Перечитывая Шебаршина


Издательство «Алгоритм» выпустило в свет мемуары бывшего главного разведчика Советского Союза, последнего (по хронологии) начальника Первого главного управления КГБ СССР (с февраля 1989 по 23 сентября 1991 г.) Леонида Владимировича Шебаршина*. (*Шебаршин Л.В. Рука Москвы. Разведка от расцвета до распада. М.: Алгоритм, 2013. 336 с. ) И хотя речь идет о переиздании этого уникального произведения, решение издательства заслуживает большого одобрения. Дело в том, что впервые эта книга вышла в свет в октябре 1992 года, но кто в те «лихие 90-е» мог посвятить свое личное время чтению такой специальной литературы? Люди были оглушены неожиданным распадом великого государства. Вместе с ним распадались тысячи личных судеб, безвозвратно рушились десятилетиями создаваемые профессиональные карьеры как государственных чиновников, так и простых людей. До того ли было, чтобы в таких катастрофических условиях посвятить свое личное время чтению мемуаров отставного разведчика?

Но 20 лет, прошедшие с момента первой публикации мемуаров Л.Шебаршина, сильно изменили российское общество и, как отмечают едва ли не все политологи, пробудили в людях сильный интерес к нашей недавней истории. Сегодня многие граждане, отдалившись от того смутного времени на расстояние двух десятилетий, сравнивают советское время с настоящим. Нередко при этом наблюдается ностальгия по некоторым чертам советского периода нашей жизни. Но надо сказать правду: большинство возвращаться в это прошлое уже не хочет. И дело не в том, что «нельзя дважды войти в одну и ту же реку» (эту максиму приписывают древнегреческому философу Гераклиту Эфесскому), а в том, что при всей энергичной критике настоящего в целом наше советское прошлое все же ощущается как безвозвратно ушедшее. И с этой точки зрения книга-воспоминание, книга-размышление генерал-лейтенанта Леонида Шебаршина современным читателем воспринимается не как мемуары отставного разведчика, а как приглашение к размышлению о глубинных смыслах нашей современной жизни. Именно так перечитывал сегодня эту книгу и я.

Причем неожиданно поймал себя на мысли, что если раньше, в 1992-м, я не сравнивал этот текст с другими подобными, то сейчас сравниваю. И убеждаюсь в том, что в цивилизованном мире в XX и XXI веках вышли в свет только две книги такого рода. Они абсолютно схожие по предмету (обе - о роли разведки в становлении и развитии мировой сверхдержавы и ее государственного аппарата и о технологии овладения ремеслом этой профессии). Но одновременно по своей целевой направленности это две абсолютно разные книги. Одна - о том, как обеспечить своему государству главенствующее положение на международной арене и создать технологии манипулирования другими государствами для достижения этой цели, а другая - о неисчерпаемой, неизбывной любви русского человека к своей Родине и своему народу, своей культуре, которая насчитывает в своем развитии не всего-то 200 с лишним лет, а много более 1 тысячи. Одна книга о том, что сверхдержава, проводя в жизнь свои (государственные, национальные) интересы, имеет право переступать через любые нормы морали и нравственности. А другая  - о том, что моральные и нравственные нормы должны лежать в самой основе и государства как такового, и профессиональной работы разведчика на государство.

Полагаю, что сведущий читатель этой рецензии давно уже догадался, что речь идет о книгах двух отставных профессиональных разведчиков из двух противоположных лагерей: бывшего шефа ЦРУ Аллена Даллеса «The Craft of Intelligence» («Ремесло разведки») и Л.Шебаршина «Рука Москвы. Разведка от расцвета до распада». Первая книга появилась в 1963 году, спустя полтора года после того, как Президент США Джон Кеннеди лично, с подробным объяснением причин отправил в отставку директора ЦРУ, широко известного в мире трубадура холодной войны против Советского Союза. А вторая увидела свет через 30 лет после первой, когда Президент СССР Михаил Горбачев в безуспешных попытках подладиться к Борису Ельцину, желая любым путем сохранить хоть какие-то остатки своего властного положения, через своего секретаря уведомил начальника Первого главного управления КГБ СССР, что государство более не нуждается в его службе.

