«Россия и Европа: актуальные проблемы современной международной журналистики»


Открытие конференции

 

Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»: Друзья и коллеги! Я рад приветствовать вас на Пятой международной конференции журнала «Международная жизнь» «Россия и Европа: актуальные проблемы современной международной журналистики». Предыдущие конференции проходили в Берлине, Париже, Вене, Сан-Марино и, наконец, мы собрались в Братиславе. Такая миграция по регионам Европы неслучайна. Мы хотели в разных частях нашего континента собирать людей заинтересованных в том, что происходит в европейских и российских СМИ. Мы приглашаем творческих людей с большим опытом и новых участников.

Алексей Федотов, Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Словацкой Республике (Россия): Мне как послу Российской Федерации очень приятно, что местом проведения Пятой международной конференции выбрана Братислава, столица Словацкой Республики. Хотел бы поблагодарить главного редактора ведущего российского политического журнала г-на Оганесяна за то, что такой выбор стал возможен. На этой конференции представилась прекрасная возможность встретить замечательных людей: журналистов, политологов, ученых, преподавателей и дипломатов. Особая благодарность партнеру по этому проекту г-же Ленке Еримяшевой, главному редактору журнала «Экстра плюс», который очень известен в Словакии своей объективностью и который благодаря высокому уровню журналистики увеличивает свои тиражи. Думаю, что эта международная конференция должна стать неформальным и открытым форумом для дискуссии о роли СМИ в современном мире в отношениях между Россией и Евросоюзом.

Выбор Братиславы для проведения этого мероприятия логичен. И не только потому, что Словакия на сегодняшний день является председателем в Совете Евросоюза. Намного важнее то, что мы видим сегодня, какое значение и влияние оказывают духовные и исторические корни на наши двусторонние отношения, которые глубоки и крепки. Нас связывают многие события и известные исторические личности. Среди них хотел бы назвать прежде всего жившего в XIX веке общественного деятеля, журналиста-славянофила Людовита Штура, автора труда «Славянство и мир будущего», который впервые был издан именно в России. К таким именам, безусловно, относится и словак Михаил Балугьянский, первый ректор Санкт-Петербургского университета, и Александр Сергеевич Пушкин. Первый в мире зарубежный мемориальный и историко-литературный музей имени Пушкина находится в Словакии, в Бродзянах. В этом ряду - Лев Николаевич Толстой и его секретарь, врач, словак Душан Маковицкий, который оставил четырехтомные яснополянские записки.

Конечно, главное свидетельство нашей общей истории в XX веке - это могилы, где нашли последний приют 63 381 красноармеец, которые погибли за освобождение Словакии от нацистов в годы Второй мировой войны. Это и 70 тыс. воинов российской армии, участвовавших в Первой мировой войне и не вернувшихся в Россию, - их могилы также находятся здесь. В Словакии хранят память о павших героях и берегут места их захоронения. Для нас это очень важно.

Мы видим, что русская культура, русский язык, слово из России очень востребованы в Словакии, наверное, как нигде в других странах, по крайней мере Евросоюза. Достаточно сказать, что русский язык в Словакии изучают более 72 тыс. учащихся школ и гимназий. Этот факт красноречив сам по себе и комментариев не требует. Думаю, что г-жа Колларова, председатель Ассоциации русистов Словакии, поправит меня, если я не прав.

Позвольте мне зачитать приветствие министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова:

 

«Сердечно приветствую участников Пятой международной конференции «Россия и Европа: актуальные проблемы современной международной журналистики», которая в этот раз проходит в Братиславе! Тема вашей встречи весьма актуальна. В эпоху бурного роста информационных и коммуникационных технологий средствам массовой информации принадлежит особая роль в общих усилиях по оздоровлению ситуации в мире. Трудно переоценить в этот период важность достоверного, всестороннего информирования о происходящем, взвешенных и непредвзятых оценок журналистов. К сожалению, не всем по душе независимый внешнеполитический курс России. Зачастую мы сталкиваемся с необъективным освещением событий, касающихся нашей страны, а иногда и с прямой фальсификацией. Никто не оспаривает права на собственное мнение. Вместе с тем очевидно, что журналистика должна быть объективной и ответственной, должна опираться на принципы профессиональной этики. Убежден, что ваша конференция, которая в нынешнем году отмечает своего рода юбилей, внесет полезный вклад в наращивание конструктивного диалога между представителями средств массовой информации европейских государств и будет способствовать упрочиванию атмосферы доверия и взаимопонимания на нашем общем континенте.

Желаю вам плодотворной работы и всего самого доброго!

Сергей Лавров

29 сентября 2016 года, Москва»

 

Татьяна Наумова, заместитель руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Россия): Разрешите зачитать приветственное слово руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Михаила Сеславинского:

 

«Приветствую вас в этом зале на юбилейной, Пятой международной конференции «Россия и Европа: актуальные проблемы современной международной журналистики», значимом международном мероприятии дипломатического уровня, призванном формировать диалог между мировыми СМИ, политиками, дипломатами, представителями власти и крупных общественных организаций!

Мы находимся на том этапе политической и экономической ситуации, когда международная журналистика выполняет особую миссию. Перед журналистами стоит благородная, но сложная задача - донести до самого широкого круга граждан Европы и России актуальную и достоверную информацию, активно противостоять сознательному искажению фактов. Средства массовой информации - это прежде всего институт гражданского общества, поэтому роль международной журналистики для общества и функционирования государства исключительно ответственна и ее трудно переоценить. Уверен, что задачи, которые ставят перед собой организаторы Пятой международной конференции, будут успешно выполнены, а ее участники из европейских стран и России проведут конструктивный диалог, который позволит значительно повысить уровень международной журналистики, откроет новые горизонты международного сотрудничества истинных профессионалов.

С пожеланиями успехов участникам и организаторам конференции

Руководитель Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Михаил Сеславинский»

Ян Чарногурский, председатель Общества словацко-российской дружбы (Словакия): Я говорю как жертва медийного давления на Россию. Гражданин Словацкой Республики получает в течение дня 95% различной информации о том, что происходит за рубежом, из СМИ, имущественная доля которых принадлежит фирмам за границей или это государственные СМИ - радио, телевидение, которые заключили соглашения с зарубежными агентствами, представляющими им информацию. Это объясняет то, что в течение года в официальных СМИ нет никакой положительной информации о России. Например, газовый кризис на Украине в 2009 году. В СМИ, не только в Словакии, говорили о том, что Россия приостановила поставки газа на Украину, но не говорили о том, что Украина прекратила поставки газа на Запад.

