Два репортажа с территории войны


В большинстве случаев журналистика - мирная профессия, которой посвящают себя любители словесности, испытывающие непреодолимую потребность описывать окружающую их действительность в разнообразных ипостасях.

Однако все меняется, когда журналист оказывается на территории войны. Жизнь на войне имеет свои жестокие законы, жить и выжить по которым могут самые смелые, мужественные, отчаянные.

Элегантный и энергетически заряженный Роман Бабаян, ведущий востребованного политического ток-шоу «Право голоса» на канале «ТВ Центр» сегодня с трудом ассоциируется с военным корреспондентом (или человеком, который занимается «кризисной журналистикой», как он сам это определяет), большую часть своей профессиональной жизни прожившим в «горячих точках» мировой политики. Его информационные сюжеты и документальные фильмы создавались в 54 государствах мира, охваченных войной, государственными переворотами, затяжными конфликтами. Он работал в тех районах России, где было «горячо».

Множество историй о человеческих страданиях и надеждах мы видели глазами Р.Бабаяна из Чили и Ирака, Афганистана и Курдистана, с Балкан и Фолклендских островов. Он беседовал с легендарными политиками, изменявшими мировые политические векторы, - Аугусто Пиночетом, Луисом Корваланом, Ясиром Арафатом, Абдуллой Оджаланом.

Эти и другие истории Р.Бабаяном положены на бумагу и вышли книгой, которая называется «Территория войны. Кругосветный репортаж из горячих точек»* (*Бабаян Р. Территория войны. Кругосветный репортаж из горячих точек. М.: Издательство «Э», 2016. 320 с.). Читать эту книгу нужно, исходя их нескольких соображений. Перед нами документальные свидетельства очевидца событий, сформировавших историю международных отношений конца XX - начала XXI века. Автор не только описывает эти события, но и дает их глубокий и профессиональный анализ. И наконец, сегодня мы видим зеркальное отражение кризисов тех лет с трагическим концом в сегодняшней Сирии, и не только. Эти истории должны быть уроком, их ведь можно не повторять. Об этом тоже книга Р.Бабаяна.

Мы решили опубликовать два фрагмента из книги, которые, на наш взгляд, калькой ложатся на  день сегодняшний...

 

Джинн войны вырвался на волю

 

Прошел год после падения Багдада и оккупации всей страны. Что принес этот год американцам и иракцам, какие прогнозы западных политологов-аналитиков сбылись и в какой мере? Ближневосточная страна опять преподнесла своим американским «освободителям» и покорителям целую кучу сюрпризов, и по большей части очень неприятных.

В декабре 2003 года, то есть около полугода назад, наконец-то произошло событие, которого так ждали в США и союзных им странах, - удалось взять в плен Саддама Хусейна! Бывший иракский диктатор скрывался в яме и производил впечатление человека опустившегося и потерявшего всякую связь с внешним миром. Больше всего он походил на дервиша-отшельника, скрывающегося от людей. Восторг от того, что наконец-то экс-президент в их руках, явно смешивался в сообщениях западных СМИ с изрядной долей разочарования - нужно ли было тратить столько сил и времени на поиски этого одичавшего субъекта.

Надежды на то, что арест иракского лидера и его жалкий вид сломят сопротивление, которое к тому времени обрело серьезные масштабы и, по существу, вылилось в настоящую партизанскую войну против оккупантов, явно не имели под собой никакой почвы. В Белом доме хотели в это верить, но в действительности получилось все наоборот. Стало совершенно очевидно, что бывший Президент Ирака был не в состоянии руководить сопротивлением. В итоге, если еще до ареста Саддама американцы активно приукрашивали свои успехи в борьбе против партизан, то теперь они явно оказались в растерянности. Пентагон даже принял решение о запрете публиковать реальную статистику потерь сил коалиции.

Но факты неумолимо просачивались в прессу. Если во время боевых действий погибли около 140 солдат (причем сюда входят и так называемые «небоевые потери» - от «дружественного огня» и в результате несчастных случаев), то за неполный год оккупации Ирака около 500 американских военнослужащих были убиты и почти 3 тысячи ранены. При этом сообщения о диверсиях против американцев в Ираке поступают ежедневно. Интересная деталь - если арест Саддама Хусейна и повлиял на число потерь коалиционных сил, то лишь в сторону увеличения. Кроме того, американцы до сих пор так и не нашли иракского оружия массового уничтожения и, судя по всему, искать его больше не собирались. Об этом сообщалось в специальном докладе Президенту Бушу, подготовленном Министерством обороны. Значит, единственный легитимный довод, оправдывающий вторжение в Ирак, отпал. В Штатах уже заговорили о том, что нелепая и необъяснимая война на Ближнем Востоке серьезно подрывает авторитет действующей власти и может привести к ее смене.

