Международные налоговые правила: на пути к информационной открытости


Государства и территории настороженно относятся к обмену информацией в налоговых целях, даже несмотря на то, что такой обмен давно признан инструментом противодействия международному уклонению от уплаты налогов.

В конце 1930-х годов при проведении опросов по поручению Лиги Наций, большинство правительств отмечали трудности, с которыми они столкнутся при обмене информацией, и называли соответствующие причины. Эти причины показывали на первый взгляд значительное разнообразие, но при более близком рассмотрении было очевидно, что в основе проблемы заявлялись сложности изменения законодательства, чтобы разрешить правительствам требовать информацию от их подданных, которая необходима не для внутренних целей, а для удовлетворения запроса другого государства1.

В результате на протяжении XX века использовались лишь отдельные нормы соглашений об избежании двойного налогообложения и об административной помощи в налоговых делах. При этом многие государства и территории, в том числе те, которые принято считать налоговыми оазисами, не заключали (по разным причинам) таких международных договоров.

Со временем проблема получила широкую огласку, но сопровождалась, как правило, голословными и необъективными заявлениями, основанными в первую очередь на тезисе о низких ставках налогов в налоговых оазисах («виновниках» всех бед). Как справедливо подметил Р.А.Гордон, часто ответ на вопрос о том, являются ли сделки налоговых оазисов законными или незаконными, являются ли они избежанием или уклонением, зависит от мнения зрителя2.

Считается, что со второй половины 1990-х годов XX века участники Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) начали выражать беспокойство по поводу того, что существующий налоговый режим неадекватен, чтобы справиться с проблемами налогообложения, являющимися результатом процесса ускорения глобализации торговли и инвестиций3. В частности, уменьшающиеся затраты на транспортировку и коммуникации облегчают защиту инвестиций и доходов в налоговых оазисах, что вселяет страх возможной «гонки за крайне нижним уровнем» (race to the bottom), в которой все юрисдикции могли бы уменьшить налоги для привлечения инвестиций, таким образом разрушая глобальную налоговую базу.

ОЭСР по мандату «Большой семерки» начала в 1996 году свой проект против вредной налоговой конкуренции, представлявший собой парадигму, в рамках которой одни правительства оказывают давление на другие, чтобы те воздержались от проведения определенной налоговой политики. Этот проект стал одним из ключевых аспектов работы ОЭСР над продвижением стандартов информационной открытости и обмена информацией.

Первым итогом этой работы стал доклад ОЭСР (апрель 1998 г.) «Вредная налоговая конкуренция. Развивающаяся глобальная проблема», посвященный практике налоговых оазисов и преференциальных налоговых режимов4. В п. «b» раздела II этого доклада перечислены факторы идентификации налоговых оазисов. В их числе:

- нехватка эффективного обмена информацией (налоговые оазисы обычно имеют законы или административную практику, при которых фирмы и лица могут извлечь выгоду из строгих правил о тайне и из других мер против расследования налоговыми властями, которые препятствуют эффективному обмену информацией о налогоплательщиках, извлекающих выгоду от юрисдикции с низкими налогами);

- нехватка информационной открытости (в действиях законодательных, юридических или административных положений).

Публикация доклада инициировала период диалога, нацеленного на устранение преференциальных налоговых режимов в пределах участников ОЭСР, идентификацию налоговых оазисов и обеспечение соблюдения ими принципов информационной открытости и обмена информацией, а также обращение к другим экономическим системам, не являющимся участниками ОЭСР, чтобы они обратили внимание на вредную налоговую практику.

В июне 2000 года ОЭСР подготовила доклад «В направлении глобальной налоговой кооперации: прогресс в идентификации и устранении вредных налоговых практик»5. В нем содержится, в частности, список налоговых оазисов. В этом подход ОЭСР оказался идентичен методам Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ), которая подготовила перечень несотрудничающих государств по вопросам отмывания доходов. Правда, избежание и уклонение от налогов не имеют того же клейма криминальности, как отмывание доходов, и ОЭСР встретила большее сопротивление своему списку, чем ожидала6. Можно предположить, что субъекты международного права считают вмешательство в противодействие нарушению налогового законодательства даже большим злом, чем определение на международном уровне правил налогообложения.