Все мы знаем о резне в Сребренице, но в словацких официальных СМИ не было ни слова о том, что исламские группы, которые были под защитой ООН, атаковали сербские села, убивали людей. Именно это стало причиной тех трагических событий.

По поводу Майдана в Киеве. В СМИ ничего не говорилось о том, что на Майдане снайперы убивали оппозицию и полицию, их заказала тогдашняя оппозиция, то есть сегодняшняя власть в Киеве.

Война в Ливии. Ничего в СМИ не говорилось о том, что США и Франция вмешались в гражданскую войну в Ливии в 2011 году, что они уничтожили ливийское государство или принимали участие в этом без какого-либо международного разрешения.

Об Ираке. Утверждения о том, что в Ираке есть химическое оружие, были в СМИ, об этом очень много говорили в западных СМИ.

Примером антироссийской кампании является сообщение о расследовании голландцами катастрофы самолета над Украиной. Как юрист, хотел бы сказать, что в Европе действует римский принцип - пусть выскажется и вторая сторона. В комиссии, расследующей этот случай, Россия, Луганск и Донецк не имеют своих представителей. Россия предоставила свою аргументацию. Я не видел в СМИ факты, что комиссия учитывала позицию России. Говорили только о том, что мы не придаем российским аргументам никакого значения. Это какой-то новый способ сбора доказательств или принятия позиции в Европе?

Если вы помните, четыре года назад вся европейская печать писала о лидере арт-группы «Война» и его супруге как борцах за свободу в России, против Путина. Сейчас мы получили информацию, что ни одна из западных стран не предоставила им права на жительство из-за их деятельности. В настоящее время они находятся в Чешской Республике, которая уже завела против них дело, чтобы выдворить их из страны из-за соответствующего поведения. Четыре года назад вся западная пресса делала из них героев, которых надо защищать.

В Словакии никогда не «давила» советская или социалистическая пропаганда. Все мы, включая и меня, слушали западную музыку, знакомились с западным искусством и у нас была тенденция верить западным заявлениям. Сегодня информация из России стала для Запада проблемой, с которой борются всеми возможными средствами современной пропаганды. Так, в этих целях, например в Чехии, была создана специальная группа.

В Словакии существует неофициальный сайт, где перечисляются порталы, публикующие пророссийские статьи. Он работает почти в конспиративном режиме, там не размещается реклама, с тем чтобы не было возможности оказывать давление.

Несмотря на сложившуюся ситуацию, в течение последних пяти лет опросы показывают, что в Словакии население больше доверяет России, чем США, рассчитывает в случае кризисной ситуации на российскую, а не на американскую помощь.

 

Первая сессия

Достоверность информации как критерий ответственности СМИ

Вернер Фаслабенд, президент Политической академии Австрийской народной партии, президент Австрийского института европейской политики и вопросов безопасности, президент Австрийско-словацкого общества (Австрия): Мы с моим давним другом Яном Чарногурским очень тверды в своем намерении улучшить отношения между Европой и Россией, поскольку оба убеждены, что Европе нужна Россия, а России нужна Европа. Отсюда нам следует задаться вопросом: какова роль СМИ и что мы можем сделать, чтобы отношения улучшались, а не ухудшались?

Это означает, что нам нужно вести диалог и дискуссии очень интенсивно. Лично я всегда говорю прямо, поскольку полагаю, что друзья должны откровенно высказывать свои мысли и пытаться понять другую сторону. Это совершенно необходимо.

В этой связи вспоминается сбитый самолет MH17. Кто за это несет ответственность? Уже сейчас можно видеть совершенно разные представления о произошедшем и о том, что произойдет. Следовательно, надо идти на сближение, чтобы понять друг друга.

Если взять любую газету в Европейском союзе, то, безусловно, в ней будет написано, что положение СМИ в России не очень благоприятно, поскольку все ведущие СМИ, особенно ТВ, близки к власти, находятся в собственности государства или организаций, близких к власти. Таким образом, СМИ находятся в определенной зависимости. Раздается критика и в адрес правовой системы. С другой стороны, конечно, все знают, что местоположение человека более или менее определяет его позицию, и следует это иметь в виду.

Очевидно, «привязка к местности», происхождение воздействуют на мышление, отношение к окружающему миру. Надеюсь, что сегодня мы сможем хоть немного сблизить позиции. Действительно, наши системы различны. Система в России отличается от системы в Европейском союзе хотя бы исторически, и нам следует принимать эти различия.

Хотел бы открыть конференцию вступлением, которое не было бы односторонним, дабы никто не сказал, что все это - пропаганда или нечто в подобном роде. Перейдем непосредственно к дискуссии и обсуждению.

 

Стереотипы и двойные стандарты: роль и ответственность СМИ в контексте геополитической напряженности

Ганс Кёхлер, президент международной организации «За прогресс» (Австрия): Не думаю, что мне надо долго представлять себя, поскольку тем самым ограничу время своего доклада. Единственное, о чем я скажу, и г-н председатель упомянул об этом, - о непосредственном опыте в качестве международного наблюдателя на суде по «делу Локерби» - взрыве самолета кампании «Панамерикэн» в 1988 году. Мне известны проблемы, с которыми сталкиваются СМИ на таком «минном поле» глобальной политики, политики мировых держав. Однако сейчас тема моего доклада носит более общий характер - проблема двойных стандартов и тенденциозности в контексте геополитической конфронтации.

Позвольте начать с цитаты: «Первой жертвой войны становится правда». Эта мысль, которую часто приписывают Эсхилу, греческому драматургу, прекрасно описывает дилемму, с которой сталкивается любая полития в условиях конфронтации и соперничества - имею в виду гражданскую войну или войну с другими государствами. Через два с половиной тысячелетия (после Эсхила) проблема стала более серьезной. Министр иностранных дел Российской Федерации г-н Лавров уже затронул этот вопрос в своем приветственном адресе.

