Институт международных исследований анализирует: прогнозы ситуации на Ближнем Востоке и американский взгляд на глобальные тенденции


Представляем вниманию читателей «Международной жизни» рецензии на два публичных аналитических доклада Института международных исследований (ИМИ) МГИМО МИД России. Авторами первого доклада - «Среднесрочный прогноз развития ситуации в регионе Ближнего Востока и Северной Африки»* (*Федорченко А.В., Крылов А.В. Среднесрочный прогноз развития ситуации в регионе Ближнего Востока и Северной Африки. Институт международных исследований МГИМО МИД России. Аналитические доклады. Выпуск 1 (47). М., 2017. 46 с. ISBN 978-5-9228-1637-3.) - являются директор Центра ближневосточных исследований ИМИ А.В.Федорченко и ведущий научный сотрудник этого центра А.В.Крылов. Второй доклад - «Будущее глазами американской разведки. Аналитический обзор доклада Национального разведывательного совета США «Глобальные тенденции: парадоксы прогресса»** (**Грибин Н.П. Будущее глазами американской разведки. Аналитический обзор доклада Национального разведывательного совета США «Глобальные тенденции: парадоксы прогресса». Институт международных исследований МГИМО МИД России. Аналитические доклады. Выпуск 2 (48). М., 2017. 41 с. ISBN 978-5-9228-1655-7.)- принадлежит перу директора Центра североевропейских и балтийских исследований ИМИ Н.П.Грибина.

Авторы доклада «Среднесрочный прогноз развития ситуации в регионе Ближнего Востока и Северной Африки» отмечают, что за десятилетия плодотворного, насыщенного, многоаспектного диалога с большинством ближне- и средневосточных стран у России сложились теплые, дружественные, взаимоуважительные, а кое с кем и доверительные отношения. Причем это относится к государствам, не просто не питающим симпатии друг к другу, но исторически разделенным глубоким рвом противоречий и даже вражды. В этих условиях Москва становилась для многих на Ближнем и Среднем Востоке желанным собеседником, способным непредвзято оценить и подсказать конструктивное решение самых сложных проблем.

Особая роль России на Ближнем и Среднем Востоке тем не менее не всем нравится. И есть влиятельные силы - и региональные, и внерегиональные, - заинтересованные в существенном ослаблении военно-политических и экономических позиций Москвы в этом исключительно сложном, взрывоопасном, богатом природными ресурсами районе земного шара.

В последние два года по многим арабским государствам прокатилась волна народных выступлений, которые либо привели к смене государственного руководства, либо серьезно обострили внутриполитическую ситуацию. При всем кажущемся сходстве этих событий и процессов (СМИ, транслируя однотипный видеоряд, окрестили их «арабской весной») для экспертного сообщества очевидна специфика каждой арабской страны, к которой привлечено общественное внимание.

Целью исследования является оценка ситуации на Ближнем Востоке в свете произошедших смен режимов и изменения геополитической конфигурации региона. Его результатом стало прогнозирование различных сценариев развития региона с учетом интересов России.

Особая актуальность темы исследования связана с тем, что будущая ситуация в данном регионе будет в значительной степени определять ход развития стран Европы, Центральной Азии, Африки к югу от Сахары, уровень международной политической и энергетической безопасности, направления и масштабы мировых миграционных процессов.

Еще до начала «арабской весны» Ближний Восток представлял собой зону многообразных конфликтов, а народы стран этого региона испытывали на себе последствия острых социально-экономических, политических, экологических и иных проблем. К началу ХХI века прежняя модель развития себя исчерпала, отчетливо проявились признаки застоя. Начавшаяся в 2011-2012 годах «арабская весна» являлась своего рода попыткой изменить направление общественного развития в ряде стран Ближнего Востока, преодолеть отставание этой части мира от развитых и большого числа развивающихся государств. Однако завершить этот процесс, судя по всему, удастся не скоро. Революционные перемены в арабском мире обычно начинаются довольно быстро, но на их завершение уходит немало лет.

В начале второго десятилетия XXI века некогда неизменные основания ближневосточной безопасности обнаружили свою хрупкость и неустойчивость. Считается, что регион вступает в исторически длительный период нестабильности, множественных конфликтов, перекройки государственных границ, социальных и экономических потрясений. Одной из причин изменений на Ближнем Востоке может стать обострение экологической ситуации, связанное в первую очередь с истощением природных ресурсов, соперничество за которые будет иметь серьезные последствия в глобальном масштабе. Все это накладывается на острые противоречия в политической и конфессиональной сферах1

Для предотвращения негативного воздействия ближневосточной нестабильности на другие регионы мира целесообразно вернуться к формату «трех корзин» (безопасность, экономика и гуманитарное сотрудничество), который стал основой Хельсинкского процесса в Европе. Данный формат, адаптированный к специфике БВСА, может стать основой новой системы коллективной безопасности в этом регионе.