В этих книгах два главных разведчика двух самых мощных государств ХХ века рассказали (объяснили) «городу и миру», как они понимают роль разведки, какими должны быть отношения между этим корпоративным профессиональным сообществом, с одной стороны, и государством - с другой, о том, как государство должно готовить работников такой уникальной профессии, а также о том, какими руководителю разведки видятся корпоративные отношения внутри этого профессионального сообщества.

Сразу надо отметить: обе книги написаны профессионалами и для профессионалов, а точнее, для тех, кто этих профессионалов готовит, и для тех, кто с этой профессией собирается связать всю свою жизнь. Даллес пишет, что руководители ЦРУ стремятся на самых ранних этапах тщательно просеивать человеческий материал таким образом, чтобы быть уверенным, что выбранного кандидата даже мысль не посетит о том, что он хочет всего лишь попробовать наиболее интересные стороны этой привлекательной профессии, а потом уйти в другое место и заняться другим делом. Практически о том же пишет и Л.Шебаршин. Оба автора много внимания уделяют технике оперативной работы. И тот и другой не один раз подчеркивают, что профессия разведчика требует высокой степени патриотизма в отношении своего государства и своей страны.

А вот во всем остальном это две абсолютно разные книги. Если автор первой писал свой текст с сугубо идеологических позиций, считая, что главным в работе разведчика является «противостояние коммунистической угрозе», то Л.Шебаршин на первое место ставит совершенно иное, а именно: «Мы живы, мы чувствуем себя людьми лишь потому, что у нас есть Родина. На этом мы будем стоять и с этой точки оценивать прошлое, судить о деяниях своих предшественников и современников, взирать в неспокойное будущее.

Так проясняется и суть нашего дела. Благо отечества, благо народа, живущего на шестой части земной суши, - выше идеологических споров, личной и групповой корысти, политики сегодняшнего дня, выше амбиций и обид» (с. 15). А далее он поясняет свою мысль: «Хотел бы привлечь внимание к такому обстоятельству: на Западе все чаще и все более открыто констатируют, что причиной уходящей в прошлое конфронтации были совсем не различия в идеологиях. США и Запад не могут смириться с существованием мощного государства на стыке Европы и Азии, государства, способного влиять на состояние дел во всем мире. Гейтс, новый директор ЦРУ, в своем кругу как-то сказал: «Я не антикоммунист, а антисоветчик» (с. 290).

Вот это и есть главное, что отличает книгу и позицию Леонида Шебаршина от позиций всех директоров американской службы внешней разведки, - патриотизм в его первозданном, природном, естественном виде, ничего общего не имеющий с идеологическим камуфляжем, за который пытаются спрятать свои национальные геополитические интересы его американские коллеги.

Совсем недавно глубоко и точно высказался по этому поводу давний коллега Л.Шебаршина по работе, директор Российского института стратегических исследований Л.П.Решетников: «Запад не боялся большевистской идеологии, которую он сам и вскормил. Он не боялся диктатуры Сталина, пока речь шла о диктатуре руководителя ВКП(б). Но Запад и советская номенклатура смертельно боялись возрождения исторической России. В этой связи примечательны слова одного из видных западных идеологов С.Хантингтона: «Конфликт между либеральной демократией и марксизмом-ленинизмом был конфликтом идеологий, которые, невзирая на все различия, хотя бы внешне ставили одни и те же основные цели: свободу, равенство и процветание. Но Россия традиционалистская, авторитарная, националистическая будет стремиться к совершенно иным целям. Западный демократ вполне мог вести интеллектуальный спор с советским марксистом. Но это будет немыслимо с русским традиционалистом. И если русские, перестав быть марксистами, не примут либеральную демократию и начнут вести себя как россияне, а не как западные люди, отношения между Россией и Западом опять могут стать отдаленными и враждебными»1.