Благодаря быстрому развитию технологий, средства массовой информации и коммуникации стали значительно эффективнее и мощнее в смысле цели и распространения. Я говорю о социальном воздействии внушения, с одной стороны, и о глобальном охвате - с другой. Будь то в период холодной или «горячей» войны, вооруженного конфликта или геополитического соперничества, политика в области информации все больше становится частью стратегии так называемой «гибридной войны», в которой границы между ложью и истиной размыты, а информация быстро превращается в дезинформацию, и вину в подобной конфронтации, безусловно, не следует возлагать лишь на одну сторону. Такова поистине большая задача для любого исследователя, но также и любого журналиста - применять независимый подход.

В начале нашего обсуждения необходимо заявить, что единственное рациональное обоснование деятельности СМИ - частных или государственных - это их, так сказать, миссия в демократической политии, где господствует закон. Основная задача СМИ носит двоякий характер. Во-первых, предоставлять сбалансированную информацию на основе фактов, что позволит человеку принимать участие в общественной жизни в качестве зрелого суверенного гражданина. Во-вторых, содействовать образованию и развлечению, причем - не упустим из виду - на основе человеческого достоинства, а не эгоистических интересов неких, подчас неизвестных групп давления - экономических, социальных и т. д.

Эта комплексная миссия СМИ в области информации, как и культуры, все более подрывается или извращается подходом, который я бы определил как «информразвлечения», в том числе и со стороны основных СМИ - кстати сказать, и в нашей части мира - на Западе, - где линии разграничения между первой задачей и второй размываются, а баланс все более смещается к развлечению в ущерб информации. Что касается задачи СМИ - информировать, то величайший соблазн (независимо от политической системы - на Западе или на Востоке) всегда заключался в выборочном информировании и информировании, отвечающем предпочтениям групп интересов, как в государственных, так и частных СМИ.

Неправильно было бы утверждать, что свобода и более высокие моральные стандарты царят в частных СМИ. Это совсем не так. Причем этот соблазн гораздо сильнее в ситуации конфликта - будь то внутренний, региональный или международный.

Здесь же могу упомянуть лишь об одном, чтобы представить документальное подтверждение для объяснения, что я имею в виду, а именно феномен так называемой «встроенной журналистики», которая возникла где-то в 1991 году во время первой иракской войны. Этот термин употребляли, чтобы как-то объяснить и обосновать практику создания репортажей журналистами, действовавшими под непосредственным контролем одной из сторон конфликта.

Если обстоятельства действительно таковы и мы позволим подобного рода избирательный подход к новостям в условиях войны, то нам придется признать справедливость высказывания специалиста по СМИ и коммуникациям профессора из Марокко: «СМИ превратились из источника информации в рупор суждения. Они не препарируют действия, а непосредственно создают их. Они интерпретируют действия, а затем исключают любую интерпретацию, которая не отвечает их интересам».

Во многих уголках мира появился ныне модный термин «политическая корректность», предназначенный для ограничения или выхолащивания изложения фактов, а также структурирования комментариев.

Хотел бы процитировать еще одного человека, а именно ведущего солиста и одного из основателей группы «Пинк Флойд» из Соединенного Королевства Роджера Уотерса. В своем описании так называемых «стен», которые воздвигнуты между нами и действительностью и которые определяющим образом воздействуют на наши представления о мире, он говорил о СМИ в следующем аспекте: «Существует еще одна стена между нами и действительностью - это СМИ, и ею нас отгораживают от неудобной правды».

Здесь следует подробнее говорить об употреблении таких ключевых терминов, как «демократия», «права человека», «правление закона» в освещении международных конфликтов. Причем зачастую в комментариях об иностранной военной интервенции ей придают обоснование, исходя из этих высоких принципов. Между тем реальный контекст часто касается интересов, а не прав человека.

Есть еще один момент, о котором надо сказать прямо: журналистика в жанре расследования практически исчезла, причем повсюду - в том числе и в западной части мира.

Подобное столкновение интересов относится также и к корпоративным, или, как их называют в Соединенных Штатах и Европе, «мейнстримовским» СМИ. Не будем забывать о том факте, что владелец издания  или ТВ «продает» читателей журнала или телезрителей компаниям, которые размещают рекламу в этих СМИ, что порождает определенную степень зависимости СМИ, а также вызывает избирательный подход к новостным сообщениям и комментариям. Такое положение вещей, конечно, несовместимо с благородной миссией журналиста.

У меня нет возможности вдаваться в детали. Однако повторю еще раз, что когда я представлял доклады по юридически обязывающей резолюции Совета Безопасности ООН относительно суда над подозреваемыми во взрыве самолета компании «Панамерикэн», я столкнулся с многочисленными случаями прямого вмешательства в освещение моих докладов, которые имели очень важное значение для стран, вовлеченных в «дело Локерби». Я также был свидетелем многочисленных случаев вмешательства в содержание репортажей честных журналистов. Довольно часто, когда интервью по спутниковому телевидению были записаны, их просто изымали из программы под влиянием высоких инстанций.

К сожалению, не могу далее останавливаться на теоретических выкладках, которыми занимался, например, американский теоретик Эдвард C.Херман. Могу лишь упомянуть основные элементы информационной теории, или теории связей с общественностью (PR) в том виде, в котором ее разрабатывал Эдвард Бернейс в США в ходе Первой мировой войны (кстати, племянник Зигмунда Фрейда), а позже - Уолтер Липпман. Основной смысл данной теории состоит в том, что в открытом, свободном обществе, где различные группы конкурируют между собой за большинство в парламенте, необходимо направлять мнение людей в определенное русло, чтобы система сохранила стабильность. Обозначить эту задачу был призван термин «производство согласия» (“manufacture of consent”). Ныне термин «пропаганда» имеет негативную коннотацию и его не употребляют, хотя сразу после Первой мировой войны его коннотация была нейтральной.

Суммируя эти факты, можно сделать вывод и подчеркнуть то, что было сказано в приветственном адресе г-на Лаврова, а именно: необходим кодекс профессиональной этики в области журналистики. Истина и точность, независимость, честность и беспристрастность, гуманность и подотчетность - их часто приводят в качестве основополагающих принципов этического кодекса.