В странах Ближнего Востока процесс трансформации общественно-политических систем и государственного устройства далек от завершения, и их контуры просматриваются с трудом. Общество здесь в высокой степени сегментировано, гражданское общество не сформировано, сохраняется дисбаланс между развитыми институтами исполнительной власти и слабыми законодательной и судебной ветвями власти. Как отмечается в докладе, «укоренилась система правящих политических элит на базе их личной преданности лидеру в обмен на щедрые льготы. Такая модель способствовала застою, коррумпированности и бюрократизации в правящих эшелонах власти, перерождению бесконтрольно правивших лидеров в диктаторы».

В монархиях правители с неограниченными пожизненными полномочиями часто являются и духовными патронами нации и воспринимаются как сакрализованные фигуры. Арабским странам предстоит решать такую важную задачу государственного строительства, как приобретение навыков управления неустойчивой политической ситуацией. Следует отказаться от традиции укреплять государственный аппарат за счет содержания крупных военных организаций, массивных бюрократических структур. Надо распрощаться с семейственностью при приеме на государственную службу, укрепить местные структуры власти.

Вполне реален и негативный сценарий - дрейф в сторону разрушения или деградации государственности, что в зависимости от конкретной ситуации обернется ростом трайбализма (как в Ливии), этноконфессионализма (как в Сирии) или того и другого вместе (как в Ираке и Йемене)2

Авторы выявили наиболее вероятные районы новых войн и конфликтов. В ближайшей перспективе, как представляется, зоной повышенной конфликтности, генерирующей новые войны и вызовы региональной безопасности, будут оставаться территории Сирии и Ирака. Обострившийся в последнее время курдский вопрос вполне способен в силу его нерешенности и проблематичности привести к новой гибридной войне в регионе, прогнозируемому многими экспертами расколу Ирака и Сирии и последующему пересмотру ныне существующих границ обоих государств.

Другие взрывоопасные точки района БВСА - Ливия и Йемен. Последнему будет весьма сложно выйти из той катастрофической ситуации, в которой он оказался в результате национального «идеального шторма» - сочетания острых, имеющих давнюю историю внутренних конфликтов и разрушительного внешнего вмешательства. Борьба за власть в Ливии будет провоцировать конфликты в других точках БВСА и в зоне Сахеля, давно ставшей пристанищем для многочисленных интернациональных отрядов террористов и джихадистов. Выстраиваются логистические цепочки переправки набравших в Сирии опыт подрывной деятельности террористов в страны Центральной Азии, на Северный Кавказ и другие районы России. Не секрет, что международные террористы продолжают рассматривать центральноазиатские государства в качестве резервной площадки, а также плацдарма для дальнейшего продвижения, в том числе в направлении ряда регионов России.

Авторы уделяют особое внимание оценке перспектив палестинского вопроса и проблем, связанных с его урегулированием. Эта тема не должна отходить на второй план. Положение на палестинском треке усугубляется тем, что «квартет» - основной международный орган, призванный способствовать скорейшему урегулированию палестино-израильского конфликта - полностью исчерпал свои возможности.

Ближний Восток неслучайно стал ареалом распространения политического радикализма в его исламистской форме, стремительного нарастания террористической деятельности. То, что происходит сейчас в регионе, больше напоминает клубок, в котором переплелись многочисленные геополитические, экономические, демографические, религиозные и прочие противоречия мирового значения. На это сложное переплетение конфликтов оказывает существенное влияние обострившееся в последнее время противостояние мировых сил: США, Евросоюза, Турции и нефтедобывающих монархий во главе с Саудовской Аравией, с одной стороны, и России, Ирана и Китая - с другой. Успеху «исламистского бума» в немалой степени способствовал кризис «светских идеологий».

Авторы доклада приходят к обоснованному выводу о том, что свержение правительств в ряде ближневосточных государств и появление амбициозного так называемого «Исламского государства», претендующего на территории, простирающиеся от Индии до Испании, стали результатом вмешательства извне и попыток США и их союзников играть доминирующую роль в формировании глобальной политики на Ближнем Востоке.

Особый интерес вызывают представленные в докладе практические рекомендации по противодействию ИГ. В частности, отмечается, что задача, стоящая перед российскими военно-космическими силами в Сирии, представляется достаточно сложной, поскольку в условиях безвластия, вакуума безопасности и длительного отсутствия реальных сил противодействия ИГ трансформировалось в разветвленную, чрезвычайно гибкую, жизнеспособную, самодостаточную и быстро восстанавливающуюся в критических условиях структуру. Кроме того, война, объявленная Россией «Исламскому государству» и его пособникам, осложняется тем, что нашим ВКС пока не приходится рассчитывать на действенную поддержку США и их союзников по коалиции.

Что касается проблемы массовой эмиграции из региона, то сотни тысяч выходцев из стран БВСА, стремящихся к лучшей жизни в Европе, реально могут рассчитывать только на существование в гетто, где они будут получать мизерное пособие или выполнять низкоквалифицированную и малооплачиваемую работу. Такие условия будут только способствовать радикализации мусульманской среды, которая и без того насквозь пропитана салафитскими и джихадистскими стереотипами.

