США и ИРИ: от «Ирангейта» к вооруженному конфликту


 

Прогнозы аналитиков о том, что после Ирака и Афганистана международным «миротворцам» во главе с США нужна будет передышка, не оправдались. Завершается «гуманитарная операция» в Ливии. Взяты в разработку Сирия и Йемен. Встает вопрос - кто будет следующим?
Ливийская драма невольно вызывает аналогии с американскими авиаударами по Триполи в 1986 году. В то время за ними последовал американо-иранский вооруженный конфликт в Персидском заливе 1987-1988 годов. Какое место отводится западными «сценаристами» Ирану сегодня? С этой точки зрения в условиях нового обострения ситуации в наши дни в ареале Большого Ближнего Востока, для оценки общей ситуации в регионе и возможных путей ее развития может оказаться весьма полезным ретроспективный анализ развития упомянутого конфликта США с Исламской Республикой Иран (ИРИ).
В марте 1984 года, после не оправдавшей себя (в условиях конкуренции с СССР, КНР и некоторыми другими странами) жесткой линии в отношениях с Ираном Белый дом возобновил попытки найти взаимопонимание с умеренным крылом иранского исламского радикального режима. В рамках такой политики началась подготовка операции по поставкам в Иран оружия, основными посредниками в которой, как и ранее, стали Израиль и Саудовская Аравия1.
В 1985 году сотрудники Совета национальной безопасности (СНБ) США Д.Фортиер и Г.Тичер в тесном контакте с ЦРУ подготовили документы для обоснования необходимости «сближения» с Ираном. В июне 1985 года они предложили помощнику президента Р.Макфарлейну развернутый проект директивы СНБ, который должен был пойти на подпись президенту. В качестве «самых неотложных» на тот момент целей в ней значились:
«1) предотвращение дезинтеграции Ирана и сохранение его в качестве независимого стратегического буфера, который бы отделял СССР от Персидского залива;
2) ограничение размаха и возможностей советских операций в Иране, позволяющее США справляться с меняющейся внутриполитической ситуацией в этой стране;
3) сохранение доступа к нефти Персидского залива путем обеспечения транзита через Ормузский пролив;
4) прекращение поддержки Ираном терроризма и его попыток дестабилизировать ситуацию в других региональных государствах»2.
В качестве основных долговременных целей политики США фигурировали следующие:
«1) восстановить умеренную и конструктивную роль Ирана в некоммунистическом политическом сообществе, в регионе Персидского залива и мировой нефтяной экономике;
2) обеспечить сопротивление Ирана советской экспансии»3.
Главным средством достижения поставленных в проекте директивы целей было названо поощрение западных союзников и друзей оказывать помощь Ирану, в том числе военными поставками. Проект директивы так и не лег на стол президента. «Протолкнуть» планы военных поставок Ирану через формальный процесс принятия решений оказалось невозможно, и чиновники из СНБ и ЦРУ начали искать обходные «неформальные» пути. Направление этих поисков «подсказал» Израиль, ставший главным «каналом», через который начали осуществляться американские «сделки» с Ираном4.
Львиная доля прибыли от продажи ракет шла на финансирование никарагуанских «контрас» путем перевода средств на их счета в швейцарских банках. Существенная доля вырученных от сделок денег направлялась для поддержки бандформирований афганских моджахедов и расширения плацдарма «необъявленной войны» США против правительства ДРА. Оставшаяся часть уходила на содержание отрядов Ж.Савимби, воюющих с законным правительством в Анголе. Часть денег, естественно, оседала на банковских счетах посредников5. В результате взамен военных поставок были освобождены трое американских заложников, что положительно сказалось на имидже администрации в глазах американской общественности и привело к поощрению президентом дальнейших шагов в данном направлении.
5 декабря 1985 года Р.Рейган задним числом подписал президентское решение, дававшее Израилю право продажи американского оружия в Иран6. В январе 1986 года президент подписал второе заключение, «узаконившее» прямые поставки в Иран из США. В этом последнем, более развернутом документе целями сделки США с Ираном объявлялись:
«1) насаждение более умеренного правительства в Иране; 
2) получение важной разведывательной информации, которую нельзя получить иным путем, о намерениях настоящего правительства Ирана в отношении его соседей и террористических актов;
3) освобождение американских заложников в Бейруте»7.
Для достижения провозглашенных целей правительство США намеревалось «поддерживать усилия третьих сторон и третьих стран по установлению контактов с умеренными элементами внутри иранского правительства и вне его через снабжение этих элементов оружием, оборудованием и другими материалами, чтобы повысить авторитет этих элементов в их усилиях по насаждению более проамериканского правительства в Иране путем демонстрации их способности добывать необходимые ресурсы для защиты страны от Ирака и интервенции Советского Союза»8.