И действительно, не идеология в конечном итоге определяет наше повседневное поведение в жизни. Есть что-то более весомое, что делает нас всех и каждого в отдельности гражданином своей страны. Над этим более весомым и размышляет в своей книге Леонид Шебаршин и, судя по всему, размышлял об этом всегда, живя и работая в Москве или за границей. Эти, как говорили наши великие русские предшественники, «проклятые вопросы» сопровождали автора всю его сознательную жизнь.

«Главный вопрос, который рано или поздно встает перед каждым человеком, - пишет Л.Шебаршин, - зачем я? В чем смысл моей жизни? В чем смысл моей работы?» С ответов на эти «проклятые вопросы» он и начинает свою книгу-размышление. «Смысл жизни, - пишет он, - в служении делу. Не служба, а служение делу. Эта ступень достигается тогда, когда дело становится неосознанным, недекларируемым стержнем существования, когда каждый шаг сообразуется с интересами дела, когда дело, не вытесняя житейские, духовные, интеллектуальные интересы человека, неприметно формирует их, превращая в ненужное и раздражающее все, что способно помешать делу» (с. 13).

Но здесь, размышляет автор далее, помимо твоей собственной воли возникает логическая цепочка: а что в таком случае следует понимать под самим этим понятием «дело»? Ответ есть, и он конкретен, во всяком случае для русского человека. И заключается он не в борьбе с чьей-то навязываемой нам извне чужой идеологией, а в служении своему Отечеству. «Много сетовали русские люди на свое Отечество,- пишет Л.Шебаршин, - кляли его порядки, временами бунтовали, но сплачивались на его защиту в лихолетье, прощали ему свои беды, ибо знали, чувствовали, верили, что дороже Отечества ничего нет».

И в этом плане «самое дорогое, что есть у каждого народа, - это независимость. Нельзя допускать иностранного вмешательства в наши нелегкие внутренние дела. И здесь никакие сладкие речи не должны вводить нас в заблуждение...» (с. 286). В этом вопросе для каждого из нас должно быть предельно «ясно одно: единое, мощное, сплоченное государство на огромных европейских пространствах не будет оставлено в покое ни Западом, ни Востоком. Причина не в том, что оно угрожает чьей-то безопасности. До тех пор, пока оно существует в таком качестве, в мире невозможна монополия власти - военной, политической или экономической, невозможно господство никакой коалиции» (с. 15).

На основе таких глубоко патриотических размышлений-раздумий, которые сегодня еще более современны, чем два с лишним десятка лет назад, подходит Леонид Шебаршин и к профессиональному разговору о разведке, о чем, собственно, и написана его книга. И именно этим она коренным образом отличается от книги «Ремесло разведки», о которой шла речь выше.

Если Аллен Даллес рассматривает разведку великой державы как часть политики, то у Л.Шебаршина на этот счет мнение совершенно иное. «Разведка, - пишет он, - инструмент политики. Она не может заменить политику и сама формулировать свои задачи… Власть может быть ослеплена сознанием собственного всемогущества и всезнания, она с презрением отвергает все то, что идет вразрез с ее концепциями. Так поступил Сталин накануне нападения гитлеровской Германии на Советский Союз в 1941 году» (с. 11). И далее почти на 300 страницах автор подробно и конкретно с высоты своего 30-летнего профессионального опыта делится со своими последователями и коллегами размышлениями о том, как наиболее эффективно следовало бы готовить молодых и старших сотрудников к разведывательной деятельности. В рецензии не имеет смысла воспроизводить эти рекомендации. Тот, кому это интересно, наверняка уже прочитал эти строки сам, а если нет, то прочитает.

