Бразилия между фавелами и будущим

00:44 24.10.2013 Александр Моисеев, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Некоторые эксперты говорят, что «осмыслить Бразилию сложно». Но, думаю, можно. Во всяком случае, попытка не пытка. И вот вам социальный парадокс: чем настойчивее правительство южноамериканского гиганта проводит в стране популистскую в хорошем смысле этого слова политику, тем требовательнее и жестче относятся к нему наиболее активные массы недовольных людей. Похоже, именно так происходит сегодня в Бразилии. И происходит это с правящей левоцентристской Партией трудящихся и правительством президента Дилмы Руссефф, решившей продолжать социально-политическую линию своего соратника, предыдущего главы государства Луиса Инасио Лулы да Силва, которого бразильцы любовно зовут просто Лула.

С лета нынешнего года Бразилию сотрясают крупные протестные выступления. Десятки, а порой и сотни тысяч недовольных действиями властей граждан до их пор выходят на улицы и площади городов с самыми различными требованиями – от повышения зарплат до кардинального перераспределения госбюджета и даже реформы политической системы страны.

Сначала, в июне, поводом для возмущения граждан стал рост цен на проезд в общественном транспорте. Затем, подобно эффекту домино, волну протестов вызвали якобы чрезмерные расходы правительства на проведение чемпионата мира по футболу и всемирной летней олимпиады при недостаточном финансировании социальных нужд: толпы протестующих потребовали: мол, сначала хлеба, а уж потом - зрелищ! Жажда манифестаций охватывала то одну многотысячную группу людей, то другую. И так по всей стране.

В июле представители центральных профсоюзов Бразилии назвали успешными прошедшие в этом месяце акции протеста, парализовавшие движение в 18 штатах страны, и пообещали устроить новые в августе. «Мы попытались остановить работу заводов и фабрик, поскольку участие рабочих в протестах связано с экономической структурой страны. В этом сила наших выступлений, а не в количестве людей, вышедших на улицы», - заявил местным СМИ глава профсоюза Conlutas Жозе Мария де Алмейда. Таким образом, на смену протестующим клеркам и студентам на улицы вышли рабочие, требующие улучшения условий труда и качества жизни. Организаторы, действительно,  обещали продолжать массовые акции каждый месяц и в будущем. И продолжили. А популярность президента Бразилии Дилмы Руссефф, которая еще в марте била абсолютный рекорд, достигая 77%, к осени упала почти вдвое. Доля же бразильцев, считающих, что правительство плохо справляется с работой, выросла с 9% до 25%...

Протесты продолжают следовать один за другим (хотя количественно они несколько и «сдулись»). Только за последние недели в Бразилии бастовали и устраивали демонстрации водители грузовых автомобилей, служащие аэропортов, учителя, медики, рабочие различных предприятий, жители трущобных и полутрущобных городков и поселков, которые бразильцы называют фавелами. О последних стоит сказать подробнее. 

Ну, прежде всего, городские трущобы - это особый мир, который живет по своим законам. А по официальным данным Бразильского Института географии и статистики, в фавелах страны обитают около 11,5  миллиона из 200 миллионов жителей страны. Наибольшее число фавел расположены в штате Сан-Пауло (23,2%), на втором месте – Рио-де-Жанейро (19,1%). Другие крупные фавелы находятся в городах Ресифи, Салвадор, Форталеза. А в знаменитом Рио - самый громадный трущобный район Бразилии –  фавела Росинья, в которой по разным данным ютятся от 100 до 300 тысяч жителей. Как сообщают официальные источники последнего времени, 55,5% обитателей фавел – мулаты, 30,6% - белые и 12,9% - чернокожие. Средний ежемесячный доход жителя фавел составляет примерно 525 реала или 300 долларов. Число неграмотных среди обитателей фавел старше 15 лет составляет около 10%. Такова официальная статистика.

Как считают эксперты, бедность в фавелах соседствует не только с преступностью, но и с высокой рождаемостью. Политологи полагают, что экономический рост Бразилии «непременно упрется в «потолок» из быстрого нарастания слоя бедных и необразованных». С этим пессимистическим тезисом можно поспорить, но абсолютно точно то, что само существование таких «полюсов нищеты, наркоторговли и прочей преступности», как фавелы, существенно тормозят развитие страны и могут лишить лучшего будущего многих бразильцев.