Обеспечение экономической безопасности рассматривается авторами доклада в качестве одного из главных условий выхода из тупиковой политической ситуации. Детально рассмотренные перспективы хозяйственного возрождения региона напрямую связаны не только с разрывом порочного круга «бедность - политические и этноконфессиональные конфликты - бедность», но и с переводом зачастую дектруктивной активности региональных и внерегиональных держав в созидательное русло восстановления региона коллективными силами и уменьшения его отставания от развитых и многих развивающихся стран.

Полностью оправдались и сбылись наиболее неблагоприятные прогнозы относительно дальнейшего углубления водного кризиса и нехватки пресной воды в ближайшей перспективе в странах Ближнего Востока и Северной Африки, изложенные шесть лет назад специалистами Института международных исследований МГИМО МИД России в экспертно-аналитическом докладе «Проблема пресной воды. Глобальный контекст политики России»3. Почти половина стран региона вступила в полосу длительного и масштабного кризиса водных ресурсов, наиболее острая фаза которого, как ожидается, наступит в преддверии 2040 года. Хотя межгосударственные конфликты в рассматриваемом регионе за обладание водными ресурсами маловероятны, угроза сохранения острейшего дефицита пресной воды здесь будет сохраняться.

Особый раздел посвящен прогнозированию изменения конфигурации энергетических потоков в регионе БВСА. Большинство прогнозных оценок опровергает алармистские предсказания относительно исчерпания в ближайшем будущем ближневосточных углеводородных запасов, резкого снижения мирового потребления этого сырья. Ближневосточные экспортеры энергоносителей сохранят свое превосходство путем диверсификации разведывательных работ и увеличения производственных мощностей.

Для энергопотоков из Арабского региона принципиальным являются продолжение тенденции к смещению центра глобального энергетического рынка в Азию (Китай, Индия, ЮВА), стремление европейских государств диверсифицировать источники поставок, открытие и разработка в самом регионе новых месторождений. Азия станет ведущим потребителем ближневосточной нефти. Вместе с тем для переоснащения энергетики стран региона необходима инфраструктура, которая будет весьма капиталоемкой, и для ее создания потребуются годы развития отрасли.

В целом рассмотренные прогнозные сценарии укладываются в один из трех вариантов: ухудшение ситуации, ее постепенное улучшение, сохранение статус-кво. Нельзя не заметить, что многие известные эксперты считают сегодня наиболее вероятным и в целом целесообразным именно последний вариант. Однако по ряду направлений (миграция, вода, экономика) вариант замораживания ситуации маловероятен и одновременно контрпродуктивен уже в силу стремительного роста ближневосточного населения.

Положение на Ближнем и Среднем Востоке, в Северной Африке имеет стратегически важное значение для России как с точки зрения обеспечения национальной безопасности и продвижения наших внешнеполитических интересов, так и в плане развития экономического сотрудничества с государствами этого региона.

Учитывая продолжающиеся попытки если не полностью вытеснить, то, во всяком случае, существенно ослабить позиции России в регионе, сотрудники ИМИ обосновали, что для восстановления и укрепления этого влияния России необходимо сохранять многовекторный, сбалансированный подход и энергично действовать сразу по нескольким направлениям: вносить свой вклад в укрепление системы региональной безопасности, выступать посредником в разрешении региональных конфликтов; осуществить прорыв в хозяйственных связях с регионом, в первую очередь на основе инвестиционного и технологического сотрудничества; развивать гуманитарные контакты со странами региона, в том числе по линии конфессиональных связей; способствовать формированию здесь лоббистских групп, поддерживающих сближение с Россией; вести поиск стратегических партнеров в третьих странах, заинтересованных в совместных действиях на Ближнем и Среднем Востоке, среди них перспективными представляются государства БРИКС, союзники России на постсоветском пространстве, некоторые латиноамериканские страны, отдельные страны ЕС.

В последнее время нашей стране удалось упрочить здесь свои позиции. В ближайшем будущем вполне вероятно усиление взаимодействия ведущих мировых держав - России, США, Китая в урегулировании ближневосточных кризисов и ослабление влияния на региональную ситуацию других держав.

Для обеспечения национальной безопасности России и национальных интересов нашей страны в данном регионе следует направить усилия отечественной дипломатии и российского бизнеса на установление стабильных многосторонних отношений с теми странами, ситуация в которых нормализуется. Здесь надо быть готовым к острой конкуренции со стороны влиятельных в политическом отношении и мощных в финансово-экономическом плане региональных и иных игроков. Борьба за приоритетное положение в отношениях с ведущими странами региона уже началась.

Формат и принципы проведения астанинских переговоров станут своего рода моделью для урегулирования конфликтов на Ближнем Востоке и в других конфликтных зонах. Тактика «step by step» потенциально представляется наиболее плодотворной в нынешней сложной ситуации. Здесь целесообразно отойти от сложившихся стереотипов и выдвигать новые идеи, дефицит которых остро ощущается не только на Ближнем Востоке, но и в других частях мира4. Процесс урегулирования будет долгим и трудным, учитывая разногласия между посредниками и усилившимся расколом в рядах оппозиции, что сопровождается реструктуризацией ее состава. Ситуацию осложняет арабский менталитет, для которого предпочтительнее соглашение на основе принципа «ни победителей, ни побежденных».

