Ответы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопросы СМИ по итогам участия в заседании СМИД ОБСЕ, Киев 5 декабря

12:02 06.12.2013


Вопрос: Практически все выступавшие затронули тему Украины. Вы в своем выступлении не говорили об этом. Как Вы оцениваете складывающуюся здесь ситуацию и заявления, прозвучавшие на сегодняшнем заседании от других его участников по поводу Украины?

С.В.Лавров: Прозвучавшие сегодня заявления по поводу Украины я оцениваю как не вписывающиеся в повестку дня. Сегодняшнее заседание было посвящено дальнейшему укреплению ОБСЕ, разработке соответствующих механизмов и шагов, которые позволяли бы всем двигаться в направлении, очерченном в Хельсинском Заключительном Акте. В нем сказано, что ОБСЕ - это организация безопасности и сотрудничества, основанная на принципах суверенного равенства государств, их равенства в том числе и в том, что касается выполнения обязательств, взятых по линии ОБСЕ, на принципах неделимости безопасности, будь то безопасность военно-политическая, экономическая или гуманитарная.

Беда в том, что наши западные партнеры на протяжении длительного времени отказываются сделать так, чтобы название ОБСЕ как организации действительно обрело правовой смысл. Нет ни одной другой организации, в которой отсутствует устав или прочий учредительный документ. Эта двусмысленность, как они ее называют, «гибкость» создает для желающих возможности, используя размытость организационных основ, превращать дискуссии в некие показательные выступления, указывая пальцем то на одну страну, то на другую, не включаясь в диалог, который, в частности, предлагаем мы. Мы предлагаем разговаривать о том, как все страны, входящие в ОБСЕ, выполняют взятые на себя обязательства. Если мы все подписались под тем, что безопасность неделима, то давайте посмотрим, почему страны блока НАТО, к примеру, предпринимают шаги, которые реально затрагивают безопасность других - та же самая противоракетная оборона. Это противоречит тому, под чем подписывались. Если мы говорим о том, что должно быть единое экономическое пространство от Лиссабона до Владивостока, то почему некоторые экономические группировки на Европейском континенте, такие как Европейский Союз, пытаются продвигать решения, принятые внутри ЕМ, и требовать их выполнения от всех других стран. Например, Третий энергетический пакет или ситуация с той, по большому счету, истерикой, которую некоторые европейцы подняли в связи с тем, что Украина, пользуясь своим суверенным правом, решила на данном этапе не подписывать некое соглашение, которое украинские эксперты и власти сочли невыгодным для страны.

Если взять гуманитарную сферу, то опять же: принятое всеми обязательство обеспечивать свободу перемещения или же либерализовывать визовый режим не выполняется. Евросоюз, расширяя Шенгенскою зону, использует безвизовый режим в качестве привлекательной «морковки» для стран, которые пока еще ей не пользуются, но руководствуется при этом политическими соображениями, а не реальной готовностью того или иного государства к введению свободного передвижения с Евросоюзом. Мы, собственно, обязались все обеспечить безвизовый режим на всем пространстве ОБСЕ. Это и Европа, и Евразия, многие страны которой входят в ОБСЕ, и Северная Америка. Поэтому вместо того, чтобы посвящать свои выступления каким-то надрывным обвинениям в адрес одной страны (в данном случае страны-хозяйки, что попросту невежливо), гораздо честнее было бы выносить на повестку дня вопросы соблюдения обязательств в той или иной сфере. Будь то свобода передвижения или торговля людьми. В последней сфере масса примеров, когда наши западные партнеры грубейшим образом попустительствуют различным формам, включая самые безобразные. И тогда каждый будет готовиться, если хотите, отвечать за свои обязательства перед всей организацией. А сейчас получается, что дискуссию пытаются направить в русло, будто бы есть некие «ученики», которые пока еще не обрели статуса «цивилизованных структур» типа НАТО и Евросоюза и которые должны отчитываться перед своими «учителями». А «учителя» такой обязанности не имеют.

Я не буду по этому поводу слишком горевать - это жизнь, менталитет, который требуется менять, а менять его нужно только путем разъяснения, путем дискуссии. Мы постарались это сделать в своем выступлении на сегодняшней сессии. Подходили многие коллеги, в том числе и из Евросоюза, сказали, что они поддерживают нашу логику. Надеюсь, постепенно она пробьет себе дорогу в жизнь, тем более в ходе очень непростых переговоров удалось согласовать документ «Хельсинки плюс 40», который закладывает основы для работы по подготовке юбилейной декларации к 2015 году, когда и будет отмечаться, собственно говоря, сорокалетие Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Документ основан на декларации, принятой на саммите ОБСЕ в Астане в 2010 году, в котором поставлена задача формирования сообщества безопасности без разделительных линий, основанного на суверенном равенстве и на принципе неделимости безопасности во всех ее измерениях. Таким образом, декларации, которые принимаются в эти дни в Киеве, - это дорожная карта, которую предстоит насыщать конкретными договоренностями в течение ближайших двух лет.