24 января 1986 года СНБ был разработан план операции «Восстановление», в котором предусматривалась передача Соединенными Штатами Ирану разведывательной информации об иракских вооруженных силах и продажа оружия. В рамках указанной операции Р.Макфарлейн встретился с председателем иранского парламента Хашеми-Рафсанджани. В ходе конфиденциальных переговоров речь шла о тайных поставках американских вооружений в Иран, зондировались возможности для восстановления сотрудничества в будущем9.
Однако иранское руководство предало гласности факт секретной миссии американских представителей и дезавуировало намечавшуюся сделку об оружии. Инициатором огласки была иранская сторона, так как в правительстве ИРИ в тот момент возникли внутренние противоречия по вопросу сотрудничества с США.
В итоге в ноябре 1986 года в США разразился громкий политический скандал, получивший по аналогии с «уотергейтом» название «Ирангейт», - самый крупный за весь период пребывания у власти администрации Рейгана. В ходе официальных и журналистских расследований было установлено, что администрация США еще до миссии Макфарлейна в Тегеран одобрила секретные контакты и продажу боевой техники иранской стороне, несмотря на собственные решения администрации о запрете продаж оружия Ираку и Ирану10. Даже после того, как подробности об афере стали достоянием общественности, те американские политики, которые были так или иначе причастны к ирангейтовским событиям, лгали и пытались скрыть правду о произошедшем. Дело «Ирангейт» сильно подорвало престиж администрации как среди американцев, так и на международной арене, едва не приведя Р.Рейгана к процедуре импичмента11.
В то же время «Ирангейт» показал, что в иранских правящих кругах имеются влиятельные силы, готовые пойти на сближение с США. Хотя руководство ИРИ оказалось вынужденным предать огласке факт секретной миссии, оно отнюдь не отказалось от попыток получить из США заказанные и оплаченные еще во времена шахского режима запчасти к находящейся на вооружении иранской армии американской боевой технике. Об этом прямо и открыто заявляли также иранские руководящие деятели, такие как председатель парламента Хашеми-Рафсанджани и премьер-министр Мусави, которые квалифицировали как «незаконное» эмбарго, введенное администрацией США в ноябре 1979 года (вскоре после захвата посольства) на поставки запчастей.
После того как всплыли подробности «Ирангейта», Вашингтон, учитывая изменение курса Советского Союза в сторону ухода из стран «третьего мира» и реальную угрозу поражения Ирака в войне, вступил в военные столкновения с Ираном. США уже не были заинтересованы в продолжении войны, поэтому действовали ради мирного урегулирования конфликта, но в интересах лишь одной стороны - Ирака. Вашингтон продолжал предоставлять Багдаду военную и экономическую помощь, разведывательные сведения, оказывать политическую поддержку. В отношении же Ирана США заняли агрессивную позицию и проводили политическое и военное устрашение этого государства.
20 июля 1987 года вышла резолюция СБ ООН №598, требовавшая немедленного прекращения огня. Три западные страны - США, Великобритания и Франция - настаивали на введении обязательного эмбарго на поставки оружия в отношении любой страны, не желавшей принять соглашение о прекращении огня, то есть, по сути, Ирана. Советский Союз и Китай отклонили данное предложение. За этим стояло нежелание двух  стран загонять Иран в угол, отказываться от взаимовыгодных с ним отношений в экономической и военно-технической областях.
Однако иранцы упорно продолжали следовать прежним курсом. Единственным приемлемым для Ирана концом войны могла быть только победа, свержение и наказание агрессора и военного преступника С.Хусейна, который в массовом масштабе использовал против иранских мирных жителей химическое оружие. Так как Иран поклялся отомстить за это Ираку китайскими ракетами «Шелкопряд», риск прямого американо-иранского конфликта возрос. С целью обострить ситуацию США, вслед за СССР, санкционировали хождение кувейтских кораблей под американскими флагами в сопровождении военно-морского флота США. Однако если задачей СССР была разрядка напряженности, что отражалось в подчеркнуто мирном поведении следовавших оборонительным порядком советских эскортов, которые во время частых нападений со стороны иранских ВМС старались уходить от конфликта, то американские корабли вели себя намеренно вызывающе, при первой возможности пытаясь навязать иранцам бой.
С каждым месяцем напряженность возрастала, так как эскорты под флагами третьих стран, в том числе американские, начали все чаще подрываться на иранских минах. Созданием серьезной минной опасности Иран поставил под угрозу срыва вывоз и своей нефти. Пример тому - повреждение на мине 10 августа 1987 года американского танкера «Texaco», груженного иранской нефтью12.  Однако иранцы отказались от закладки мин только после прямых столкновений с американскими ВМС.
