Молдавия и стратегические планы Румынии в Восточной Европе

09:59 29.11.2013 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Президент Румынии Траян Бэсеску заявил, что намерение Кишинева подписать соглашение с ЕС на саммите стран-членов «Восточного партнерства» в Вильнюсе 28-29 ноября 2013 г. послужит не только делу сближения Молдавии и ЕС, но и предпосылкой для союза Молдавии с Румынией.

Эти слова не прозвучали неожиданно. Бухарест и ранее высказывался в пользу слияния «двух румынских государств».  Но в преддверии Вильнюсского саммита Бухарест поставил этот шаг по значимости в один ряд со вступлением Румынии в НАТО и присоединением к Евросоюзу (1). Румынский глава государства отметил, что его страна обладает необходимыми возможностями для реализации данного намерения.

Надо отметить, что в Молдавии сегодня тоже дует «юнионистский ветер», об ожидании которого высказался румынский президент. Идет, прежде всего, противостояние идеологий Русского мира и Romania Mare – Великой Румынии, которое уже давно перенеслось из политической сферы в сферу образования. Из оборота изымаются неугодные учебники истории, а вместо них вводятся другие, в которых ничего нет ни о Мюнхенском сговоре 1938 г., ни о диктаторском характере режима Антонеску, ни даже о захвате Польшей в 1920 г. части украинских и белорусских территорий (2). Слишком прозрачны аналогии, и Бухарест принялся усиленно подлатывать свой имидж.

Бухарест – один из сторонников евроинтеграции Украины. Максимально проевропейский Киев – это возможность для Бухареста усложнить жизнь Приднестровью, поэтому не случайно Тирасполь живо отреагировал на предварительный отказ украинских властей подписать соглашение об ассоциации с Брюсселем. В заявлении МИД ПМР говорится, что такое решение будет способствовать развитию украино-приднестровских отношений (3).

Для ПМР отказ Киева продолжить процесс подготовки к подписанию соглашения об ассоциации с ЕС означает вероятный откат Киева от прежней стратегии в отношении Тирасполя (в т.ч., снятие экономических ограничений, введенных в 2006 г. Киевом под нажимом Брюсселя). Украина, стремительно двигающаяся в направлении ЕС – это новый виток экономической блокады ПМР, уверены в Тирасполе. В ПМР проживает около 100 000 граждан Украины, но это не берется Киевом в расчет при выполнении обязательств, возложенных на него Европой.

Давление Киева (вольное или невольное) на Тирасполь означает поддержку проекту Великой Румынии. Такое поведение Киева тем более кажется не соответствующим собственным интересам, что первые территориальные потери независимая Украины понесла как раз на румынском направлении (в 2009 г. Международном суде ООН Киев проиграл Бухаресту спор о принадлежности шельфа у о. Змеиный). Теперь румынская сторона вынашивает планы по усилению своего военно-экономического присутствия в Дунайском регионе.

Молдавия уже ратифицировала договор о военном сотрудничестве с Румынией, который подводит правовую базу под желание Бухареста получить свободный доступ для своих войск на молдавскую территорию. Договор предусматривает создание единой военно-транспортной и военно-командной инфраструктуры, координацию штабной деятельности и т.д. Можно констатировать, что Кишинев находится практически под полным влиянием Бухареста, стратегические планы которого входит не только поглощение Молдавии и части Украины, но и реконфигурация архитектуры безопасности в Юго-Восточной Европы в свою пользу. Это предполагает налаживание более прочных отношений с Польшей, с которой у Румынии и так уже имеется договор о стратегическом партнерстве, а также работу по ослаблению влияния Сербии в регионе. В Сербии проживает 35 000 влахов, которые имеют с румынами общее происхождение, но по историческим причинам не вошли в состав румынской нации. Сербские влахи постепенно славянизируются по естественным причинам, что Бухарест использует в качестве повода для антисербской риторики. По утверждениям Бухареста, Белград препятствует сохранению влахами своего этнического сознания. При этом сами влахи не относят себя однозначно к румынской нации, и даже выражали протест против попыток Бухареста надавить на Сербию под предлогом защиты их прав.

Сербия оказалась не в фаворе из-за своих пророссийских симпатий. Румыния, грезящая об увеличении своей территории, не может допустить усиление российского присутствия у себя в тылу – на Балканах. К тому же, сербский Банат, где проживает валашское меньшинство, входил ранее в состав Великой Румынии. Современное издание этого проекта также предусматривает, если не физическое включение этой территории в свой состав, то получение полного контроля над политической и культурной жизнью Баната. Стратегически Великой Румынии выгодно расширяться в обе стороны – и в восточном (молдавско-украинском), и в южном (сербском) направлении. Геополитическая функция Румынии – отрезать Россию от Балкан, т.е., от Сербии. Не менее важно для Бухареста сдерживать амбиции Венгрии, жаждущей восстановить свой прежний вид, с которым она распрощалась после Трианонского договора 1920 г.

Но главным геополитическим призом Бухареста должна стать Молдавия, как прелюдия к удушению Приднестровья . Это будет означать уход России из стратегически важного региона, что даст румынам возможность определять политическую повестку дня в бассейне Черного моря. С согласием Румынии превратить порт Констанца в крупный военно-транспортный узел ВМС США вопрос сохранения военно-политического присутствия России в Черноморском регионе приобретает особенную актуальность. Вашингтон уже отметил заслуги Румынии, назвав эту страну одним из самых преданных союзников по НАТО.

 Черноморский регион невозможно представить без Крыма, и Румынии не чужд крымско-татарский вопрос. В Румынии проживают т.н. дунайские татары (24 000 чел.) – потомки крымских татар, оказавшихся на территории Румынии после присоединении Крыма к России. В апреле 2013 г. на конференции Демократического союза тюрко-татар Румынии было заявлено о переводе языка румынских крымских татар на латинскую графику, что будет шагом на пути объединения крымских татар Румынии с соплеменниками в Крыму. Параллельно было заявлено, что ссылка крымских татар, имевшая место в 1944 г., являлась насильственным актом. Контакты дунайских татар с крымско-татарским меджлисом в Крыму уже давно имеют место. Мыслям об оздоровлении крымско-татарского националистического дискурса в отношении России в их среде места нет. На крымско-татарский вопрос Бухарест смотрит как на вспомогательное средство в деле вытеснения России из Черноморского региона.

Внешнеполитические действия Бухареста позволяют сделать неутешительный вывод: стратегическим приоритетом румынского государства является достижение перевеса сил над Россией в Черноморском регионе, а также оппонирование России на Балканах. Факт поддержки геополитических притязаний Румынии западными союзниками тоже налицо, как и их давление на Молдавию с целью минимизировать присутствие на информационно-политической сцене страны сторонников евразийской интеграции, поэтому утверждения европейских дипломатов о демократическом характере Вильнюсского саммита, куда приглашен и Кишинев, остаются голословными утверждениями.

 

1)       «Румыния хочет объединиться с Молдавией» («Сегодня.ру», 28.11.2013)

2)       Олег Краснов «Старая история в новом учебнике» («Русское единство», 20.11.2013)

3)       «Приднестровье надеется на взаимодействие с Украиной в рамках большой евразийской семьи» (РЕГНУМ, 28.11.2013)

Ключевые слова: Россия ЕС Великая Румыния Молдавия

Версия для печати