Под влиянием США направление работы ОЭСР в борьбе с налоговыми оазисами было изменено. Вместо того чтобы пытаться непосредственно вмешиваться в налоговые системы других государств и территорий, центр давления сменился на косвенный подход в форме информационного обмена. Произошла переоценка отдельных критериев. Повышенное значение стали придавать критерию обмена информацией. Было решено, что меры будут приняты только к тем признанным налоговым оазисам, которые не были готовы к сотрудничеству в области обмена информацией (не на постоянной основе, а, скорее, на основе индивидуальных просьб). В связи с этим, по мнению ОЭСР, считаться налоговым оазисом не опасно. Напротив, ОЭСР проводит грань между налоговыми оазисами, готовыми к сотрудничеству, и теми, которые к нему не готовы. Проект в определенной степени преуспел в вовлечении налоговых оазисов в «диалог», в ходе которого они должны были принять более эффективные правила информационного обмена7.

Изначально недостатком работы ОЭСР было невовлечение самих налоговых оазисов в обсуждение проблем информационной открытости. Это подрывало значимость «достижений». Однако с 2000 года ОЭСР начала работать с этими юрисдикциями. В 2002 году с участием делегатов от Арубы, Бермудских островов, Бахрейна, Каймановых островов, Кипра, острова Мэн, Мальты, Маврикия, Нидерландских Антильских островов, Сейшельских островов и Сан-Марино была разработана модельная конвенция ОЭСР об обмене информацией по налоговым делам. Целью этой модели, в п. 1 предисловия к ней, названо содействие сотрудничеству в налоговых вопросах через обмен информацией.

На встрече в Берлине (20-21 ноября 2004 г.) и Сянхэ (15-16 октября 2005 г.) министрами финансов «Большой двадцатки» были приняты стандарты информационной открытости. Они стали моделью для двусторонних соглашений об избежании двойного налогообложения, которые заключают как участники ОЭСР, так и не являющиеся таковыми. Эти стандарты требуют:

- обмена информацией по запросу, если это предсказуемо относится к управлению и исполнению внутренних законов партнера соглашения;

- исключения ограничений на обмен, обусловленных банковской тайной или требованиями интересов национального налогообложения;

- доступности надежной информации и права ее получения;

- уважения прав налогоплательщиков;

- строгой конфиденциальности предоставленной информации.

С начала 2008 года международное уклонение от налогов и выполнение стандартов информационной открытости и обмена информацией вышли на высокий уровень политической повестки дня, отражая внимание к последствиям глобального финансового кризиса. Налоговая информационная открытость была главной особенностью встреч на высшем уровне «Большой двадцатки» в Вашингтоне и Лондоне под конец первой декады XXI века.

В Декларации саммита «Группы двадцати» по финансовым рынкам и мировой экономике (Вашингтон, 15 ноября 2008 г.) отмечено, что ОЭСР должна продолжить усилия по продвижению обмена налоговой информацией. Недостатку же информационной открытости и неспособности обмена налоговой информацией необходимо решительно воспрепятствовать.

В п. 15 коммюнике «Большой двадцатки» «Глобальный план восстановления и реформ» (Лондон, 2 апреля 2009 г.) заявлено, что участники согласились принять меры против несотрудничающих юрисдикций, включая налоговые оазисы; заявлено о готовности применять санкции для защиты публичных финансов и финансовых систем; констатировано, что эра банковской тайны закончена. За основу использован опубликованный ОЭСР в том же году список государств, не соответствующих международному стандарту обмена налоговой информацией. В нем юрисдикции разделены на категории, основанные на действиях, которые они предприняли, а именно на юрисдикции, которые:

- существенно выполнили стандарт (Аргентина, Австралия, Барбадос и др.);

- привержены, но еще не существенно выполнили стандарт - налоговые оазисы (Андорра, Ангилья, Антигуа и Барбуда и др.) и другие финансовые центры (Австрия, Бельгия, Бруней и др.);

- непривержены стандарту (Коста-Рика, Малайзия, Филиппины и Уругвай).

Гонконг и Макао, несмотря на требования Президента Франции Н.Саркози, в этом списке не фигурируют.

2009 год стал в какой-то мере знаковым, поскольку необходимость информационной открытости в налоговых делах под давлением крупных государств получила мировое признание. Для этого была усилена и институциональная составляющая межгосударственного сотрудничества в налоговых вопросах.