В информационном поле, окружающем современного человека, подчас бывает трудно отыскать верные ориентиры. Думаю, не будет преувеличением назвать рецензируемый доклад одним из таких маяков. Его текст размещен на сайте ИМИ МГИМО (http://www.imi-mgimo.ru/images/pdf/AD_1_47_2017.pdf). Некоторые положения доклада уже вызвали большой интерес в российских государственных ведомствах, аналитических центрах. Затронутая в докладе столь актуальная и животрепещущая тема, безусловно, привлечет внимание широкой читательской аудитории.

q

Теперь о втором из обозначенных выше аналитических докладов ИМИ - «Будущее глазами американской разведки. Аналитический обзор доклада Национального разведывательного совета США «Глобальные тенденции: парадоксы прогресса».

 

Метод долгосрочного стратегического прогнозирования широко востребован ведущими политологами Запада. Наибольшее развитие этот метод получил в Соединенных Штатах Америки, где в последнее десятилетие различные научно-исследовательские центры опубликовали заслуживающие внимания работы по широкой тематике актуальных мировых проблем. Выдающийся американский философ и социолог, один из идеологов прогностического моделирования Элвин Тоффлер, подчеркивая практическую значимость таких исследований, считал, что «научные футурологические институты должны быть вставлены во всю правительственную структуру технологических обществ». Следует отметить, что в современном американском обществе такой подход широко и небезуспешно применяется.

В этом плане весьма показательным стал очередной аналитический доклад Национального разведывательного совета (орган Разведывательного сообщества США) «Глобальные тенденции: парадокс прогресса», обнародованный за две недели до инаугурации Президента США Дональда Трампа.

Аналитический обзор этого объемного (226 стр.) и информационно насыщенного документа, выполненный на высоком профессиональном уровне директором Центра североевропейских и балтийских исследований Института международных исследований МГИМО МИД РФ Н.П.Грибиным, представляет безусловный интерес с точки зрения критического осмысления подходов американского истеблишмента к решению основных мировых проблем, особенно в контексте формирования командой 45-го Президента США новых внешнеполитических установок.

В своем обзоре Н.П.Грибин отмечает, что во многих частях доклада (далее - Прогноз) авторы называют его «версией», и такое определение вполне оправдано, поскольку от предшествующих подобных документов «Глобальные тенденции» отличаются бóльшей степенью осторожности, сдержанности и условности. По сути, лейтмотив всего текста аналитического материала Национального разведывательного совета (НРС) - это размышления о будущем.

Как отмечает автор обзора, при создании нового исследования аналитики американской разведки учли критические замечания в адрес их предыдущего прогноза «Глобальные тенденции - 2030», который был перенасыщен достаточно абстрактными предположениями. Новый документ, во-первых, более сдержан в оценках сценариев развития будущего и, во-вторых, композиционно более логичен и последователен.

Впервые в подобных исследованиях аналитики НРС сделали попытку дать краткий обзор развития мировых процессов в контексте парадокса развития современного мира, который, по их мнению, состоит в следующем. Достижения научно-технического и информационного прогресса формируют более опасный мир и в то же время открывают гораздо больше возможностей для его развития. Что в этом мире будет преобладать - надежды или угрозы, - зависит от выбора человека. Подчеркивается, что, с одной стороны, наблюдается процесс объединения различных групп людей, расширение их прав и возможностей, повышение уровня жизни. Однако этот же прогресс вызывает такие потрясения, как мировой финансовый кризис 2008 года, «цветные революции», глобальный рост популистской политики. Эти потрясения демонстрируют всю хрупкость достижений прогресса и в то же время подчеркивают необходимость глубоких изменений в картине мира, что предсказывает непростое будущее.

Автор обзора обращает внимание на предположение экспертов НРС о том, что следующие пять лет будут отмечены усилением напряжения как внутри ряда стран, так и между ними. Мировой рост замедлится, одновременно сложные глобальные проблемы станут более реальными. Постоянно растущее число государств, организаций и наделенных властью персоналий будет определять общее состояние геополитики.

При этом развитие мировых процессов, по их признанию, свидетельствует об окончании эпохи доминирования Америки. Вероятно, то же самое произойдет с мировым порядком, основанным на правовых нормах, утвердившихся после Второй мировой войны. В результате станет гораздо труднее осуществлять международное сотрудничество и управлять странами в соответствии с ожиданиями их народов. Государства - учредители послевоенного порядка, наделенные в ООН правом вето, будут постоянно угрожать «запретом на сотрудничество». При этом международные средства информации будут затруднять объективное понимание мировых событий, предлагая бесконечное множество интерпретаций противоречивых явлений действительности.

Н.П.Грибин отмечает, что, по мнению аналитиков НРС, в ближайшие десятилетия террористическая угроза будет нарастать, в том числе по той причине, что нацеленные на такую деятельность небольшие группы и отдельные лица получат больше возможностей использовать для этого новые технологии, идеи и связи.