Тем не менее могу сказать, что данные принципы имеют смысл, только если их толковать в свете честности и прозрачности, только если каждый журналист ясно очертит критерии, в соответствии с которыми он определяет эти термины, и никто не будет считать, что он претендует на высокую мораль, с позиций которой он вправе судить других. Иначе все это превратится в идеологические установки.

В заключение хотел бы сказать, что в век Интернета, когда всемирный охват СМИ рискует развязать новые информационные войны, стоит бросить свежий взгляд на былую концепцию ЮНЕСКО, от которой легко отказались под давлением корпоративных СМИ в период холодной войны, - идею сбалансированного потока информации на глобальном уровне.

В то время ЮНЕСКО объявила новый международный порядок в области информации и коммуникации. С моей точки зрения, этот порядок мог обязать журналистов придерживаться профессиональной этики, способствовать снижению преобладающего влияния корпоративных СМИ из одного региона в уже разделенном и все более разделяющемся мире.

Такая идея может содействовать уменьшению тенденциозности мейнстримовских новостных агентств, вывести нас на сосуществование и избежать в многополярном мире той журналистской практики, которая больше вписывается в понятие пропаганды на службе самых могущественных глобальных акторов в зависимости от конкретного соотношения сил в данный момент.

 

Ответственность журналиста в условиях роста коммуникационной прозрачности и дестабилизирующих общество угроз

Олег Зиньковский, руководитель службы радиовещания на русском языке «Функхаус Европа» (Германия): Последние годы мы очень много говорим о правах журналистов и это чрезвычайно важно, потому что права журналистов - это защита свободы слова. Но не столь однозначной и не столь приоритетной темой остается тема ответственности журналистов. Между тем мы понимаем - это две стороны одной и той же медали, одно не может эффективно существовать без другого.

Недавно блоггер и фотограф Зденек Газда стоял на тротуаре в Нью-Йорке и увидел группу людей, окруженную охраной, которая двигалась к машинам, посередине шла Хиллари Клинтон. У Газды сработал журналистский рефлекс - он начал снимать ее на смартфон для себя. Клинтон пошатнулась, едва не упав. Он тут же выложил это короткое видео в социальные сети. Новость о болезни Клинтон моментально разлетелась по миру, обрушила ее рейтинг, возможно, повлияла на результаты президентских выборов в США. А не было бы рядом Газды, все это, конечно, осталось бы в секрете. Но в нынешнем глобальном мире, который окутан паутиной коммуникаций, тайны хранить все сложнее, так как известия распространяются мгновенно.

Большинство из нас помнит, что 20-25 лет назад звонок из города в город представлялся серьезной логистической проблемой, а чтобы узнать новости, и то не самой первой свежести, нужно было оказаться у телевизора или купить газету. Вести о международной политике приходили к нам с опозданием. А если доходили, то с неким искажением, потому что распространение информации оставалось монополией государственных элит, применявших достаточно жесткую цензуру.

Сначала спутниковое телевидение, потом Интернет полностью изменили эту картину. Правительства во всем мире потеряли монополию на рынке новостей. Выкладывают, как Газда, все, что попалось на глаза, в «Facebook», на «Уoutube» - размытые и некачественные видео со сценами катастроф, перестрелок, казней. Все они мгновенно разлетаются в сети и привлекают внимание многомиллионной аудитории. Это сделало мир ближе, но менее защищенным. Общество, которое привыкло питаться свежей информацией, попадает в зависимость от нее. Новость, запускаемая в виртуальное пространство, становится доступной каждому, а проверить ее правдивость можно далеко не всегда. Интернет-пропагандисты ведут масштабные кампании, борясь за общественное мнение. Войны сегодня выигрывают и проигрывают не только в реальном мире, но и онлайн. И все это происходит на фоне углубляющегося кризиса доверия в информационном мейнстриме.

В Германии, где я живу и работаю, в мае прошлого года социологи провели исследования. Результат: 53% немцев мало доверяют своим электронным и печатным массмедиа, а 7% не доверяют им вовсе. В списке, предъявляемом прессе, - претензии, сознательная дезинформация, одностороннее освещение событий, недостаточный профессионализм и поверхностность. В июне текущего года новый опрос показал усиление тренда: только треть немцев считает ведущие СМИ подлинно независимыми, а большинство полагает, что новостные каналы искажают реальность, находясь под влиянием лоббистов из правительства, политических партий, бизнеса.

Германия, конечно, не исключение. Все больше европейцев, да и не только европейцев, не доверяют традиционным СМИ. Причина - тема уже другого доклада. Отмечу, однако, что современный человек доверчив. Если он разочаровывается в одном источнике информации, он уходит от него, но достаточно редко пытается искать данные по разнонаправленным каналам, сравнивая то, что он узнает, проводя самостоятельный анализ. Люди просто меняют поставщика сведений и все чаще находят его в Интернете.

В начале века было достаточно много иллюзий насчет Всемирной сети, полагая, что бесконтрольность ее новостных потоков обеспечит гласность, объективность освещения мировых процессов, в том числе закулисных. Интернет действительно свободен, хотя существуют попытки ограничить его свободу, но пока в общем и целом каждый может писать там все что угодно. Но у этой свободы прав и ответственности есть оборотная сторона. Интернет представляет собой не только поле для истины, но и простор для манипуляций. Как грибы, растет огромное количество различных порталов, «независимых» в кавычках и без них, которые поставляют сведения на любой вкус. И сотрудники таких порталов, называя себя журналистами, фактически не отвечают за информацию или дезинформацию и реакцию, вызванную ей.

В мире насчитывают 1 млрд. 650 млн. пользователей «Facebook». В Германии, например, эту платформу регулярно использует 41% населения страны. Где-то эта доля выше или ниже. В арабских странах, например, более популярен «Twitter», которым немцы пользуются менее активно. Но социальные сети в целом превратились в мощнейший инструмент влияния на умы. После государственных переворотов в Тунисе в 2010 году и Египте в 2011-м возник новый термин «твиттерная революция». Он описывает возникновение и координацию массовых протестов с помощью соцсетей в обход традиционных СМИ и информационных средств коммуникации. Такие движения не имеют видимых лидеров, вроде бы сами развиваются, обретая по пути собственную динамику и разрастаясь как снежный ком.