Решением Совета ОЭСР от 17 сентября 2009 года был учрежден Глобальный форум по информационной открытости и обмену информацией для налоговых целей. Со дня принятия этого решения был упразднен Глобальный форум по информационной открытости и обмену информацией Комитета по налоговым делам (п. 17). Политическое внимание к усилиям прежнего форума (созданного в начале 2000 г. для проведения работы ОЭСР по налоговым оазисам) и безотлагательность обеспечения применения высоких стандартов информационной открытости и обмена информацией по всему миру потребовали пересмотра структуры этого форума и его мандата.

В силу п. 1 Решения «Об учреждении Глобального форума по информационной открытости и обмену информацией для налоговых целей» новая структура должна гарантировать быстрое и эффективное глобальное выполнение стандартов информационной открытости и обмена информацией для налоговых целей через глубокий мониторинг и равномерный обзор. В п. 2 определено, что отчеты об оценке будут опубликованы после принятия Глобальным форумом. Юрисдикции будут действовать во исполнение рекомендаций и сообщать Глобальному форуму о предпринятых действиях.

Все участники (более 90) Глобального форума, так же как и юрисдикции, идентифицированные Глобальным форумом как относящиеся к его работе, проверят свои системы обмена информацией в налоговых делах. Первоначально было запланировано, что это должно произойти в две фазы. Пересмотры первой фазы позволят оценить качество юридической и регулирующей структуры обмена информацией соответствующей юрисдикции, в то время как вторая фаза ориентирована на практическую реализацию этой структуры. Все юрисдикции должны были подвергнуться пересмотру первой фазы до июня 2012 года, а все пересмотры второй фазы должны быть закончены до июня 2014 года. Пересмотры начались в марте 2010 года.

Согласно п. 3 названного решения, членство в Глобальном форуме открыто для государств ОЭСР, «Большой двадцатки» и других юрисдикций, охваченных докладом «Налоговое сотрудничество 2009: к единому игровому полю»9 (сентябрь 2009 г.). В приложении к Решению «Об учреждении Глобального форума по информационной открытости и обмену информацией для налоговых целей» приведен перечень таких охваченных юрисдикций. В их числе Андорра, Ангилья, Антигуа и Барбуда, Аргентина, Аруба, Австралия, Австрия и другие государства и территории, в том числе те, что обычно характеризуются как налоговые оазисы.

Чтобы выполнить свой мандат, Глобальный форум учредил Исполнительную группу для руководства работой форума. Она состоит из 15 участников под председательством Австралии с заместителями председателя от Китая, Германии и Бермудских островов. Кроме того, была основана Группа экспертной оценки из 30 участников под председательством Франции с четырьмя заместителями председателя - от Джерси, Индии, Сингапура и Японии. Первая задача Группы экспертной оценки состояла в разработке методологии и детализации условий здравого, прозрачного и ускоренного процесса. Первые заседания этой группы состоялись в октябре и декабре 2009 года.

С формированием модели правовых предписаний и общим одобрением стандартов информационной открытости получили развитие нормативные процессы на разных уровнях правового регулирования.

Во-первых, некоторые государства и территории внесли изменения в свое внутреннее законодательство. В их числе Австрия, Андорра, Багамские острова, Чили, Гонконг, Лихтенштейн, Макао, Малайзия, Панама, Филиппины, Сан-Марино, Сингапур и др.

Как это было сделано?

Например, в Гонконге нет препятствий для обмена информацией на основании запроса, как нет и закона о банковской тайне. Однако Ордонанс от 3 мая 1947 года (Cap. 112) «О внутреннем доходе» разрешает Департаменту внутренних доходов собирать налоговую информацию только с целью исполнения этого ордонанса. Ему не разрешено ни собирать налоговую информацию, в которой у него нет внутреннего налогового интереса, ни обмениваться такой информацией с другой юрисдикцией. Для исправления ситуации были приняты Ордонанс от 14 января 2010 года №1 «О внутреннем доходе (изменение)» и вспомогательное законодательство.

В соответствии со ст. 3 Ордонанса «О внутреннем доходе (изменение)» ст. 49 Ордонанса «О внутреннем доходе» была дополнена п. 1А. В нем предусмотрено, что если глава администрации в Совете посредством приказа объявляет, что договоренности, названные в приказе, были заключены с правительством любой территории вне Гонконга в целях облегчения бремени двойного налогообложения в отношении подоходного налога и любого налога подобного характера, наложенного согласно законам той территории, и целесообразно, чтобы относящиеся меры имели силу, то такие меры должны иметь силу и, в особенности:

- будут иметь силу в отношении налога по этому ордонансу, несмотря ни на что в любом законе;

- в целях любого положения тех договоренностей, которые требуют раскрытия информации относительно налога той территории, будут иметь силу относительно любого налога той территории, которая подчинена тому положению.