Интерес представляет, по мнению автора обзора, та часть Прогноза, где говорится о значении государств как формы власти. Китай и Россия будут усиливаться, в то время как «региональные агрессоры и негосударственные игроки» получат дополнительные возможности для реализации своих целей. Неопределенность, связанная с положением США, зацикленность Запада на своих внутренних проблемах будут подталкивать Китай и Россию «к проверке США на прочность». Их действия по дестабилизации миропорядка не перейдут в настоящую войну, но приведут к возникновению существенных рисков. Уверенность в том, что эскалацией можно управлять при помощи физической силы, повысит риск межгосударственных конфликтов до уровня, существовавшего в эпоху холодной войны. Даже если реальную войну удастся предотвратить, имеющаяся модель международного сотрудничества не позволит предотвратить существенные различия в ценностях и интересах, сложившихся между государствами, и вряд ли будет способствовать сдерживанию процессов «по утверждению господства» отдельных держав в регионах. Эти тенденции приведут к формированию мира, поделенного на сферы влияния.

Падение доверия населения к органам власти и широкое развитие на этой основе популистских движений станет повсеместным. Более того, в ряде стран будет ослабевать влияние политических партий, профсоюзов, общественных организаций, что, в свою очередь, потенциально приведет к кризису демократических общественных устоев. В этой связи упоминается о самом низком с 1958 года уровне доверия к правительству в Соединенных Штатах в период президентства Барака Обамы.

Довольно скептическая оценка в Прогнозе дана развитию международных организаций. Процесс сближения интересов участвующих в них государств будет проходить медленно и с трудностями. Также «туманными» видятся перспективы реформирования Совета Безопасности ООН. Вместе с тем предполагается появление новых форматов переговоров и усиление роли частного сектора и отдельных акторов в управлении государством.

В обзоре отмечается вывод экспертов НРС о том, что расхождение интересов между крупными державами, нарастающая угроза терроризма, продолжительная социально-политическая нестабильность слабых государств и распространение летальных подрывных технологий увеличат риск возникновения вооруженных конфликтов. «Разрушающиеся общества» получат бóльший доступ к обладанию высокоточным оружием большой дальности, кибер- и роботизированным системам для нанесения ударов по инфраструктуре потенциального противника с большого расстояния, а также к технологиям для создания оружия массового поражения.

В ближайшие 20 лет риск возникновения конфликтов, включая конфликты между государствами, будет возрастать. Такому положению будут способствовать постоянно расширяющиеся интересы ведущих мировых держав, продолжающаяся угроза терроризма и распространение летальных и разрушительных технологий. На смену некоторого снижения количества и интенсивности конфликтов, зафиксированных в последние десятилетия, придет их качественно новая фаза, которая будет определяться использованием конфликтующими сторонами более продвинутых технологий, новыми стратегиями и вовлечением этих сторон в геополитический контекст глобального противостояния.

Расширится спектр военных и невоенных средств, используемых в конфликтах, что приведет к стиранию границы между войной и миром, а также разрушит традиционные представления о том, что такое эскалация и сдерживание.

Интересным, по мнению автора обзора, представляется соображение о том, что в будущих конфликтах проявится приоритет достижения психологических и геополитических преимуществ в ущерб защите базовых ценностей традиционными средствами. Такая парадоксальная стратегия определит выбор в пользу конфликтов, неоправданно затратных, но малоэффективных с точки зрения достижения конечных целей.

Расширение средств и методов ведения современной войны (кибератаки, оружие сверхточного действия, робототехнологии, самоуправляемое оружие и т. д.) будет способствовать переходу прямого вооруженного конфликта враждующих сторон в тупиковое положение, особенно на начальной стадии конфликта.

Основными целями военных действий в большей степени станут инфраструктура и средства связи командования военными операциями потенциального противника, в частности спутники связи. В этом контексте в Прогнозе с тревогой упоминается о продолжении разработки Китаем и Россией систем вооружения, способных разрушать орбитальные спутники Земли.

Автор считает обоснованным сделанное в Прогнозе предположение о том, что, вероятно, увеличится риск применения оружия массового поражения. Страны, обладающие ядерным оружием, почти наверняка будут сохранять его в боевой готовности, по крайней мере до 2035 года, а вероятно, и модернизировать. Ядерные амбиции Северной Кореи и неопределенность с ядерными устремлениями Ирана могут подтолкнуть другие государства к попытке иметь собственное ядерное оружие.

По мнению Н.П.Грибина, эксперты НРС обоснованно высказывают тревогу в связи с тем, что изменение климата, разрушение экологической и природной среды, усиливающаяся зависимость между здоровьем человека и животным миром представляют комплекс системных рисков, которые не могут быть решены за счет использования известных сегодня методов.

Повышенное внимание в Прогнозе уделяется проблеме изменения климата, которое может вызывать социальные, экономические, политические последствия, окажет влияние на проблемы безопасности. В долгосрочной перспективе глобальные климатические катаклизмы вызовут драматические экономические, экологические, инфраструктурные и миграционные последствия. В отдельных странах может возникнуть недовольство попытками других стран менять климат с помощью геоинженерных технологий.

Американские эксперты выражают озабоченность перспективой состояния воздуха Земли. Предполагается, что к 2035 году загрязненный воздух станет главной из причин смерти, вызваных деградацией окружающей среды.