В это время для защиты судоходства в район Персидского залива была направлена крупная группировка ВМС США. В обычных условиях она состояла из 20-25 боевых кораблей и судов обеспечения, в том числе многоцелевого авианосца, крейсеров УРО (с управляемым ракетным оружием), эсминцев УРО и фрегатов. Все силы вошли в 109-е оперативное соединение.
Для управления силами, развернутыми в районе Персидского залива, в сентябре 1987 года было создано объединенное командование ВМС США на Среднем Востоке во главе с контр-адмиралом Д.Бруксом, которому было также подчинено и 109-е оперативное соединение (силы США в Персидском заливе). В Аравийском море патрулировали корабли 70-го оперативного соединения (силы США в Аравийском море). Его также курировал контр-адмирал Дж.Брукс, который, в свою очередь, подчинялся главнокомандующему Объединенным центральным командованием вооруженных сил США генералу Д.Кристу, а последний - Комитету начальников штабов.
Основной задачей ВМС США в течение всего периода их пребывания в зоне военных действий была защита морских коммуникаций. Однако в шестичасовой готовности к высадке на берег находился экспедиционный батальон морской пехоты численностью около 2 тыс. человек.
В сентябре 1987 года американскими вертолетами успешно были атакованы иранский десантный корабль и транспортный самолет, занимавшийся постановкой мин, а в октябре того же года американские войска захватили иранский минный катер. Иран ответил стрельбой ракетами «Шелкопряд» по судам США, попав в американский нефтяной танкер. Тогда ВМС США затопили иранскую нефтяную платформу. Однако на более решительные меры американцы никак не решались - на их пути все еще стояли СССР и КНР.
Тогда США пошли на взаимные компромиссы с СССР. Поиски их начались еще в октябре 1987 года, во время визитов министров иностранных дел двух стран, когда американцы впервые проявили живой интерес «принять участие в политическом урегулировании афганской проблемы»13. По общему признанию Рейгана и Горбачева, на тот момент она стояла на «первом месте» среди «региональных вопросов». Однако основная к тому моменту проблема для СССР состояла во вмешательстве в него Ирана, который становился основным «окном» на границе с ДРА для передачи помощи (в том числе и американской) афганской оппозиции.
Как жаловался Р.Рейгану М.Горбачев: «По Афганистану в рамках комиссии Кордовеса существует принципиальное согласие о невмешательстве и гарантиях со стороны США и СССР, невмешательстве Пакистана, и было бы хорошо, если бы в списке числился и Иран». В свою очередь, Рейган негодовал по поводу непоследовательной позиции СССР по отношению к ИРИ, которая отказывалась принимать резолюцию №598, по мнению американцев, потому, что подобная политика Советского Союза «воодушевляла иранскую бескомпромиссность и воинственность». Он подчеркивал, что пришло время «употребить их влияние на процесс ради возможного воздействия на ирано-иракскую войну и ради сохранения чести и будущего статуса самого Совета Безопасности. США и Советский Союз должны вместе продвигаться ко второй резолюции. Но так как Ирак соглашается с ООН, бойкот Ирана помог бы закончить войну»14. 
М.Горбачев замечал на это Р.Рейгану, что «если мы (СССР и США. - М.Р.) пережмем в Иране, то они (руководство ИРИ. - М.Р.) могут чем-то ответить в Афганистане»15. Он говорил, что «Советский Союз не хочет создавать проблемы для США в регионе. Москва, наоборот, ищет пути, которые позволят США выйти из их уязвимого положения без ущерба их интересам. Советский Союз не заинтересован в выходе ситуации из-под контроля, или в  том, чтобы пострадали экономические и иные интересы США. Существующее сходство американских и советских интересов на этот счет должно помочь найти взаимоприемлемые подходы»16.
Было очевидно, что требовалось скоординированное давление на Иран в двух конфликтах (ирано-иракском и афганском) одновременно. И в конце концов оно началось параллельно с реальным продвижением к Женевским договоренностям в марте 1988 года.
Последней надеждой иранцев и, по сути, препоной политике сверхдержав оставался КНР. Однако и Китай высказал свою озабоченность ситуацией, призвав Иран и Ирак проявлять сдержанность, поскольку, по словам тогдашнего Председателя КНР Ли Сяньняня, война превратилась в «борьбу моллюска с чайкой на пользу рыбака», то есть Ирака против Ирана к выгоде США. Другие китайские чиновники предупредили, что если США вмешаются, то Иран будет в проигрыше. Чтобы избежать большей конфронтации с ВМС США, Китай потребовал от Ирана больше не использовать ракеты «Шелкопряд».
Тем не менее в начале марта 1988 года Иран снова использовал ракеты «Шелкопряд» против ВМС США, проигнорировав китайские предупреждения, поэтому Китай согласился (под давлением США) прекратить поставки ракет Ирану. В данном случае Китай предотвратил прямую эскалацию конфликта, пойдя на очевидные уступки. 9 марта США сняли с КНР санкции на поставку высокотехнологичных товаров, которые были введены еще 22 октября 1987 года за поставку этих ракет и политику поддержки ИРИ17.