Я попытался понять причины происходящего и попросил целый ряд иракцев - как известных в стране людей, так и рядовых граждан - высказать свое мнение по этому поводу. Вот наиболее интересное из того, что мне довелось услышать.

- В течение многих лет народ Ирака жил в страхе. Любой человек в любой момент мог быть объявлен врагом президента и всей страны. Это означало, что сотрудники Мухабарата - саддамовских спецслужб - увезут его в неизвестном направлении, а потом через неопределенный промежуток времени родственникам сообщат, где они могут забрать тело казненного, при этом еще и заплатив государству за те пули, которыми он был расстрелян. Под таким прессом люди боялись всего. Свержение режима освободило их от этого страха. Поначалу американцев встречали как освободителей не только потому, что были рады падению Хусейна, но и потому, что видели в них новую власть и хотели заручиться их поддержкой. Однако уже первые месяцы оккупации показали, что, во-первых, новая власть, хотя и говорит о свободе, меньше всего намерена считаться с интересами жителей захваченной страны, и, во-вторых, и это самое главное, эта власть не обладает достаточной силой, чтобы навести в стране такой же строгий порядок, какой был при прежнем президенте. Страх ушел, на смену ему пришло ощущение вседозволенности в условиях безвластия в стране. Поэтому американцев стали убивать.

Один из моих собеседников так обрисовал основные категории иракцев, принимающих наиболее активное участие в партизанской войне:

- Первая группа - это бывшие представители правящей элиты, прежде всего функционеры БААС - Партии арабского социалистического возрождения. Они недовольны, потому что потеряли свои привилегии и мстят за это.

Вторая группа - исламские радикалы, для которых борьба против «неверных» чужеземцев - выполнение священного долга. Они воюют ради войны, и среди них преобладают не коренные иракцы, а приезжие из других арабских стран. Это, пожалуй, самая агрессивная и опасная часть противников оккупантов.

Третья группа - наемники, в основном из числа тех ста тысяч осужденных, которых Саддам выпустил из тюрем по амнистии как раз накануне войны. Эти партизаны признают только наживу и опасны своей неуправляемостью - как для американцев, так и для мирного населения страны.

И четвертая группа - люди, у которых свои счеты с американцами, те, кто недоволен их действиями. Не следует забывать, что среди народов, населяющих Ирак, по сей день живут традиции кровной мести. Западные союзники сами виноваты, что вызвали неприязнь к себе со стороны этих, в общем-то, мирных людей.

Другой известный политический деятель Ирака обратил внимание на следующий аспект проблемы:

- Американцы совершили очень большую ошибку, когда распустили Вооруженные силы Ирака, в том числе элитные подразделения саддамовской гвардии. Командование коалиции, видимо, посчитало, что тем самым сделает свое положение более безопасным - ведь наличие регулярных воинских частей, сохранивших верность прежнему президенту, могло обернуться выступлением против них. Но получилось наоборот - тысячи солдат и офицеров, профессионалов военного дела, прошедших через несколько войн на Ближнем Востоке и умеющих только воевать и убивать, оказались выброшены на улицу и оставлены без средств к существованию. Они винят во всем американцев и составили ядро партизанских отрядов, воюющих против них.

Мы в своем фильме показали небольшое кафе на старой улочке Багдада - обычное кафе, куда люди приходят поиграть в кости и в домино, выпить свежего и очень крепкого иракского чая. Но при этом всем было известно, что здесь собирались бывшие офицеры армии Саддама Хусейна. И не просто собирались, а планировали диверсионные операции против оккупантов. К ним относились по-разному: одни считали, что они убивают тех, кто принес в Ирак свободу, другие были уверены, что это истинные патриоты своей родины, ведущие справедливую борьбу против захватчиков. Со временем последних становилось все больше.

Мы показали в фильме здания, разрушенные мощнейшими взрывами, - в них погибли десятки и сотни представителей американской армии и спецслужб, прибывающих в Багдад для выполнения особо важных поручений. В этих зданиях находились самые лучшие гостиницы, самые дорогие кафе, их хорошо охраняли - но те, кто взрывал, еще лучше знали свое дело и добивались своей цели. Не следует забывать, что до разгрома в Персидском заливе после кувейтской авантюры Саддам имел в своем распоряжении пятую по численности на планете и сильнейшую в арабском мире армию, хорошо обученную советскими инструкторами и прошедшую испытание боями. Теперь эта армия перешла на нелегальное положение, оставаясь очень грозной силой.

 

Освобождение от благ тирании

 

Создавалось впечатление, что в Ираке не осталось ни одной сферы жизни, где не возникло бы невиданных раньше проблем, которые с каждым днем становились все более взрывоопасными. Так, всегда существовавшие противоречия между конфессиональными и этническими группами - мусульманами-шиитами, мусульманами-суннитами, курдами - теперь грозили вылиться в кровопролитную гражданскую войну. Американцы пытались наладить отношения с иракской оппозицией - шиитами, которых в стране большинство и которых при Саддаме явно притесняли, так как все правящие посты при Саддаме занимали единоверцы президента - мусульмане-сунниты. Теперь шииты пытались взять реванш за многолетние притеснения, и это привело к серии терактов в мечетях и кровавым столкновениям с суннитами. В освобожденном Ираке никто не хотел никому уступать.