В ноябре 2013 года украинский блоггер Мустафа Найем был первым, кто призвал противников Президента Виктора Януковича выйти на киевский Майдан. Он выложил свое обращение в «Facebook» - через час объявилось более тысячи желающих. Дальнейший ход событий хорошо известен. Есть много свидетельств, что твиттерные протесты, даже если рождаются импровизационно, вскоре становятся объектом для влияния. Разные стороны политических конфликтов пытаются взять общественное движение под контроль, раздувают их или, наоборот, дискредитируют, сталкивая волны разных интересов. Интернет как техническое средство сам по себе нейтрален, но может быть использован и во зло. Это наглядно демонстрируют радикальные пропагандисты, например проповедники агрессии из «Исламского государства» (запрещена в России. - Ред.) и схожих группировок. Они умело задействуют сетевые ресурсы, смешивая в своих месседжах правду и ложь, обещания и угрозы.

Русский поэт Николай Гумилев написал однажды фразу, которая потом стала крылатой: «Словом разрушали города». В современном мире эта фраза часто воспринимается буквально, ведь коммуникационная техника сейчас может превращаться в оружие, с его помощью можно эффективно влиять на массы, подвергать их идеологической обработке, даже мобилизовать на войну. Мы видим, что в условиях глобальной прозрачности многократно возрастает ответственность каждого человека, особенно журналиста, за сказанное публично. И добросовестный профессионал, сотрудник СМИ, сетевых и традиционных, должен осознавать эту ответственность, подвергая все, что он публикует, внутренней проверке на объективность и достоверность.

Цензура в современном обществе

Динка Павол, редактор газеты «Литературный еженедельник», заместитель председателя Ассоциации словацких писателей (Словакия): В демократических обществах считается, что цензура запрещена законодательно. Так ли это?

Мы видим, что контроль за СМИ осуществляется различными способами. Это и манипуляция фактами, цензура реальности, неписанный запрет, остракизация ума, умалчивание или игнорирование фактов и экономические рычаги.

Манипуляций в наших СМИ очень много. К сожалению, для мейнстримовских медиа характерна односторонняя критика. Их правда не подлежит сомнению, она однозначна, другие взгляды недопустимы и являются экстремистскими и шовинистическими, националистическими. Такого рода «наклейки» позволяют скрыть и собственную слепоту, и людей напугать.

К новым манипуляционным методам принадлежат и разговоры о так называемой пророссийской пропаганде. К сожалению, и государство принимает в этом участие. Недавно Министерство внутренних дел заявило, что угрозой национальной безопасности можно считать постепенное расширение настроений в обществе, поддерживающих российский геополитический взгляд на мир.

С другой стороны, мы не должны молчать об агрессивной американской пропаганде, проводником которой являются и неправительственные, и правительственные организации. Давайте задумаемся над тем, что делают некоторые европейские журналисты, которые за немалые вознаграждения работают на такие проамериканские организации, как «Атлантический мост», на проамериканских предпринимателей, политиков и американские спецслужбы. И это не скандал, это считается естественным и богоугодным делом.

Иначе говоря, Путин имеет троллей, а Обама чистый, как лилия. Подобный тон чувствует и большинство наших неправительственных организаций.

Несколько слов о неписанном законе. Существует список неугодных авторов, лиц, о которых нельзя писать и даже упоминать их имена. Остракизация - это один из активных способов ведения непропагандистской борьбы. Без вымысла и полуправды они наступают на истинную сущность человека и его мораль, способности, знания, характер - все, что он мог создать. Против остракизации очень трудно бороться. Автор озлобится, а потом замолчит. Умалчивание, игнорирование фактов является самым типичным способом медиацензуры, то есть коммуникации без коммуникаций. Если мы возьмем освещение внешней и внутренней политики в наших СМИ, то самым эффективным средством контроля является намордник цензора. У нас с этим идет борьба.

 

Формы международной пропаганды, недопустимые с точки зрения российского и международного права

Андрей Рихтер, старший советник представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ (Австрия): В основе миропорядка в сфере прав человека лежит Международный пакт о гражданских и политических правах, широко известный документ, участниками которого являются практически все страны мира. Данный документ юридически обязателен для всех государств мира, которые являются членами ООН. В нем есть две статьи, одна из которых достаточно широко известна, другая - менее известна. Хочу поговорить о соотношении этих двух статей - 19-й и 20-й - Международного пакта о гражданских и политических правах.

Статья 19 говорит о правах человека, не журналиста, а любого человека. Во-первых, беспрепятственно придерживаться своего мнения - вы можете думать о чем угодно и как угодно, это право человека никто не может ограничивать. Во-вторых, у каждого есть право на свободное выражение своего мнения, которое органично связано с правом искать, получать и распространять информацию. Наконец, третья часть 19-й статьи говорит об ограничениях, которые возможны в любом государстве на уровне национального права. Эти ограничения должны быть установлены законом и являться необходимыми либо для уважения других прав человека, либо для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья и безопасности населения. Данная статья повторяется и в других международных документах, практически во всех конституциях всех стран мира, в том числе в Конституции РФ.

Статья 20 более короткая. В ней две части. В первой части говорится, что всякая пропаганда войны должна быть запрещена законом, во второй части - всякое выступление в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющей собой подстрекательство к вражде и насилию и дискриминацию, должно быть запрещено законом.

Когда создавался Международный пакт о гражданских и политических правах - его писали более десяти лет эксперты государств - членов ООН, - было много дискуссий о том, как сформулировать эти нормы и что они должны означать. Тома, которые были написаны по поводу создания международного пакта, дают уникальную возможность заглянуть в мысли тех людей, которые писали эти документы и впоследствии обсуждали их и принимали. На первый взгляд может показаться, что обе статьи противоречат друг другу. 19-я говорит о праве выражения собственного мнения, а 20-я - о запретах на пропаганду войны, национальной, расовой или религиозной ненависти. На самом деле это не так.

Во-первых, я бы хотел сказать об общих моментах этих статей. 20-я статья вообще может показаться не связанной с правами человека, ведь она говорит о запретах на пропаганду войны, ненависти и вражды. Но это неверно. 20-я статья посвящена корневым правам человека. Запрет пропаганды войны - это подтверждение права человека на жизнь. А запрет пропаганды дискриминации, насилия - это подтверждение права человека на свободу от дискриминации, поэтому, безусловно, 20-й статье есть место в Международном пакте о гражданских и политических правах. Они преследуют разные, но взаимодополняющие цели, то есть 19-я статья - о вреде, который может быть нанесен свободе выражения мнений, а 20-я говорит о том выражении мнений, которые в принципе недопустимы.