Однако это был лишь тактический ход, так как он возместил поставки ракет «Шелкопряд» поставками ракет других типов, таких как C-801 и С-802, и передал Ирану оборудование и технологии для того, чтобы тот сам смог производить подобные ракеты. Китай согласился поставлять Ирану оборудование для выпуска ракет М-9 SSM с дальностью до 600 и 900 км и 500-килограммовыми боеголовками. За этим последовало соглашение на создание в Иране собственной базы для производства М-11 с дальностью до 280 км. Таким образом, в отличие от СССР, Китай продолжал занимать проиранский нейтралитет.
Так как США такая ситуация не устраивала, они решили использовать любой повод, чтобы провести демонстрацию силы и вынудить Китай отступиться. Время для нее было выбрано на редкость удачное - 14 апреля 1988 года, когда состоялась церемония подписания Женевских соглашений по Афганистану. Этими договоренностями СССР вряд ли стал бы рисковать.
В тот день американский фрегат «Сэмюэль Б.Робертс» подорвался на морской мине - пострадали десять моряков, а сам он едва не потонул. Обследование района подрыва выявило еще несколько мин, серийные номера которых соответствовали серийным номерам мин, обнаруженных на иранском корабле «Иран Айр» в 1987 году.
В ответ американцами была спланирована ответная акция против иранских объектов в Персидском заливе. Названная операцией «Богомол», она была проведена 18 апреля 1988 года. Объектом атаки стали две иранские нефтяные платформы, использовавшиеся как базы для ведения разведки на морских путях в заливе.
В отличие от аналогичных действий ВМС США в октябре 1987 года в этот раз иранская сторона оказала активное вооруженное сопротивление, однако понесла большие потери. Это морское сражение стало крупнейшим для ВМС США со времен окончания Второй мировой войны.
Одновременно в тот же день иракские силы переняли инициативу, в очередной раз применив химическое оружие и деморализовав иранские войска. Это наступление стало первым в серии четырех, проведенных иракскими войсками с апреля по июль 1988 года, в ходе которых удалось практически полностью освободить территорию Ирака.
Теперь уже не только СССР, но и Китай призвал Иран согласиться на прекращение огня, хотя и осудил американское военное участие и вмешательство в Персидском заливе. Тегеран оказался почти в полной изоляции. 20 августа под председательством Китая в СБ ООН Тегеран принял резолюцию №598, и в Женеве начались мирные переговоры.
Прямое военное вмешательство США в конфликт с Ираком нанесло Ирану значительный ущерб. Тем не менее, несмотря на изоляцию, в которую Исламская Республика попала из-за своих активных усилий по силовому «экспорту исламской революции», ей все же удалось укрепить свое идеологическое влияние как в мусульманских странах, так и в общем в странах «третьего мира». ИРИ стала примером практического проведения в жизнь курса на «неприсоединение».
Несравненно большие дивиденды американо-иранское противостояние принесло США. Главный из них состоял в укреплении американских политических и военно-стратегических позиций в регионе. Попытки Ирана дестабилизировать ситуацию в нем были во многом успешно нейтрализованы ввиду слаженных действий США со странами Персидского залива. В результате стратегия США стала все в большей степени ориентироваться на военно-силовые концепции, предусматривавшие возможность непосредственного вмешательства США в случае возникновения кризисных ситуаций, что и произошло в дальнейшем в Ираке.
Несмотря на ту дистанцию, которая отделяет нас от, казалось бы, далеких 1980-х годов, сравнение ситуации с нынешней наводит на мысль, что история в чем-то повторяется. Тогда политика «нового мышления» советского руководства, предполагавшая разрядку напряженности в отношениях двух сверхдержав, автоматически исключала вариант заключения договора о дружбе с Ливией, которого так настойчиво добивался М.Каддафи. Отчетливое нежелание СССР вовлекать себя в американо-ливийскую конфронтацию поощрило Белый дом на силовое хотя и неконтактное (авианалет) решение «ливийской проблемы» в 1986 году. В 1988 году после достижения договоренностей СССР и США по сокращению вооружений и Афганистану стал возможен прямой вооруженный конфликт с Ираном.
Как тогда, так и в наши дни компромиссы в вопросах сокращения вооружений, а также в афганской проблеме (а сегодня, возможно, и в «кавказской») играли и продолжают играть определяющую роль в выработке согласованной политики СССР/России и США в регионе Ближнего и Среднего Востока. В условиях очередной «перезагрузки» в российско-американских отношениях и неуступчивости иранцев нельзя исключать повторения «иранского сценария» 1984-1988 годов, но уже в современных условиях с совершенно иными, труднопредсказуемыми последствиями.