Нормой ст. 9 Ордонанса «О внутреннем доходе (изменение)» ст. 58 Ордонанса 1995 года (Cap 486) «О персональных данных (частная жизнь)» был дополнен п. 1А. В нем определено, что в п. 1(c) термин «налог» включает в себя любой налог территории вне Гонконга, если:

- договоренности, имеющие силу по п. 1А ст. 49 Ордонанса «О внутреннем доходе», заключены с правительством той территории;

- тот налог подчинен положениям договоренностей, которые требуют раскрытия информации относительно налога той территории.

Кроме того, на основании п. 6 ст. 49 Ордонанса «О внутреннем доходе» главой администрации в Совете 12 марта 2010 года были приняты Правила (Cap 112BI) «О внутреннем доходе (раскрытие информации)».

Во-вторых, большое количество документов об обмене информацией было подписано за короткий промежуток времени.

Информационный обмен требует заключения государствами и территориями таких соглашений, чтобы иметь возможность оказывать административную помощь во всех налоговых делах. С 2009 года почти 500 соглашений были заключены юрисдикциями, которые были идентифицированы ОЭСР как не существенно исполняющие стандарты в докладе «Продвижение информационной открытости и обмена информацией для налоговых целей» (апрель 2009 г.). После этого юрисдикции, подписавшие по крайней мере 12 соглашений об обмене информацией, были исключены из этой категории10.

Некоторые офшорные финансовые центры и налоговые оазисы заключили соглашения с другими центрами и оазисами, а также международные договоры с государствами, у которых есть интерес в получении информации в налоговых целях.

В качестве примера можно назвать Соглашение между островом Мэн и островом Гренландия об обмене информацией, относящейся к налоговым вопросам (Осло, 30 октября 2007 г.). Согласно ст. 1 стороны должны предоставлять помощь через обмен информацией по управлению и исполнению внутренних законов сторон относительно налогов, охваченных в соответствии с этим соглашением, включая информацию, которая связана с определением, оценкой и сбором таких налогов, взысканием и исполнением налоговых требований относительно лиц, ответственных за такие налоги, или с расследованием или судебным преследованием по налоговым делам в отношении таких лиц.

Заключены были также Соглашение между Королевством Швеция и островом Мэн об обмене информацией, относящейся к налоговым вопросам (Осло, 13 октября 2007 г.), Соглашение между островом Мэн и Ирландией об обмене информацией, относящейся к налоговым вопросам (Дублин, 24 апреля 2008 г.) и др. В результате остров Мэн стал одной из первых юрисдикций, начавших сотрудничать с государствами ОЭСР в усилиях по борьбе со злоупотреблением компаниями и физическими лицами возможностями офшорных финансовых центров в уклонении от налогов.

Этому примеру последовали и другие юрисдикции. В этой связи можно назвать Соглашение между Правительством Содружества Багамских островов и Правительством США о предоставлении информации в отношении налогов и по другим вопросам (Вашингтон, 25 января 2002 г.). Интересно, что в США соглашения об обмене информацией рассматриваются как альтернатива соглашениям об избежании двойного налогообложения. Этот подход часто используется, когда у американского казначейства есть небольшой стимул вступить во всеобъемлющее налоговое соглашение - потому что экономика в государстве-партнере не является существенной или страна считается налоговым оазисом11. Кстати, это (подход США к заключению международных договоров с малыми странами) почему-то всегда упускается из виду при критике налоговых оазисов.

В-третьих, некоторые государства и территории внесли изменения в свои  соглашения об избежании двойного налогообложения.

Примером может служить Протокол (Никосия, 7 октября 2010 г.) к Соглашению между Правительством РФ и Правительством Республики Кипр об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доход и капитал (Никосия, 5 декабря 1998 г.). На основании ст. IX этого протокола была изложена в новой редакции ст. 26 соглашения. Редакции п. 1 и 2 были уточнены, при этом п. 1 был разделен на два пункта, п. 2 стал п. 3 и в рассматриваемую статью были добавлены новые п. 4 и 5.

Сегодня большинство двусторонних налоговых соглашений содержит как минимум одну статью, которая определяет природу и область информации относительно соответствующего вопроса, подлежащей обмену между сторонами12. В то время как положения этой статьи могут отличаться от соглашения к соглашению, ее текст обычно основан на формате ст. 26 модельной конвенции ОЭСР в отношении налогов на доход и капитал (в настоящее время в редакции 2010 г.).