Не меньшую тревогу, как указывает автор обзора, вызывает и ситуация с питьевой водой. Более чем 30 стран, из которых большинство ближневосточных, будут испытывать сильнейшую потребность в чистой воде, что вызовет в этих странах дополнительное напряжение в экономике, политике и социальной сфере.

Крайне негативно оценивается американцами состояние почвы. Более чем 30% плодородной земли, которая дает 95% мирового производства продуктов питания, находится в состоянии деградации, и эта тенденция, как считают авторы Прогноза, будет усиливаться по мере роста населения Земли. Ситуация усугубляется и тем обстоятельством, что формирование плодородного слоя земли происходит в 40 раз медленнее, чем его разрушение.

Высказывается вероятность усиления взаимосвязи здоровья человека с заболеваниями животных, что, по их мнению, объясняется расширением в целом связи всего животного мира с человеком и расширением географии патогенеза, с одной стороны, и распространением инфекционных заболеваний человека и животных - с другой.

В обзоре обращается внимание на такие «мировые тенденции», как ослабленная («спотыкающаяся») Европа, неопределенность в отношении роли в мире Соединенных Штатов, потеря контроля над проблемой предотвращения конфликтов и нормами соблюдения прав человека. Делается вывод о том, что в этой обстановке для Китая и России возникнут дополнительные возможности по усилению своего влияния на мировые процессы. Одновременно строится предположение о новом витке напряженности между Эр-Риядом и Тегераном, Исламабадом и Дели, Пхеньяном и Сеулом.

Автор разделяет мнение экспертов НРС о том, что в ближайшие пять лет Европа столкнется с рядом «дополнительных шоковых ситуаций», связанных с тем, что ее институты (Евросоюз и вся система его управления) сегодня не соответствуют вызовам, стоящим перед ней как в экономической сфере, так и в области безопасности.

Разочарование европейского населения миграционной политикой своих правительств на фоне увеличения миграции как внутри самой Европы, так и извне, а также последствия выхода Великобритании из ЕС стимулируют развитие региональных и сепаратистских движений в ряде европейских стран. Все это, видимо, станет причиной усиления там настроений в пользу того, что авторы Прогноза определяют как «нативизм», и в поддержку сосредоточения на решении узконациональных задач.

Проблема старения европейского населения негативно скажется на состоянии экономики, переориентирует потребление в сторону услуг, например в области медицины, в ущерб производству промышленных товаров и инвестициям. Уменьшение молодого трудоспособного населения приведет, в свою очередь, к сокращению производства, активизирует дебаты в пользу иммиграции как способа восстановления рабочей силы.

Делается вывод о том, что будущее Евросоюза будет зависеть от его способности реформировать свои институты, создать рабочие места, возродить доверие к элите и снять беспокойство общества по поводу того, что иммиграция представляет собой серьезную угрозу национальной самобытности.

В обзоре отмечаются довольно жесткие комментарии, которые Прогноз дает в отношении будущего США. Эксперты исходят из того, что ближайшие пять лет станут для Соединенных Штатов временем «проверки на живучесть». Так же как и в Европе, «тяжелые экономические времена» выявили социальный и классовый раздел общества, породили сомнение в «американской мечте». При этом отмечается, что в последние годы в целом заметно упало благосостояние американского населения. Количество работоспособных мужчин в возрасте от 25 до 54 лет достигло самого высокого уровня со времен Великой депрессии, при этом средний доход населения в 2015 году вырос всего на 5%, при высоком уровне инфляции.

Несмотря на признаки некоторого экономического улучшения, вызовы для Соединенных Штатов останутся весьма серьезными. В качестве факторов, которые будут оказывать негативное влияние на общее положение в стране, отмечается потеря доверия американцев к своим лидерам и в целом к институтам власти, поляризация политической жизни, сдерживание роста правительственных доходов. Серьезное негативное влияние на рынок труда окажет развитие робототехники и искусственного интеллекта.

Автор обзора справедливо отмечает, что эксперты НРС излагают свои соображения по поводу будущего развития положения в Российской Федерации в стиле предыдущих аналогичных прогнозов. По их мнению, в случае «провала тактики Кремля» («национализм», модернизация армии, «бряцание» ядерным оружием, международные обязательства) в России возникнут серьезные внутренние проблемы, «которые использует в своих целях национальная элита, неудовлетворенная политикой руководства страны».

Несмотря на некоторое улучшение демографической ситуации, в целом предполагается, что положение в этой сфере в России останется тяжелым, в частности продолжительность жизни мужского населения сохранится на самом низком уровне среди промышленно развитых стран, а в будущем ситуация будет только ухудшаться.

Автор обзора считает обоснованным мнение экспертов НРС о вероятном совпадении в ближайшие годы геополитических интересов Москвы и Пекина в целом ряде областей, что будет оставаться важным фактором мировой политики. Претензии двух государств на то, чтобы иметь свои региональные сферы влияния будет продолжать вызывать недовольство Соединенных Штатов. Вместе с тем предполагается, что в определенных областях, в основном в экономике, отношения между Китаем и Москвой могут вступить в стадию обострения.