Широкому читателю намного интереснее узнать размышления Л.Шебаршина о степени зрелости (незрелости) высшего руководства страны в советское время во взаимоотношениях со своими противниками и союзниками на международной арене, да и с собственными гражданами. Особенно интересны размышления автора об опыте работы с нашими союзниками во время войны в Афганистане. Насколько важными он считал эти события с позиций разведки, их политической оценки, видно из того, что он посвятил им целую главу (с. 193-235), снабдив ее довольно странной меланхоличной сентенцией: «Многие прошлые решения выглядят неясными с позиций сегодняшнего дня» (с. 221).

«Секретных документов, освещающих процесс принятия решения о свержении Х.Амина, создания правительства во главе с Б.Кармалем и ввод советских войск в Афганистан, - пишет он, - в КГБ не существует. По рассказам моих друзей, немногие документы исполнялись от руки в единственном экземпляре и были уничтожены по личному распоряжению Ю.В.Андропова. Не знаю, чем руководствовался Юрий Владимирович. Возможно, уже тогда он почувствовал, что дело добром не кончится» (с. 220).

«Попытки выяснить, кто же первым заговорил о посылке войск в Афганистан, приводят, как правило, к туманным ссылкам на тех, кто сможет ответить лишь в Судный день. Есть неясные свидетельства того, что инициатором был М.А.Суслов, «серый кардинал» партии, пользовавшийся безграничным влиянием на Брежнева. С некоторой уверенностью можно говорить о том, что Андропов был против этого шага… Тем не менее решение было коллективным - в тогдашнем понимании этого слова» (с. 222). Автор книги мемуаров с большим пиететом относился к Ю.Андропову и в общем-то не допускал мысли, что тот мог быть одним из инициаторов этой, как выражался сам Шебаршин, «авантюры» (с. 220). Однако он противоречит себе, когда пишет, что «у истоков афганского предприятия» все же «стоял В.А.Крючков вместе с Андроповым» (с. 228).

Главные выводы по афганским событиям Л.Шебаршин видит не в том, кто конкретно вверг Советский Союз в эту «авантюру», а в том, что она только подтвердила «родовую травму» внешней политики советского руководства: и при Сталине, и при Хрущеве, и при Брежневе, и при Горбачеве «советская политика никогда не считалась со своими малыми союзниками» (с. 226), всегда предавала их во имя никому не известных целей. (Замечу à propos, что политика всех советских руководителей, начиная с Ленина, в этом плане кардинально отличалась от порядочного поведения на внешней арене русских царей, включая последнего из них - Николая II.)

Свою книгу Леонид Владимирович назвал «Рука Москвы». Так идеологические противники Советского Союза всегда называли любые противодействия капиталистическому миру на международной арене, если там обнаруживался след советской разведки. На закате существования СССР генерал Шебаршин пришел к выводу, что на самом-то деле никакая это была не «рука Москвы», а в чистом виде большевистская идеология, навязанная нашему народу. «Нам, - пишет он, - долго морочили голову приматом классового подхода ко всем явлениям действительности. «Морочили» - не потому, что в мире нет классовой борьбы. Понятием «классовая борьба» пользовались как ломиком, который способен взломать любую дверь, пробить любую стену или, в необходимых случаях, голову, дерзнувшую усомниться в мудрости власти» (с. 13). А кончилось все это тем, что «государство, которое когда-то потребовало себе на службу нашу энергию, ум, готовность положить жизни в защиту его интересов, мертво. Этому государству уже ничто не может ни повредить, ни помочь. Оно бросило нас на произвол судьбы, подобно банкроту, промотавшему перед смертью родовое состояние».

Грядет иное государство, и ему потребуется уже иная служба разведки. Но «когда это время придет, создавать ее нужно будет заново». Такой грустной эпитафией вроде бы о судьбах разведки в нашей стране заканчивается эта книга-размышление. На самом же деле совсем не о разведке была написана она.

 

1Решетников Л.П. Вернуться в Россию. Третий путь, или тупики безнадежности. М.: ФИВ, 2013. С. 186-187.

Отправить статью по почте