Прогнозы аналитиков о том, что после Ирака и Афганистана международным «миротворцам» во главе с США нужна будет передышка, не оправдались. Завершается «гуманитарная операция» в Ливии. Взяты в разработку Сирия и Йемен. Встает вопрос - кто будет следующим?Ливийская драма невольно вызывает аналогии с американскими авиаударами по Триполи в 1986 году. В то время за ними последовал американо-иранский вооруженный конфликт в Персидском заливе 1987-1988 годов. Какое место отводится западными «сценаристами» Ирану сегодня? С этой точки зрения в условиях нового обострения ситуации в наши дни в ареале Большого Ближнего Востока, для оценки общей ситуации в регионе и возможных путей ее развития может оказаться весьма полезным ретроспективный анализ развития упомянутого конфликта США с Исламской Республикой Иран (ИРИ).В марте 1984 года, после не оправдавшей себя (в условиях конкуренции с СССР, КНР и некоторыми другими странами) жесткой линии в отношениях с Ираном Белый дом возобновил попытки найти взаимопонимание с умеренным крылом иранского исламского радикального режима. В рамках такой политики началась подготовка операции по поставкам в Иран оружия, основными посредниками в которой, как и ранее, стали Израиль и Саудовская Аравия1.В 1985 году сотрудники Совета национальной безопасности (СНБ) США Д.Фортиер и Г.Тичер в тесном контакте с ЦРУ подготовили документы для обоснования необходимости «сближения» с Ираном. В июне 1985 года они предложили помощнику президента Р.Макфарлейну развернутый проект директивы СНБ, который должен был пойти на подпись президенту. В качестве «самых неотложных» на тот момент целей в ней значились:«1) предотвращение дезинтеграции Ирана и сохранение его в качестве независимого стратегического буфера, который бы отделял СССР от Персидского залива;2) ограничение размаха и возможностей советских операций в Иране, позволяющее США справляться с меняющейся внутриполитической ситуацией в этой стране;3) сохранение доступа к нефти Персидского залива путем обеспечения транзита через Ормузский пролив;4) прекращение поддержки Ираном терроризма и его попыток дестабилизировать ситуацию в других региональных государствах»2.В качестве основных долговременных целей политики США фигурировали следующие:«1) восстановить умеренную и конструктивную роль Ирана в некоммунистическом политическом сообществе, в регионе Персидского залива и мировой нефтяной экономике;2) обеспечить сопротивление Ирана советской экспансии»3.Главным средством достижения поставленных в проекте директивы целей было названо поощрение западных союзников и друзей оказывать помощь Ирану, в том числе военными поставками. Проект директивы так и не лег на стол президента. «Протолкнуть» планы военных поставок Ирану через формальный процесс принятия решений оказалось невозможно, и чиновники из СНБ и ЦРУ начали искать обходные «неформальные» пути. Направление этих поисков «подсказал» Израиль, ставший главным «каналом», через который начали осуществляться американские «сделки» с Ираном4.Львиная доля прибыли от продажи ракет шла на финансирование никарагуанских «контрас» путем перевода средств на их счета в швейцарских банках. Существенная доля вырученных от сделок денег направлялась для поддержки бандформирований афганских моджахедов и расширения плацдарма «необъявленной войны» США против правительства ДРА. Оставшаяся часть уходила на содержание отрядов Ж.Савимби, воюющих с законным правительством в Анголе. Часть денег, естественно, оседала на банковских счетах посредников5. В результате взамен военных поставок были освобождены трое американских заложников, что положительно сказалось на имидже администрации в глазах американской общественности и привело к поощрению президентом дальнейших шагов в данном направлении.5 декабря 1985 года Р.Рейган задним числом подписал президентское решение, дававшее Израилю право продажи американского оружия в Иран6. В январе 1986 года президент подписал второе заключение, «узаконившее» прямые поставки в Иран из США. В этом последнем, более развернутом документе целями сделки США с Ираном объявлялись:«1) насаждение более умеренного правительства в Иране; 2) получение важной разведывательной информации, которую нельзя получить иным путем, о намерениях настоящего правительства Ирана в отношении его соседей и террористических актов;3) освобождение американских заложников в Бейруте»7.Для достижения провозглашенных целей правительство США намеревалось «поддерживать усилия третьих сторон и третьих стран по установлению контактов с умеренными элементами внутри иранского правительства и вне его через снабжение этих элементов оружием, оборудованием и другими материалами, чтобы повысить авторитет этих элементов в их усилиях по насаждению более проамериканского правительства в Иране путем демонстрации их способности добывать необходимые ресурсы для защиты страны от Ирака и интервенции Советского Союза»8.24 января 1986 года СНБ был разработан план операции «Восстановление», в котором предусматривалась передача Соединенными Штатами Ирану разведывательной информации об иракских вооруженных силах и продажа оружия. В рамках указанной операции Р.