Значительное внимание автор обзора уделяет подходу экспертов НРС к проблеме терроризма. Он отмечает выраженную в Прогнозе мысль о том, что террористическая угроза как средство и мотивация государств, отдельных групп и индивидов для достижения своих интересов будет возрастать. Затяжные конфликты и новые инструменты информационных технологий дадут террористам дополнительную возможность вовлекать в свою деятельность все большее количество людей и действовать в более широком диапазоне. Опасность разрушения государственных структур, главным образом в Ближневосточном регионе, также будет продолжать создавать условия для деятельности экстремистов. Жесткое соперничество между Ираном и Саудовской Аравией будет «подливать масла в огонь» шиитско-суннитского противостояния. Отдельные группы экстремистов и впредь будут использовать лозунг о «западной гегемонии», мотивируя своих сторонников на борьбу с «далеким врагом».

Отмечается, что современные технологии могут иметь двойственный эффект в борьбе с терроризмом. С одной стороны, они будут использованы террористами для совершенствования средств связи в целях вербовки своих сторонников, решения логистических проблем, обновления оружия и т. д. С другой стороны, новые технологии могут быть более эффективно использованы властями в борьбе с терроризмом, в частности в целях определения характера террористических угроз и их предотвращения.

По мнению автора обзора, крайне пессимистично авторы Прогноза оценивают перспективы создания «мирового порядка», подчеркивая тенденцию подчинения международных организаций интересам ведущих мировых держав. Проблемы, возникающие на пути реформирования международных организаций, в частности Совета Безопасности ООН, ставят под сомнение возможность имплементации гражданских и политических прав. Высказывается мнение, что нормы международного права будут поставлены под угрозу, если такие мировые игроки, как Россия, Китай, а также такие формирования, как ИГИЛ, будут «перекраивать» регионы и подстраивать международное право под свои интересы (здесь эксперты НРС не упустили случая поставить Россию и Китай в один ряд с террористами ИГИЛ).

Автор обзора отмечает, что, в отличие от предыдущих подобных аналитических работ НРС, в текст исследования 2017 года включен довольно большой материал, который должен помочь читателю углубить понимание оценок стратегических рисков «возможностей развития мира». Этот материал изложен в виде двух блоков.

Первый блок «Следующие пять лет» представляет собой системный обзор тенденций развития регионов мира с акцентом на наиболее важные последствия изменений, которые ожидаются в пятилетней перспективе.

Во втором блоке «Ключевые глобальные тенденции» эти последствия изменений рассматриваются в 20-летней перспективе, но уже не с позиций географических регионов, а в проблемном аспекте (демография, экономика, управление и безопасность).

По мнению автора обзора, в «Глобальных тенденциях» вполне предметно моделируется развитие основных регионов мира - Восточная и Юго-Восточная Азия, Ближний Восток и Северная Африка, страны Африки южнее Сахары, Россия и Евразия, Европа, Северная Америка, Латинская Америка, Арктика и Антарктика. При этом пятилетний прогноз на эти регионы выстраивается по таким основным темам, как геополитическое значение (положение) региона, положение в экономике, состояние государственного управления, демографические изменения, вызовы урбанизации и т. д.

Автор обзора достаточно подробно анализирует подход экспертов НРС в отношении России. Выделяется соображение о том, что российское руководство в ближайшие пять лет будет продолжать предпринимать усилия по восстановлению России в качестве великой державы, модернизируя в этих целях свои вооруженные силы, расширяя международное влияние, наращивая военную мощь и усиливая в обществе «национализм».

Прогнозируется, что действия Москвы во внешнеполитической сфере «останутся непредсказуемыми» и Россия «будет проявлять себя везде, где считает нужным, для защиты национальных интересов». Москва будет продолжать «использовать антизападную риторику», стимулировать в обществе «имперские настроения» и чувство морального превосходства. В противовес попыткам Запада ослабить и изолировать Россию она будет использовать свои отношения с усиливающим свое влияние Китаем, однако будет избегать того, чтобы стать его «младшим партнером».

Оставаясь в рамках известных предвзятых оценок Запада роли России в грузино-абхазском конфликте, в событиях на Украине и ситуации вокруг Сирии, эксперты НРС задаются тремя гипотетическими вопросами:

1. Какие принципы международных отношений XX века Россия будет поддерживать в XXI веке?

2. Как далеко пойдет Россия в продвижении идеи «Русского мира», «разыгрывая карту русской цивилизации и отвергая западные либеральные ценности»?

3. Какие вызовы существующим политическим границам в Евразии определит Россия, защищая определенные ею сферы своего влияния?

Как справедливо отмечает Н.П.Грибин, авторы документа остаются верны традиционным для американской риторики тонам, когда делают прогнозы в отношении дальнейшей милитаризации российской экономики и расширения ею компьютерных операций. В отличие от предыдущих прогнозов НРС в «Глобальных тенденциях» варианты социально-экономического развития положения в России рассматриваются довольно в общих тонах. Исключение, пожалуй, составляет таблица, в которой прогнозируется демографическая ситуация.

