельных государств, таких как Германия или Франция.

Противостояние с Россией имеет для Польши экзистенциальное значение. Неопытному человеку свойственная полякам антироссийскость может показаться на удивление иррациональной. Но стоит окунуться в историю этой страны, рассматривая ее сквозь призму политической философии и социопсихологии, как все становится на свои места.

Польша создавала себя как анти-Россию во всем: культуре, политике, религии. Польша культивировала в себе все то, что в России не воспринималось положительно, и, напротив, все положительное из России трактовала исключительно в негативном тоне. Пример: сколько восхищенных отзывов оставляли иностранные гости о царском Петербурге, его архитектуре и своеобразной атмосфере европейскости, но для Мауриция Мохнацкого, представителя литературного романтизма и политического деятеля ХІХ в., он был только проявлением дикости и варварства, а петербургская атмосфера отдавала мрачностью и деспотической темнотой (5). Поэтому культурно-цивилизационные причины неприятия Польшей всего, что исходит от России, за исключением кратковременных  приступов восторга на концертах русской музыки или при чтении русской классики, остаются теми же. Поляки умеют на удивление гармонично (для себя) сочетать восхищение русским балетом или русской классической литературой со стереотипами о России, как о «полуварварской» стране.

Это с полной мерой проявляется сегодня, когда Варшава не может решить для себя дилемму, насколько далеко ей следует вмешиваться в происходящее на Украине, и как это сделать, чтобы проигравшей стороной, в конечном сете, оказалась Россия. Польшу не устраивает даже идея Европы «от Португалии до России и от Норвегии до Турции» (6). Россию видеть в Европе (в политико-идеологическом смысле) Польша не готова. Россия, как Европа, автоматически превращает Польшу в «не анти-Россию», а это требует колоссальных изменений в польском национальном сознании, пересмотра вековых политических традиций и идеологических установок. В истории человечества на это уходят столетия, и в одночасье перестать быть «анти-Россией» поляки не могут.

Некоторые в Польше смотрят на евроинтеграцию Киева как на проект маргинализации Польши, поскольку ей придется самой возиться с ворохом проблем, который за этим последует, начиная от финансовой поддержки украинской экономики и заканчивая радикализацией соседних с Польшей западно-украинских областей.

«Не руководствоваться эмоциями в отношении происходящего на Украине» - такого подхода придерживается большинство польских экспертов, рекомендующих выстраивать не диалог, а полилог с украинской оппозицией и властями, при котором Варшава решала бы сама, на кого делать ставку, и с кем иметь дело.

 

1)       «Czy Putin zniszczył przyjaźń polsko-banderowską?» (Kresy.pl, 08.12.2013)

2)       «Wspierać Ukraińców, ale nie za wszelką cenę» (wPolityce.pl, 09.12.2013)

3)       «Rasizm i antysemityzm na kijowskim Euromajdanie» (Kresy.pl, 09.12.2013)

4)       «Czy krytykowanie banderowców jest prorosyjskie?» (Narodowcy.net, 02.12.2013)

5)       Grzegorz Tokarz «Rosja w koncepcji Maurycego Mochnackiego  - aspect geograficzny» (geopolityka.net, 08.12.2013)

6)       «Kibicować zwolennikom integracji z UE czy zachować dystans?» („Nasz Dziennik”, 05.12.2013)

Ключевые слова: Россия Польша ЕС Украина Евромайдан

Версия для печати