Макфарлейн встретился с председателем иранского парламента Хашеми-Рафсанджани. В ходе конфиденциальных переговоров речь шла о тайных поставках американских вооружений в Иран, зондировались возможности для восстановления сотрудничества в будущем9.Однако иранское руководство предало гласности факт секретной миссии американских представителей и дезавуировало намечавшуюся сделку об оружии. Инициатором огласки была иранская сторона, так как в правительстве ИРИ в тот момент возникли внутренние противоречия по вопросу сотрудничества с США.В итоге в ноябре 1986 года в США разразился громкий политический скандал, получивший по аналогии с «уотергейтом» название «Ирангейт», - самый крупный за весь период пребывания у власти администрации Рейгана. В ходе официальных и журналистских расследований было установлено, что администрация США еще до миссии Макфарлейна в Тегеран одобрила секретные контакты и продажу боевой техники иранской стороне, несмотря на собственные решения администрации о запрете продаж оружия Ираку и Ирану10. Даже после того, как подробности об афере стали достоянием общественности, те американские политики, которые были так или иначе причастны к ирангейтовским событиям, лгали и пытались скрыть правду о произошедшем. Дело «Ирангейт» сильно подорвало престиж администрации как среди американцев, так и на международной арене, едва не приведя Р.Рейгана к процедуре импичмента11.В то же время «Ирангейт» показал, что в иранских правящих кругах имеются влиятельные силы, готовые пойти на сближение с США. Хотя руководство ИРИ оказалось вынужденным предать огласке факт секретной миссии, оно отнюдь не отказалось от попыток получить из США заказанные и оплаченные еще во времена шахского режима запчасти к находящейся на вооружении иранской армии американской боевой технике. Об этом прямо и открыто заявляли также иранские руководящие деятели, такие как председатель парламента Хашеми-Рафсанджани и премьер-министр Мусави, которые квалифицировали как «незаконное» эмбарго, введенное администрацией США в ноябре 1979 года (вскоре после захвата посольства) на поставки запчастей.После того как всплыли подробности «Ирангейта», Вашингтон, учитывая изменение курса Советского Союза в сторону ухода из стран «третьего мира» и реальную угрозу поражения Ирака в войне, вступил в военные столкновения с Ираном. США уже не были заинтересованы в продолжении войны, поэтому действовали ради мирного урегулирования конфликта, но в интересах лишь одной стороны - Ирака. Вашингтон продолжал предоставлять Багдаду военную и экономическую помощь, разведывательные сведения, оказывать политическую поддержку. В отношении же Ирана США заняли агрессивную позицию и проводили политическое и военное устрашение этого государства.20 июля 1987 года вышла резолюция СБ ООН №598, требовавшая немедленного прекращения огня. Три западные страны - США, Великобритания и Франция - настаивали на введении обязательного эмбарго на поставки оружия в отношении любой страны, не желавшей принять соглашение о прекращении огня, то есть, по сути, Ирана. Советский Союз и Китай отклонили данное предложение. За этим стояло нежелание двух  стран загонять Иран в угол, отказываться от взаимовыгодных с ним отношений в экономической и военно-технической областях.Однако иранцы упорно продолжали следовать прежним курсом. Единственным приемлемым для Ирана концом войны могла быть только победа, свержение и наказание агрессора и военного преступника С.Хусейна, который в массовом масштабе использовал против иранских мирных жителей химическое оружие. Так как Иран поклялся отомстить за это Ираку китайскими ракетами «Шелкопряд», риск прямого американо-иранского конфликта возрос. С целью обострить ситуацию США, вслед за СССР, санкционировали хождение кувейтских кораблей под американскими флагами в сопровождении военно-морского флота США. Однако если задачей СССР была разрядка напряженности, что отражалось в подчеркнуто мирном поведении следовавших оборонительным порядком советских эскортов, которые во время частых нападений со стороны иранских ВМС старались уходить от конфликта, то американские корабли вели себя намеренно вызывающе, при первой возможности пытаясь навязать иранцам бой.С каждым месяцем напряженность возрастала, так как эскорты под флагами третьих стран, в том числе американские, начали все чаще подрываться на иранских минах. Созданием серьезной минной опасности Иран поставил под угрозу срыва вывоз и своей нефти. Пример тому - повреждение на мине 10 августа 1987 года американского танкера «Texaco», груженного иранской нефтью12.  Однако иранцы отказались от закладки мин только после прямых столкновений с американскими ВМС.