В обзоре отмечается, что в тех же свойственных американской официальной риторике оценках ситуации на Украине делается неожиданное предположение о том, что в случае «продолжения усиленной реализации реформ» Украина может стать «сильным контрпримером современной России». С другой стороны, если «интервенция России в Донбасс» приведет к экономическому и политическому краху Украины, в регионе укрепятся авторитарные режимы, что ослабит стремление других государств региона реализовать западную модель развития.

Интерес представляет сделанный автором обзора анализ приложения к отчету НРС под названием «Ключевые глобальные тенденции», которое содержит прогнозные материалы, изложенные в форме предположений и тенденций по таким мировым проблемам, как народонаселение, качество жизни, роль технологий и инноваций, развитие, состояние общества.

В докладе отмечается, что риск вооруженных конфликтов, включая конфликты между государствами, в ближайшие 20 лет будет возрастать. Основная причина такого положения - противоречие интересов между ведущими державами, продолжающееся обострение террористических угроз, хроническая нестабильность «слабых государств» и распространение смертоносных и разрушительных видов технологий.

При этом выделяются три отличительные особенности будущих конфликтов. Первое - они будут более рассредоточены по причине большого числа вовлеченных в них акторов. Второе - более разнообразны по своему характеру, имея в виду расширение спектра сил и средств, используемых в конфликте. Третье - более разрушительны по своим последствиям, поскольку акцент будет делаться не столько на уничтожении военной силы противника традиционными военными средствами, сколько на разрушении критических элементов инфраструктуры, нарушении функции государственного управления, дестабилизации общества.

Особый акцент делается на вероятности расширения в будущем кибератак, целью которых будет разрушение информационных инфраструктуры и систем противника (в первую очередь политические и военные пункты команд и контроля).

И еще одно предположение по поводу особенностей вооруженных конфликтов в ближайшие 20 лет, по мнению автора обзора, представляется значимым. Будет оставаться, а возможно и возрастать, угроза, связанная с ядерным оружием и оружием массового поражения. Причина - появление прорывных технологий и увеличение асимметрии в уровне вооруженных сил враждующих государств.

Представляет интерес замечание авторов Прогноза по поводу роли Соединенных Штатов во всеобщей безопасности. Подчеркивая лидирующую роль США в том, что касается «формирования общей среды безопасности», эксперты НРС отмечают, что другие государства и негосударственные акторы будут продолжать рассматривать американские вооруженные силы как объект соперничества в развитии своих собственных концепций и возможностей в будущей войне. Вместе с тем предполагается, что Китай, Иран и Россия, скорее всего, будут стремиться к большему влиянию в соседних с ними регионах и не допускать вмешательства Соединенных Штатов в зону интересов этих стран.

В заключительной части обзора автор делает ряд обоснованных выводов. В частности, Н.П.Грибин отмечает, что авторы Прогноза не смогли, а скорее всего и не ставили перед собой задачу, проявить необходимую для такого исследования объективность и беспристрастность в осмыслении ряда актуальных сегодня, а также в краткосрочной и дальнесрочной перспективе проблем, особенно тех из них, где присутствует политический аспект (международные отношения, проблемы войны и мира, демография, отношение к России и ряд других). И это при том, что, как отметил в предисловии к Прогнозу председатель НРС Грегори Тревертон, Национальная разведка и в этот раз использовала опыт большого количества независимых экспертов в различных областях знаний.

Убедительным представляется мнение автора о том, что претензии авторов «Глобальных тенденций» на некую «независимую позицию» в подготовке исследования представляются малоубедительными. Во-первых, о какой независимости может идти речь, когда Национальный разведывательный совет фактически является подконтрольным Национальной разведке органом, а возглавлялся он в разные времена заместителями директора Национальной разведки. Во-вторых, отмечает автор обзора, все содержание текста Прогноза, с одной стороны, пропитано широко известными установками руководства США об их особой роли в поддержании миропорядка и ответственности «за судьбы человечества», а с другой - явными и скрытыми предостережениями мировой общественности об угрозе российской и китайской экспансии.

Таким образом, делает вывод автор обзора, есть основания констатировать, что публичные аналитические разработки американской разведки представляют собой интегральное мнение американского истеблишмента по широкому кругу вопросов внешней, а в определенном смысле и внутренней политики, хотя сами руководители подобных проектов не склонны афишировать это обстоятельство. Учитывая, что Прогноз готовился экспертами НРС на протяжении четырех лет последнего срока правления Б.Обамы, но фактически предлагается к использованию администрации Д.Трампа, нет сомнений в том, что инерция борьбы за ускользающий мираж однополярного господства США в мире сохранится и в деятельности важнейших структур новой американской администрации.

 

 

1Иванов И. Три корзины для Ближнего Востока // http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=7183#top-content

 2Ближний Восток: от конфликтов к стабильности. Материал для обсуждения на Ближневосточном диалоге международного дискуссионного клуба «Валдай». Москва. 25-26 февраля 2016 г. С. 3.

 3Проблема пресной воды. Глобальный контекст политики России. Экспертно-аналитический доклад Института международных исследований (раздел Ближний Восток и Африка) // М.: МГИМО-Университет, 2011. С. 49-62.

 4Орлов А.А. Мысли о кризисе // Вестник МГИМО-Университета. 2012. №4. С. 135.

Отправить статью по почте