Так, положения п. 1 и 2 ст. 26 модельной конвенции ОЭСР объединены в п. 1 ст. 26 Конвенции между Королевством Саудовская Аравия и Республикой Австрия об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения в отношении налогов на доход и капитал (Эр-Рияд, 16 марта 2006 г.). С одной стороны, в п. 1 ст. 26 названной конвенции нет содержащегося в п. 1 ст. 26 модельной конвенции ОЭСР указания на налоги любого вида и описания, взимаемые от имени договаривающихся государств, или их политических подразделений, или местных органов власти, а также на то, что обмен информацией не ограничивается ст. 2. С другой стороны, п. 1 ст. 26 Конвенции между Королевством Саудовская Аравия и Республикой Австрия дополнен предложением, которого нет в п. 2 ст. 26 модельной конвенции ОЭСР. В нем определено, что в конфиденциальности данных, связанных с человеком, можно отказать, только если это необходимо для охраны превалирующих законных интересов другого человека или публичных интересов.

В соответствии с подп. «с» п. 3 ст. 26 модельной конвенции ОЭСР ни в каком случае положения п. 1 и 2 не должны толковаться как налагающие на договаривающееся государство обязательство предоставлять информацию, раскрывающую торговую, предпринимательскую, промышленную, коммерческую или профессиональную тайну, или торговый процесс, или информацию, раскрытие которой противоречило бы публичному порядку. В подп. «с» п. 2 ст. 26 Конвенции между Королевством Саудовская Аравия и Республикой Австрия эта оговорка дополнена указанием также на фундаментальные права, предоставленные государством, в особенности в области защиты данных.

Положений п. 4 (о недопустимости отказа в предоставлении информации по причине отсутствия внутренней заинтересованности в ней) и п. 5 (о недопустимости отказа в предоставлении информации по причине того, что обладателем информации является банк и т. п.) ст. 26 модельной конвенции ОЭСР в отношении налогов на доход и капитал в ст. 26 Конвенции между Королевством Саудовская Аравия и Республикой Австрия нет.

Следует заметить, что возможны отступления от модельной конвенции в отношении налогов на доход и капитал и не все государства едины в своем отношении к положениям ст. 26.

Особый подход к положениям этой статьи, например, у Швейцарии. В п. 24 комментария к ст. 26 отмечено, что Швейцария резервирует свою позицию по п. 1 и 5. Это единственный участник ОЭСР, сделавший такую оговорку. Швейцария продолжит ограничивать область этой статьи информацией, необходимой для выполнения положений конвенции. Это резервирование не должно применяться в случаях мошенничества, подчиненного лишению свободы согласно законам обоих договаривающихся государств.

П.Нобель обращает внимание на то, что до сих пор Швейцария оказывала правовую помощь, руководствуясь только Федеральным законом от 20 марта 1981 года «О международной правовой помощи»13. Эта помощь ограничивалась так называемым дополнительным содействием. Однако в подобных случаях банковская тайна не признается. Международная правовая помощь основывается на принципах двойной наказуемости (ст. 64) и специального назначения (ст. 67). В силу последнего принципа налоговым органам могут и не передавать уже подготовленную информацию. Это возможно, если результатом уголовного процесса станет осуждение виновных.

Чтобы исправить подобное положение, юридическое содействие должны оказывать друг другу не только судебные органы. Швейцария разрешает также своим налоговым органам оказывать административную помощь налоговым органам других государств и обращаться к ним за содействием. Как следствие, были пересмотрены некоторые налоговые соглашения. Первым стал международный договор с Германией, затем - с США. Таким образом, Швейцария не оказывает административной помощи по вопросам, касающимся реализации положений иностранного налогового законодательства, за исключением законодательств Германии и США. Если переговоры по пересмотру соответствующих налоговых соглашений пройдут успешно, то Швейцария окажет содействие в рассматриваемом вопросе и другим странам.

В-четвертых, изменению подверглись не только двусторонние соглашения об избежании двойного налогообложения.