В это время для защиты судоходства в район Персидского залива была направлена крупная группировка ВМС США. В обычных условиях она состояла из 20-25 боевых кораблей и судов обеспечения, в том числе многоцелевого авианосца, крейсеров УРО (с управляемым ракетным оружием), эсминцев УРО и фрегатов. Все силы вошли в 109-е оперативное соединение.Для управления силами, развернутыми в районе Персидского залива, в сентябре 1987 года было создано объединенное командование ВМС США на Среднем Востоке во главе с контр-адмиралом Д.Бруксом, которому было также подчинено и 109-е оперативное соединение (силы США в Персидском заливе). В Аравийском море патрулировали корабли 70-го оперативного соединения (силы США в Аравийском море). Его также курировал контр-адмирал Дж.Брукс, который, в свою очередь, подчинялся главнокомандующему Объединенным центральным командованием вооруженных сил США генералу Д.Кристу, а последний - Комитету начальников штабов.Основной задачей ВМС США в течение всего периода их пребывания в зоне военных действий была защита морских коммуникаций. Однако в шестичасовой готовности к высадке на берег находился экспедиционный батальон морской пехоты численностью около 2 тыс. человек.В сентябре 1987 года американскими вертолетами успешно были атакованы иранский десантный корабль и транспортный самолет, занимавшийся постановкой мин, а в октябре того же года американские войска захватили иранский минный катер. Иран ответил стрельбой ракетами «Шелкопряд» по судам США, попав в американский нефтяной танкер. Тогда ВМС США затопили иранскую нефтяную платформу. Однако на более решительные меры американцы никак не решались - на их пути все еще стояли СССР и КНР.Тогда США пошли на взаимные компромиссы с СССР. Поиски их начались еще в октябре 1987 года, во время визитов министров иностранных дел двух стран, когда американцы впервые проявили живой интерес «принять участие в политическом урегулировании афганской проблемы»13. По общему признанию Рейгана и Горбачева, на тот момент она стояла на «первом месте» среди «региональных вопросов». Однако основная к тому моменту проблема для СССР состояла во вмешательстве в него Ирана, который становился основным «окном» на границе с ДРА для передачи помощи (в том числе и американской) афганской оппозиции.Как жаловался Р.Рейгану М.Горбачев: «По Афганистану в рамках комиссии Кордовеса существует принципиальное согласие о невмешательстве и гарантиях со стороны США и СССР, невмешательстве Пакистана, и было бы хорошо, если бы в списке числился и Иран». В свою очередь, Рейган негодовал по поводу непоследовательной позиции СССР по отношению к ИРИ, которая отказывалась принимать резолюцию №598, по мнению американцев, потому, что подобная политика Советского Союза «воодушевляла иранскую бескомпромиссность и воинственность». Он подчеркивал, что пришло время «употребить их влияние на процесс ради возможного воздействия на ирано-иракскую войну и ради сохранения чести и будущего статуса самого Совета Безопасности. США и Советский Союз должны вместе продвигаться ко второй резолюции. Но так как Ирак соглашается с ООН, бойкот Ирана помог бы закончить войну»14. М.Горбачев замечал на это Р.Рейгану, что «если мы (СССР и США. - М.Р.) пережмем в Иране, то они (руководство ИРИ. - М.Р.) могут чем-то ответить в Афганистане»15. Он говорил, что «Советский Союз не хочет создавать проблемы для США в регионе. Москва, наоборот, ищет пути, которые позволят США выйти из их уязвимого положения без ущерба их интересам. Советский Союз не заинтересован в выходе ситуации из-под контроля, или в  том, чтобы пострадали экономические и иные интересы США. Существующее сходство американских и советских интересов на этот счет должно помочь найти взаимоприемлемые подходы»16.Было очевидно, что требовалось скоординированное давление на Иран в двух конфликтах (ирано-иракском и афганском) одновременно. И в конце концов оно началось параллельно с реальным продвижением к Женевским договоренностям в марте 1988 года.Последней надеждой иранцев и, по сути, препоной политике сверхдержав оставался КНР. Однако и Китай высказал свою озабоченность ситуацией, призвав Иран и Ирак проявлять сдержанность, поскольку, по словам тогдашнего Председателя КНР Ли Сяньняня, война превратилась в «борьбу моллюска с чайкой на пользу рыбака», то есть Ирака против Ирана к выгоде США. Другие китайские чиновники предупредили, что если США вмешаются, то Иран будет в проигрыше. Чтобы избежать большей конфронтации с ВМС США, Китай потребовал от Ирана больше не использовать ракеты «Шелкопряд».Тем не менее в начале марта 1988 года Иран снова использовал ракеты «Шелкопряд» против ВМС США, проигнорировав китайские предупреждения, поэтому Китай согласился (под давлением США) прекратить поставки ракет Ирану. В данном случае Китай предотвратил прямую эскалацию конфликта, пойдя на очевидные уступки. 