В модальности 19-й и 20-й статей есть различия. Если мы говорим об ограничении свободы выражения мнений, то мы все должны помнить, что международные документы допускают возможность ограничения, не обязывают соблюдать свободы выражения мнений, а допускают возможность ограничения свободы выражения мнений при определенных условиях, в четко сформулированных условиях. И во многих случаях государство, в том числе и российское, не всеми этими возможностями пользуется в своем национальном праве. 20-я статья требует от государства запрета пропаганды войны, основанной на расовой, религиозной и национальной ненависти. Далее, в 19-й и 20-й статьях нет противоречий потому, что они зиждятся на общем фундаменте.

Общий фундамент всех международных положений о правах человека основан на том, что право человека не может быть использовано для того, чтобы нарушить, уничтожить какие бы то ни было права, признанные на международном уровне, или ограничить их более чем предусмотрено в международных соглашениях. Поэтому запрет на пропаганду войны, насилия и ненависти по расовому или религиозному признакам нужно толковать именно так: свобода выражения мнения в принципе не распространяется на подобные вещи. Если вы считаете, что необходимо начинать агрессивную войну, если вы полагаете, что нет другого выхода, кроме развязывания войны, то вы сами становитесь античеловеком, то есть вы становитесь на путь отрицания самих основ человеческого общества. И, следовательно, свобода выражения собственного мнения на вас не должна распространяться.

Безусловно, у 19-й и 20-й статей есть немало проблем, которые отражаются и на международном уровне, и в тех решениях, которые принимали компетентные органы, следящие за защитой прав человека. Главный орган - Комитет по правам человека - находится в Женеве. За всю свою историю он рассмотрел всего лишь четыре случая нарушения 20-й статьи на национальном уровне. Во всех четырех случаях суд признал нарушение прав на ведение такого вида пропаганды законным и соответствующим законным нормам. Есть проблемы, связанные с толкованием норм, - война, пропаганда, возбуждение ненависти, геноцид и т. д. - на международном и национальном уровнях. Хотел бы обратить ваше внимание на толкование Конституционным судом РФ статьи о возбуждении религиозной и национальной ненависти, которая может служить образцом того, как толковать закон при соблюдении политической дискуссии.

В заключение хотел бы отметить, что те нормы, которые записаны в Международном пакте о гражданских и политических правах о трансграничности свободы прав человека, стали реальностью только в последние 20 лет благодаря новым технологиям. Мир сегодняшний пронизан культурными, торговыми и иными связями. В этих обстоятельствах пропаганда войны и ненависти становится эффективной и приобретает смысл только в условиях самоизоляции стран от своих соседей, отхода от норм международного права, а также при наличии мощного государства, которое контролирует средства массовой информации, или скрытой поддержки риторики вражды со стороны политической власти.

Роль СМИ в контексте геополитических изменений

Тиберио Грациани, президент Института высшей школы геополитики и прикладных наук (IsAG), директор международного журнала «Геополитика» (Италия): Процесс глобализации ставит под вопрос ключевые принципы, на которых зиждется государство-нация. Прежде всего это касается принципа государственного суверенитета. Государство постоянно утрачивает, и весьма показательно, существенную долю традиционной власти и сферы своей компетенции. Представляется, что день за днем роль государства все более сводится всего лишь к роли администратора и исполнителя решений, принятых игроками, чьи амбиции и претензии на власть, идентичность и инфосети не всегда соответствуют национальным интересам. Напротив, зачастую подобные амбиции находятся в конфликте с фундаментальными национальными интересами. Сферы, где данная тенденция преобладает, многочисленны, однако в наибольшей степени это выявляется в финансовой области и внешней политике. Обе они имеют сущностное значение для экономических и торговых отношений, которые воздействуют на благосостояние людей.

В рамках этого широкого и глобального контекста СМИ играют решающую роль, оказывая давление на деятельность государства и предпринимательских кругов, влияя на жизнь людей, которая все больше зависит от новых технологий.

В этом отношении показателен пример так называемой «арабской весны», в частности в Ливии и Сирии. Хотя в этот же ряд можно поставить и события в Иране, Молдавии, на Украине. «Арабская весна» представляет собой явный пример медийной войны, которая привела к смене власти посредством распространения сфальсифицированной информации и манипуляции событиями, что порождало психоз и страх террора. Это происходило с помощью новых информационных технологий. СМИ обладают бесспорной ролью в формировании так называемой «растворимой культуры» (the instant culture) - на основе имиджей и видеокадров, которые произведены и представлены с помощью информационно-коммуникационных технологий (ИКТ). В результате формируется поверхностная, противоречивая информация в ущерб серьезному и тщательному анализу.

Используя такие источники информации, арабские и западные СМИ, по наивности или по сговору, приняли на себя ведущую роль в дестабилизации этих регионов. Арабские телекомпании «Аль-Джазира» и «Аль-Арабия» были теми двумя телеканалами, которые потеряли лицо и утратили беспристрастность, распространяя беспочвенную информацию. Даже BBC и CNN не смогли их превзойти.

Укрепление воздействия определенных источников информации не должно заслонять нам ту роль, которую играют неправительственные организации, деятельность которых посвящена распространению информации в глобальном масштабе, используя ИКТ. НПО стали самыми мощными социальными сетями онлайн, на которые работают активисты. Они проводят кампании по оповещению (awareness campaigns), нацеленные на формирование общественного мнения по определенным проблемам. Среди крупных кампаний, которые поддержали такого рода неправительственные организации вместе со своими лобби, можно упомянуть кампании против изменения климата, за признание Палестинского государства, против замалчивания в СМИ положения в Мьянме и ТТИП. В любом случае всеобщее внимание к этим темам окутало подобные НПО аурой правдивости, которую затем использовали для сомнительных начинаний, таких как обращение к Совету Безопасности ООН установить бесполетную зону в Ливии. В Европе эту кампанию НПО начали в марте 2011 года.