Протоколом (Париж, 27 мая 2010 г.) был внесен ряд изменений в Конвенцию Совета Европы о взаимной административной помощи в налоговых вопросах (Страсбург, 25 января 1988 г.), подчеркнув уважение национального суверенитета и прав налогоплательщиков, а также обеспечение защиты конфиденциальности информационного обмена. Этот протокол стал ответом на предложение лидеров «Большой двадцатки» на их встрече на высшем уровне в апреле 2009 года, выраженное в заявлении премьер-министра Великобритании Г.Брауна о необходимости разработки многостороннего механизма помощи развивающимся странам по обеспечению выгод новой совместной налоговой среды.

В первой редакции п. 1 ст. 28 этой конвенции было предусмотрено, что она открыта для подписания государствами - членами Совета Европы и участниками ОЭСР. В соответствии с п. 1 ст. VIII этого протокола, ст. 28 конвенции была дополнена новым, п. 5. В нем установлено, что после вступления в силу Протокола 2010 года любое государство, которое не является членом Совета Европы или ОЭСР, может просить о приглашении для подписания и ратификации конвенции, с изменениями Протокола 2010 года. Так Конвенция о взаимной административной помощи в налоговых вопросах стала открыта для всех государств. Можно предположить, что со временем состав ее подписантов увеличится.

В целом можно констатировать, что в процессе продвижения идеи или, точнее, принципа информационной открытости достигнуты определенные успехи. Одновременно представленные данные дают возможность сделать некоторые выводы.

Критический взгляд на ОЭСР позволяет охарактеризовать ее как клуб для избранных. Участниками в основном являются западные страны, большинство из которых промышленные, то есть развитые или экспортеры капитала14. Учреждение Глобального форума по информационной открытости и обмену информацией для налоговых целей стало реакцией на обвинения ОЭСР в диктате по отношению к малым странам. Столкнувшись в начале XXI века с традиционной неэффективностью инструментария международного права против современных вызовов, в рамках ОЭСР была реализована идея временного расширения состава участников (до 31 декабря 2012 г.).

С распространением практики заключения соглашений об обмене информацией была усилена в какой-то степени система международно-правовых норм обмена информацией. Изначально соответствующие положения концентрировались в соглашениях об избежании двойного налогообложения и об оказании административной помощи, в том числе многосторонних. Теперь у некоторых государств и территорий, как правило не заключавших ранее налоговых соглашений, появился самостоятельный блок специальных предписаний. По всей видимости, это будет способствовать решению поставленных задач, насколько существенно - покажет время.

 

 

 1League of Nations Fiscal Committee Report to the Council on the Seventh Session of the Committee. C. 490. M. 331. 1937. II. A. Geneva, October 11-16, 1937. P. 2.

 2Gordon R.A. Tax Havens and Their Use by United States Taxpayers: An Overview. N.Y.,  Hong Kong, 2002. P. 59.

 3Samuels L.B., Kolb D.C. The OECD Initiative: Harmful Tax Practices and Tax Havens // Taxes. 2001. Iss. 79(3). P. 231-260.

 4Harmful Tax Competition: An Emerging Global Issue. P.: OECD Publications, 1998.

 5Towards Global Tax Co-operation: Progress in Identifying and Eliminating Harmful Tax Practices. A Report to the 2000 Ministerial Council Meeting. P.: OECD. 2000.

 6Toumi M. Anti-Avoidance and Harmful Tax Competition: From Unilateral to Multilateral Strategies / The International Taxation System / By A.Lymer, J.Hasseldine. Kluwer Academic Publishers, 2002. P. 87.

 7Sharman J.C. Havens in a Storm: The Struggle for Global Tax Regulation (Cornell Studies in Political Economy). Cornell University Press, 2006. Р. 45; Hobson J.M., Seabrooke L. Everyday Politics of the World Economy. Cambridge University Press, 2007. Р. 50.

 8The Guardian. 02.04.2009.

 9Tax Co-operation 2009: Towards a Level Playing Field. OECD Publishing, 2009.

10Promoting Transparency and Exchange of Information for Tax Purposes. A Background Information Brief. OECD. 10.08.2010. P. 2.

11Streng W.P. U.S. Tax Treaties Trends, Issues & Policies Recent Development - Future Prospects. Houston Tax Roundtable, 2007. Р. 24.

12Tanzi V., Zee H. Taxation in a Borderless World: The Role of Information Exchange // Intertax. 2000. Vol. 28. Iss. 2. P. 60.

13Нобель П. Швейцарское финансовое право и международные стандарты / Пер. с англ. М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 387.

14Holmes K. International Tax Policy and Double Tax Treaties: An Introduction to Principles and Application. IBFD, 2007. P. 58.

Отправить статью по почте