Несколько лет назад бразильские архитекторы и художники пытались улучшить внешний вид 215 фавел Рио-де-Жанейро. При поддержке правительства были предприняты крупные общественные акции. Предполагалось к проведению Чемпионата мира по фтутболу-2014 и Олимпиаде-2016, которые пройдут в Рио, украсить город и дома их обитателей. Ну и в числе прочих – фавелы. На эти мероприятия власти выделили 8 миллиардов реалов (более 3,5 млрд долларов). После этого на стенах многих домов появились красочные мурали. Однако многие бразильцы сочли такое украшательство чиновничьим лицемерием. Но ради справедливости следует заметить, что власти страны не раз пытались строить для жителей фавел и новые жилые дома со всеми удобствами. Но «трущобные люди» почему-то отказывались переселяться, страшась изменить привычную среду обитания. Таков еще один из парадоксов бразильского бытия.

Но есть и другие парадоксы. Так, например, некоторые жители фавел своими руками делают сувениры для туристов. Даже в местных школах для бедноты дети что-то производят на продажу иностранцам. Ведь некоторые фавелы расположены неподалеку от 5-звездных отелей и фешенебельных городских кварталов. А в самые колоритные фавелы наподобие Росиньи устраивают туристические экскурсии, на чем обитатели трущоб тоже зарабатывают кое-какие деньги. Во время экскурсий, например, можно узнать о происхождении фавел в Рио, или о том, что около 80% жителей «Росиньи» имеют постоянную работу. «Здесь не принято закрывать двери на замок, бытового воровства почти не существует. Эта фавела интересна также своей архитектурой, улицами и площадями и, конечно, знаменитыми школами самба, которые чуть ли ни ежегодно занимают первые места на знаменитом Карнавале в Рио-де-Жанейро». Так гласят туристические проспекты. Здесь же есть отличная смотровая площадка, откуда город как на ладони, вам покажут и мастерские народных промыслов, где туристы обязательно покупают какую-нибудь безделушку на память. Однако, жизнь в фавелах тяжела и беспросветна и вряд ли может служить одним из образцов национального фольклора Бразилии.  
…А ведь еще совсем недавно, чуть ли не накануне протестных акций президент Дилма Руссефф заявила, что федеральное правительство поставило перед собой задачу превратить Бразилию в более современное, более эффективное и более справедливое государство. Огромные средства власти пообещали вложить в развитие транспортной системы страны. В частности, предусмотрено инвестировать 133 миллиарда реалов (65 миллиардов долларов) только в строительство 10 тысяч километров железных дорог. Крупные средства правительство вложит в создание 7,5 тысяч километров шоссейных дорог. К реализации этих проектов по развитию логистики, как и других, предполагается привлечь частный капитал. Сейчас госпожа президент вместе с правительством спешит исправить ситуацию, пообещав провести в стране референдум по политической реформе, выделяя крупные средства на охрану и восстановления памятников культуры и на образование, финансируя множество новых социальных проектов.  

И все же, и меня, и многих других продолжают мучить вопросы. К примеру, в чем же тогда причины, толкающие десятки тысяч бразильцев выходить и протестовать на улицах? Как же так получилось, что успешное в течение последнего десятилетия правительство Партии трудящихся при президенте Луле, а теперь и при Руссефф, добившись значительного сокращения бедности в стране и улучшения жизни сотен тысяч бразильцев, теперь вдруг сильно разгневало бразильцев?