Впечатляющей была работа данных организаций в Ливии и Тунисе по сбору средств в поддержку групп диссидентов. Очевидно, что деятельность подобных ассоциаций, частных групп, НПО идет в русле стратегии США по доминированию в пяти средах: на земле, в море, воздушном пространстве, открытом космосе и киберпространстве. Задача состояла в том, чтобы использовать методы пропаганды, информационного и психологического воздействия. Интернет в настоящее время встроен в стратегию по психологическому воздействию, разведывательной деятельности, в военную стратегию и входит в состав основных инструментов по распространению вредной и полезной информации, их смеси. Стратегию США легче понять, если принять во внимание современную геополитическую ситуацию. Ее суть состоит в том, что она находится в стадии перехода от проводимого США однополярного мирового порядка к многополярному.

Многополярный мир создало сочетание разнородных элементов, включая результаты гегемонии США, выход на международную арену таких держав, как Китай, Россия, Индия и Бразилия. Эти страны стали региональными центрами, играющими ведущую роль в своих геополитических сферах влияния. Например, Россия и Китай в Евразии, Бразилия в Южной Америке преследуют экономические и политические интересы. Эти государства открывают возможность создать новые международные конфигурации.

В заключение хотел бы сказать: совершенно очевидно, что обладающие контролем над СМИ ИКТ способны оказывать влияние на политический курс отдельной страны и тем самым определять судьбу нации. Геополитический хаос, который порожден психологическим контролем, продвижением и воплощением на практике виртуальных революций в результате подобного особого использования СМИ, предоставляет их владельцам - транснациональной элите - слишком много власти. Что нельзя недооценивать.

 

Достоверность информации как критерий ответственности СМИ

Ведат Севинцер, главный редактор газеты «Скандинавская страница» (Норвегия): Есть одно интересное исследование Российского института стратегических исследований (РИСИ), которое было опубликовано в 2014 году. РИСИ сделал попытку создать перечень стран, в которых СМИ настроены наиболее враждебно по отношению к России, определив степень их враждебности. Это исследование не бесспорно, но тем не менее очень интересно.

Однако следует задаться вопросом, почему мы говорим о тенденциозности СМИ, хотя сам факт тенденциозности не подвергается сомнению.

Самый простой ответ - потому что легче подкрепить мысль стереотипами и легче разобраться в происходящем, определив его в стереотипы. Сделать это просто: надо создать мем и распространить его по всему миру. Например, после Второй мировой войны, когда СССР лежал в руинах, потеряв более 20 млн. человек, в СМИ создали мем о том, что коммунистические Советы представляют угрозу демократическому мировому порядку. Такова регулярная, систематическая практика СМИ по созданию мемов по определенным проблемам, и для это не требуются подтверждения научными исследованиями.

Мы сосредоточились собственно на СМИ, говорили о том, что СМИ должны быть менее тенденциозными, должны сами себя регулировать. У нас у всех - и общества, и бизнеса, и политиков - есть некоторые завышенные ожидания, и это создает проблемы. Если возложить все бремя ожиданий на СМИ, то мы не найдем решение. Так, например, г-н Зиньковский упомянул о том, что доверие европейцев, и в частности немцев, к СМИ упало. Однако лично я считаю (и это подтверждают исследования), что падение доверия к СМИ обусловлено не тем, что мы руководствуемся высокими принципами, диктующими стремление к беспристрастности СМИ, а тем, что некоторые репортажи не соответствуют сложившимся стереотипам в разных формах.

Мы все согласны, что саморегулирование должно присутствовать (хотя его невозможно навязать), что пресса должна быть свободной. По моему мнению, вместо того, чтобы говорить о том, что именно необходимо делать СМИ в смысле саморегулирования, нужно обратить внимание на ответственность, которую следует возложить на самих читателей, на их просвещенность в области СМИ. Читателям или потребителям информации нужно самостоятельно пытаться разбираться в проблеме: интерпретировать, обращаться к разным источникам, рассматривать проблему под разными углами. Тогда и появится механизм автоматического саморегулирования СМИ. Отсюда последует и более сбалансированное освещение в СМИ различных событий и проблем.

В государстве, где политические деятели и бизнес, а также отдельные люди имеют особую заинтересованность в СМИ, потребители информации, граждане должны быть более информированными относительно характера деятельности самих СМИ. Сознательный, наблюдательный читатель сформируется благодаря образовательным программам, школьному обучению «медийной грамотности». Такой механизм позволит обеспечить более сбалансированную позицию СМИ.

 

Свобода и независимость СМИ и журналистов против предвзятых новостей

Шеќеринка Ивановска, профессор, декан Международного славянского института им. Г.Р.Державина (Македония): Начну с выдержек из кодекса поведения журналиста, в котором сказано, что свобода прессы - уникальное право и что журналисты имеют право и обязанности преградить путь цензуре и искажению правды. Однако сегодня СМИ, выбирая тему для сообщения и публикации, уже руководствуются не ее информационной ценностью, а политической значимостью. СМИ и журналисты превратились в своего рода передаточное звено, что в последние десятилетия привело их к профессиональному и моральному упадку. Многие журналисты превратили свою профессию в функцию манипулирования и завоевания. По этой причине мы можем прийти к заключению, что свободы прессы практически не существует, поскольку ее финансируют с конкретной целью и задачей.

Соответственно, совершенно недооцениваются две характеристики - этика и профессионализм. В течение двух предшествующих десятилетий наука о публицистике невероятным образом продвинулась. Стремительное развитие информационной технологии позволило расширить область распространения информации. Благодаря информационным технологиям возникли новые СМИ. Как-то профессор, изучающий СМИ, сказал, что новые СМИ обладают доверием, которое размывает все границы сфер политики, экономики и религии. Им доверяют почти все люди в мире. Современная информационная революция позволяет каждому стать журналистом при малых затратах, но при глобальном охвате. Сегодня распространены блоги, новостные порталы и новости онлайн, «Facebook», «YouTube», даже краткие сообщения - SMS.

Однако ныне журналистика пребывает в глубоком кризисе на глобальном уровне, в Европе, включая регион, где проживают южные славяне. И чем больше говорят о независимости журналистики, тем больше она впадает в зависимость разного рода. Много лет назад немецкий драматург и писатель Зигмунд Графф сказал, что удивительный феномен заключается в том, что мы обманываем себя, ожидая от зависимых людей независимых суждений.