9 марта США сняли с КНР санкции на поставку высокотехнологичных товаров, которые были введены еще 22 октября 1987 года за поставку этих ракет и политику поддержки ИРИ17.Однако это был лишь тактический ход, так как он возместил поставки ракет «Шелкопряд» поставками ракет других типов, таких как C-801 и С-802, и передал Ирану оборудование и технологии для того, чтобы тот сам смог производить подобные ракеты. Китай согласился поставлять Ирану оборудование для выпуска ракет М-9 SSM с дальностью до 600 и 900 км и 500-килограммовыми боеголовками. За этим последовало соглашение на создание в Иране собственной базы для производства М-11 с дальностью до 280 км. Таким образом, в отличие от СССР, Китай продолжал занимать проиранский нейтралитет.Так как США такая ситуация не устраивала, они решили использовать любой повод, чтобы провести демонстрацию силы и вынудить Китай отступиться. Время для нее было выбрано на редкость удачное - 14 апреля 1988 года, когда состоялась церемония подписания Женевских соглашений по Афганистану. Этими договоренностями СССР вряд ли стал бы рисковать.В тот день американский фрегат «Сэмюэль Б.Робертс» подорвался на морской мине - пострадали десять моряков, а сам он едва не потонул. Обследование района подрыва выявило еще несколько мин, серийные номера которых соответствовали серийным номерам мин, обнаруженных на иранском корабле «Иран Айр» в 1987 году.В ответ американцами была спланирована ответная акция против иранских объектов в Персидском заливе. Названная операцией «Богомол», она была проведена 18 апреля 1988 года. Объектом атаки стали две иранские нефтяные платформы, использовавшиеся как базы для ведения разведки на морских путях в заливе.В отличие от аналогичных действий ВМС США в октябре 1987 года в этот раз иранская сторона оказала активное вооруженное сопротивление, однако понесла большие потери. Это морское сражение стало крупнейшим для ВМС США со времен окончания Второй мировой войны.Одновременно в тот же день иракские силы переняли инициативу, в очередной раз применив химическое оружие и деморализовав иранские войска. Это наступление стало первым в серии четырех, проведенных иракскими войсками с апреля по июль 1988 года, в ходе которых удалось практически полностью освободить территорию Ирака.Теперь уже не только СССР, но и Китай призвал Иран согласиться на прекращение огня, хотя и осудил американское военное участие и вмешательство в Персидском заливе. Тегеран оказался почти в полной изоляции. 20 августа под председательством Китая в СБ ООН Тегеран принял резолюцию №598, и в Женеве начались мирные переговоры.Прямое военное вмешательство США в конфликт с Ираком нанесло Ирану значительный ущерб. Тем не менее, несмотря на изоляцию, в которую Исламская Республика попала из-за своих активных усилий по силовому «экспорту исламской революции», ей все же удалось укрепить свое идеологическое влияние как в мусульманских странах, так и в общем в странах «третьего мира». ИРИ стала примером практического проведения в жизнь курса на «неприсоединение».Несравненно большие дивиденды американо-иранское противостояние принесло США. Главный из них состоял в укреплении американских политических и военно-стратегических позиций в регионе. Попытки Ирана дестабилизировать ситуацию в нем были во многом успешно нейтрализованы ввиду слаженных действий США со странами Персидского залива. В результате стратегия США стала все в большей степени ориентироваться на военно-силовые концепции, предусматривавшие возможность непосредственного вмешательства США в случае возникновения кризисных ситуаций, что и произошло в дальнейшем в Ираке.Несмотря на ту дистанцию, которая отделяет нас от, казалось бы, далеких 1980-х годов, сравнение ситуации с нынешней наводит на мысль, что история в чем-то повторяется. Тогда политика «нового мышления» советского руководства, предполагавшая разрядку напряженности в отношениях двух сверхдержав, автоматически исключала вариант заключения договора о дружбе с Ливией, которого так настойчиво добивался М.Каддафи. Отчетливое нежелание СССР вовлекать себя в американо-ливийскую конфронтацию поощрило Белый дом на силовое хотя и неконтактное (авианалет) решение «ливийской проблемы» в 1986 году. В 1988 году после достижения договоренностей СССР и США по сокращению вооружений и Афганистану стал возможен прямой вооруженный конфликт с Ираном.Как тогда, так и в наши дни компромиссы в вопросах сокращения вооружений, а также в афганской проблеме (а сегодня, возможно, и в «кавказской») играли и продолжают играть определяющую роль в выработке согласованной политики СССР/России и США в регионе Ближнего и Среднего Востока. В условиях очередной «перезагрузки» в российско-американских отношениях и неуступчивости иранцев нельзя исключать повторения «иранского сценария» 1984-1988 годов, но уже в современных условиях с совершенно иными, труднопредсказуемыми последствиями.

 

Отправить статью по почте