Курды, сильно пострадавшие от режима Хусейна, во время войны выступили как союзники американцев. Но теперь они требовали благодарности за это и предъявляли своим освободителям все больше претензий. Привыкшие воевать, курдские отряды самообороны - пешмерга - представляли собой серьезную военную силу и не хотели признавать над собой чужеземного командования.

Катастрофой стала нехватка лекарств. Вернее, самих лекарств было в достатке, их привозили из-за рубежа - но теперь стоимость медикаментов возросла более чем в пять раз и для большинства жителей страны они стали недоступны.

В иракских городах исчезло электричество - люди учились жить при свете керосиновых ламп, чего не было даже во время войны. Электростанции страны вышли из строя, и восстанавливать их возможности не было. Много надежд возлагалось на строительство Юсифийской электростанции - она должна была стать крупнейшей в стране и обеспечить электроэнергией хотя бы центральный регион. Ее строительство вели российские специалисты, выполняя обязательства договора, заключенного еще между правительствами СССР и Ирака в далеком 1988 году. В 2003 году энергетиков эвакуировали в Россию, после завершения войны они вернулись, и их число планировалось постоянно увеличивать. Но работать им приходилось в боевых условиях - стройку постоянно обстреливали из автоматов и гранатометов. Причем было хорошо известно, кто ведет этот огонь, мешая людям заниматься мирным созидательным трудом. Вожди племени, проживающего в соседней деревне, не скрывали, что намерены захватить металлоконструкции, которых на складе строящейся станции хранилось огромное количество. Металл очень ценился в Ираке, и сиюминутная выгода представлялась местным жителям более значимой, чем перспектива когда-то в будущем получить электричество в дома. Поэтому генеральный директор строительства Николай Данилович Мирошник был вынужден принимать повышенные меры безопасности и сам не раз попадал под обстрел.

Безработица в Ираке приняла массовый характер, особенно среди молодежи. Раньше многие жители страны трудились на военных заводах и получали неплохую зарплату. Теперь все оборонные предприятия лежали в развалинах. Отсутствие возможности заработать на достойное существование превращало людей в маргиналов, толкало их на преступный путь.

Кстати, преступность в Ираке возросла многократно и приняла характер национального бедствия. Противопоставить бандитам и грабителям было нечего. Попытка оккупационной власти возродить прежние органы охраны правопорядка не принесла желаемого результата - немногие соглашались сотрудничать с американцами. Они автоматически становились предателями в глазах соотечественников и превращались в мишень для бойцов отрядов сопротивления. Начальник багдадской полиции, имевший большой опыт работы, возглавлявший в прежнем Ираке уголовный розыск, в состав которого входили тысячи сыщиков-профессионалов, говорил мне, что сейчас штат полиции укомплектован лишь на треть от необходимого числа людей, при этом большинство сотрудников - новички, не владеющие даже элементарными навыками полицейской службы. К тому же им не хватает оборудования, средств связи и много еще чего. Сам же он признался, что каждый раз ждет взрыва, когда садится за руль своего автомобиля. И эти опасения были не напрасны - число погибших полицейских только за последние месяцы перед нашим приездом исчислялось сотнями.

Конечно, приходилось слышать и другие мнения: да, порядка нет, законности нет, зато теперь можно делать все что угодно, можно заниматься бизнесом, а раньше предприимчивые люди не могли реализовать свои способности. Человек, который мне об этом сказал, занимался торговлей документами - у него можно было купить паспорт любой страны мира, не говоря уже о всех видах документов, имевших хождение в оккупированном Ираке.

Свой фильм тогда я закончил на такой ноте. Именно на иракской земле много веков назад люди хотели построить башню до небес, за что Бог покарал их, лишив способности понимать друг друга. Эта катастрофа получила название первого Вавилонского столпотворения. Теперь на берегах древних вавилонских рек - Тигра и Евфрата - назревала новая катастрофа, более страшная, чем древнее столпотворение. Нужна была внешняя сила, способная удержать Ирак в прежних границах и не дать ему распасться. Американцы не смогли стать такой силой, и мир получил такого монстра, как «Исламское государство», вскормленное именно американцами в самом начале оккупации Ирака. Дестабилизация обстановки в арабских странах вылилась в волнения, которые угрожают расшатать основы существующего мирового порядка. Поэтому история неудачного «освобождения» Ирака спустя более чем десять лет выглядит чрезвычайно поучительной.

Отправить статью по почте