На эти два вопроса я попросил ответить доктора исторических наук, петербургского профессора, крупного российского специалиста по Бразилии Бориса Комиссарова. Вот что сказал Борис Николаевич: «Да, вы правы, предыдущему левоцентристскому правительству Лулы удалось, казалось бы, невозможное - оно сумело вытащить из состояния беспросветной нищеты от 35 до 40 миллионов бразильцев. Большая часть из них приблизилась к нижней границе среднего класса, другие даже сумели эту границу пересечь. Но шло время, наступил всеобщий экономический кризис, который не мог не затронуть и Бразилию, по разным оценкам 6-8-ю экономику мира. А ситуация в стране в данный момент неблестящая: в первом квартале этого года рост ВВП фактически прекратился, составив всего лишь 0,7%; дефицит торгового баланса - 3% ВВП; доллар стоит без малого 2,5 реала. В итоге, политика правящей Партии трудящихся столкнулась с трудностями, которые она сама себе и создала. Миллионы бразильцев, достигшие лучшего уровня жизни, требуют, и очень решительно, его дальнейшего улучшения, поэтому их и взорвало казалось бы эфемерное подорожание проезда в городском транспорте (всего-то на 20 сентаво, что на наши деньги составляет около трех рублей!). В частности это коснулось автобусов, в которых, однако, сохраняется прежняя давка при нерегулярном движении по своим маршрутам. К бывшим беднякам прибавились все те, кто и так был не в восторге от социалистических реформ Партии трудящихся (ПТ - PT). Ведь численность ПТ составляет чуть больше 30% общего числа членов трех других массовых партий страны – Партии бразильского демократического движения (PMDB), Прогрессистской партии (PP), Бразильской социал-демократической партии (PSDB).

По-моему, достойно уважения то, что нынешние бразильские демонстранты, представители самого «футбольного» народа в мире, дружно выступили против рекордных затрат на этот вид спорта, против примата футбольного мяча над проблемами образования, культуры, здравоохранения, транспорта, борьбы с коррупцией. По существу теперь они со всей определенностью высказываются за то, чтобы их не отвлекали и не развлекали футболом, когда необходимо решать многие насущные, жизненные проблемы».

И еще. Как считает Борис Комиссаров, Партия трудящихся имеет несомненные заслуги перед страной, но в последнее время, особенно после избрания на пост президента последовательницы Лулы  - Дилмы Руссефф, ее руководство совершило ряд политических просчетов. Так, был упущен момент, когда еще можно было предотвратить или, во всяком случае, существенно ослабить взрыв возмущения в стране, была ослаблена борьба с коррупцией, которой следовало носить абсолютно открытый, публичный и жесткий характер, не следовало, уповая на любовь народа к футболу, планировать и тратить огромные ресурсы без соответствующей рекогносцировки (опросов, анкетирования). В результате вместо того, чтобы возглавлять процесс дальнейших реформ (ибо они не могут закончиться по определению), правящая партия оказалась «в хвосте» протестных демонстраций. Пока они носят экономический характер, и Руссефф согласилась удовлетворить финансовые претензии бразильцев. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы за экономическими последовали политические требования, обращенные к правительству. Нельзя допустить, чтобы после 20-летнего режима военных, импичмента Коллора, финансовых реформ Кардозу, страстной, истовой борьбы с нищетой президента-рабочего и профсоюзного активиста Лулы огромная Бразилия, целая страна-мир скатилась в «политическое никуда». Таким образом, президент Дилма Руссефф и вся ПТ в целом несут серьезную ответственность за будущее Бразилии. Скрупулезно и в полном объеме осуществить обещанные финансовые вливания в те сферы, которые заботят население страны, тщательно подготовить и провести планируемый плебисцит о политической реформе, вывести на принципиально новый уровень борьбу с коррупцией - это минимум первоочередных задач, стоящих перед правительством Руссефф. Как мне представляется, только это поможет сбалансировать деятельность властей страны на всех уровнях в очень непростой ситуации, которая сегодня сложилась в Бразилии.

 

…Со выводами ученого и политолога Б. Н. Комиссарова трудно не согласиться. И все же, я убежден, что у этой богатой природными и человеческими ресурсами страны, которой многие выдающиеся писатели и политики еще в прошлом веке предсказывали великое будущее, остаются огромные возможности для того, чтобы оправдать свое славное предназначение. У страны по-прежнему большие перспективы. Бразилия, несомненно, сможет вырваться из тянущих ее назад фавел и обеспечить себе, своим гражданам лучшую, более достойную жизнь в будущем.  

Ключевые слова: Бразилия

Версия для печати