Второе, о чем я хотел бы сказать, тоже косвенно связано с Украиной. Вместо того, чтобы кричать «вы не присоединились к нашей экономической структуре, поэтому мы поддерживаем мирные протесты против такого вашего решения» (это само по себе, мягко говоря, весьма удивительно), мы должны вернуться к решениям, которые принимались еще в конце 90-х гг. и которые нацеливали членов ОБСЕ на разработку принципов построения единого экономического и гуманитарного пространства. Меня попросили сегодня за рабочим ланчем рассказать, как мы видим возобновление такой работы. Швейцарское председательство, которое будет возглавлять ОБСЕ в будущем году, очень в этом заинтересовано. Мы показали, что нельзя выстраивать стены между интеграционными объединениями.

У нас в рамках Таможенного союза в декларации о евразийской интеграции, принятой еще в 2011 году, четко записано, что это открытое объединение, и оно заинтересованно в том, чтобы максимально развивать торгово-экономические и инвестиционные связи со всеми другими партнерами на этом огромном пространстве. Просто делать это нужно таким образом, чтобы не снять все защитные барьеры в одночасье, когда более подготовленные к конкуренции партнеры заполонят своими товарами территории менее подготовленных партнеров. Мы хотим сначала повысить конкурентоспособность и своей промышленности, и сельского хозяйства, а также финансовой и банковской сфер, и конкурентоспособность наших партнеров по Таможенному союзу, Украины, Белоруссии, а также тех стран, которые к этому объединению присоединятся. И вот когда мы почувствуем, что достигли этой задачи, тогда уже на равных, а не с позиций слабого рынка и слабой конкурентоспособности будем разговаривать с партнерами из Евросоюза и о создании зоны свободной торговли, и о дальнейшей либерализации инвестиционных связей. Они же нам предлагают сделать это уже сейчас, а мы только что вступили в ВТО. Мы 17 лет выторговывали для себя защитные меры, нацеленные именно на то, чтобы повысить конкурентоспособность, дать время нашей промышленности, сельскому хозяйству и сфере услуг повысить свою конкурентоспособность до современного уровня.

Поэтому за такими причитаниями о том, что Украина допускает историческую ошибку, я просто вижу осознание упущенной возможности получить огромный рынок, ничего не дав взамен. А здесь дела нужно вести по-честному. Еще раз повторю, когда евразийская интеграция наберет достаточный уровень и конкурентоспособность, мы будем двумя руками за то, чтобы уже на равных условиях разговаривать с Евросоюзом о дальнейшей либерализации наших взаимных торговых отношений.

Вопрос: Европейские партнеры обвиняют Россию в давлении на Украину. Это звучит на площадях. Как Вы оцениваете такие заявления?

С.В.Лавров: Вы сами как журналисты должны оценивать, что говорит российское руководство, и то, что говорят западные партнеры в Европе и Соединенных Штатах. Мы свою позицию формируем очень просто: подписывать или не подписывать данное соглашение - это суверенный выбор Украины. В зависимости от того, какой выбор сделает Украина, мы будем оценивать последствия этого выбора для себя и, если потребуется, делать выводы о наших практических экономических связях с близким соседом. Но подчеркну, мы говорим: подписывать или не подписывать – это суверенный выбор Украины. Все, что говорит Запад, если очистить их заявления от шелухи, от эмоций, от высказываний, звучащих порой на грани неуважения, сводится к следующему: подписать соглашение с Евросоюзом – это суверенный выбор Украины. Чувствуете разницу?

Вопрос: А как Вы оцениваете кризисную политическую ситуацию?

С.В.Лавров: Оценку кризиса уже неоднократно давал Президент Российской Федерации В.В.Путин. Это суверенное дело Украины, мы выступаем за то, чтобы не было никаких несанкционированных действий, которые нарушали бы действующее законодательство. Мы за то, чтобы все сохранялось в конституционном русле и поддерживаем шаги, направленные на возвращение ситуации полностью в конституционное русло.

Вопрос: Что Вы имели в виду в своем вчерашнем заявлении, сказав, что колючих проволок и «бордеризации» в Грузии не было бы, если бы не горячие головы?

С.В.Лавров: Я вчера все сказал. Когда имеют место бесконтрольные нарушения, когда не работают другие меры, любая страна (и таких примеров полно) физически укрепляет свои границы. Там всех будут пропускать, всех и так пропускают, в том числе по правилам, которые были согласованы через Женевские дискуссии.

Вопрос: А какие перспективы отношений у России и Грузии?

С.В.Лавров: Если бы это зависело от нас, то перспективы были бы хорошие.

Вопрос: А Вы имеете в виду, что все сейчас зависит от Грузии? Россия ожидает большего от Грузии?

С.В.Лавров: Если мы продолжим прагматически работать, то у нас нет никаких преград для развития отношений: и в экономике, и в торговле, и в энергетике, и в гуманитарной сфере, и в культуре. Но если мы хотим полностью нормализовать отношения, я не могу предложить ничего иного, как необходимость признать реалии, которые сложились в этом регионе.

 

mid.ru

Версия для печати