По данным исследований, степень свободы слова упала в 2016 году по сравнению с 2013-м. Ученые, которые занимаются сравнительными исследованиями, утверждают, что не существует способа понять деятельность СМИ и их систему, не поняв и не проанализировав особые характеристики государства, нации, партийно-политической системы, включая отношения между экономическими и политическими интересами. Все они отражают развитие гражданского общества.

Рассматривая развитие свободы прессы в 2016 году в 180 странах по всему миру, включая 15 европейских стран и Россию, можно сделать заключение, что такие страны, как Финляндия, Нидерланды, Дания, Норвегия, Швейцария, занимают верхние строчки по уровню свободы прессы. Значительно ниже расположены Греция, Болгария, Македония, а Россия занимает 148 место. Причины подобного состояния многочисленны. Журналисты, которые хотели оставаться преданными своей профессии, прошли через суровые испытания в смысле безопасности жизни - некоторых заключили в тюрьму, а на кого-то совершены покушения. Примеров очень много.

В заключение несколько выводов. Во-первых, мы не должны забывать, что давление на журналистов существует и будет существовать, будь то политическое, финансовое или правовое. Единственное оружие, остающееся журналистам, чтобы добиться свободы выражения, - привлечь внимание общественности, то есть мировой общественности. Во-вторых, государство демонстрирует свою власть посредством общественного мнения. Такова основная причина, по которой само государство стремится властвовать над СМИ в любой части света - как в самых демократических странах, так и в странах, где демократия, свобода и независимость СМИ находятся на низком уровне. В-третьих, общественность требует правды, объективности, конфиденциальности и этичности, которые представляют собой краеугольные камни для уважения журналистики или презрения к ней. Между правдой и новостями нельзя поставить знак равенства. В-четвертых, независимая журналистика - процесс развивающийся. Его следует оценивать в контексте общего развития общества и государства. Приведу буддистское высказывание: все, что мы слышим, есть мнение, а не факт. Все, что мы видим, есть перспектива, а не истина.

Вторая секция

Образ России и россиян в европейских СМИ

Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»: Практически мы все с вами пережили период холодной войны: сталкивались с жесткими оценками и комментариями, с интерпретациями каких-то фактов. Но никогда раньше мы не сталкивались с тем, что придумывается само событие, создается какая-то виртуальная реальность, которая начинает играть одну из центральных ролей в информационной войне, которую объявили России.

 

Образ России в иностранных СМИ

Александр Бикантов, заместитель директора Департамента информации и печати МИД России: Говорят, кто владеет информацией, тот владеет миром. Но многое зависит от того, под каким углом освещаются те или иные информационные поводы, связанные с конкретными странами и событиями. Мы вступили в эпоху информационных войн, которые ведутся как между отдельными странами, так и целыми группами государств. В глобальном масштабе доминируют западные, прежде всего англосаксонские, массмедиа, которые претендуют на монополию на правду. Большинство стран Азии, Африки, Латинской Америки, включая ближайших партнеров России по БРИКС, формируют свой медийный контент, основываясь на новостных продуктах ведущих западных информационных агентств. Прямые медийные контакты между СМИ этих государств пока не получили должного развития.

К сожалению, в последние два года после воссоединения Крыма с Россией наиболее остро наше противостояние с Западом развернулось именно в информационной сфере. В других областях - политике, экономике, культуре, - несмотря на все санкции и другие рестриктивные меры, поддерживается хоть какое-то взаимодействие и развиваются контакты. Но не в информации. В результате западное общественное мнение настроено на очернение образа России. Цель - подрыв доверия к нашей стране, дискредитация и ослабление ее международных позиций. РФ все чаще представляется как государство, которое якобы не гнушается нарушать нормы международного права и разрушает основы европейской безопасности.

Ведется массивная антироссийская пропаганда на всех направлениях. При этом правило конкретности в сообщениях не действует. Западными средствами информации взяты на вооружение не только критика наших действий, но и передергивание фактов, клевета и провокации. Так, некая Обсерватория по правам человека в Сирии, состоящая из пары человек и сидящая в Лондоне, постоянно заявляет о массовой гибели сирийского гражданского населения якобы в результате действий российских военно-космических сил. В Крыму, по сообщению украинских и часто западных СМИ, будто бы постоянно происходят убийства и издевательства над крымскими татарами. Недавние выборы в Госдуму подаются исключительно через призму непризнания Западом результатов голосования на Крымском полуострове.

Особо активна медийная антироссийская кампания в сфере спорта. Жертвами так называемого допингового, или мельдониевого скандала стали не только российские легкоатлеты, не допущенные к Олимпиаде в Рио, но и вся наша параолимпийская сборная. При этом выясняется, что спортсменам из других стран Всемирное антидопинговое агентство официально разрешало использовать допинговые препараты под предлогом наличия заболеваний. Получается, что кому-то допинг принимать можно - в отличие от инвалидов-параолимпийцев, получивших коллективное наказание. Сейчас нагнетается ситуация по мере приближения проведения в России чемпионата мира по футболу в 2018 году. Постоянно звучат спекуляции по поводу неготовности нашей страны к проведению этого крупномасштабного мероприятия, с чем мы уже сталкивались, когда проводили Олимпиаду в Сочи в 2014 году. Публикуется также непроверенная информация якобы о бойкоте чемпионата мира по футболу отдельными национальными сборными, например украинской.

В целом удивляет неприкрытая русофобия материалов западных СМИ. Печатаются репортажи о мнимых недостатках и пороках граждан России или русских диаспор в различных странах. Причем о других народах - французах, немцах или евреях - говорить такое совершенно не допускается и считается неприемлемым в силу требований политкорректности. Широко задействованы информационные вбросы по типу срежиссированных публикаций о многомиллиардных панамских офшорах с косвенными обвинениями в причастности к ним российского руководства. Вброс, как правило, происходит вследствие взломов информационных сетей. То есть все острее наряду с пропагандой становятся и проблемы информационной безопасности. Примечательно, что подозрения даже в хакерских атаках на госорганы и международные организации в западных странах в западных СМИ ложатся сразу на Россию. Причем вопрос о каких-то объективных доказательствах даже и не ставится.

Обратная сторона медали - замалчивание успехов нашей страны в любых отраслях; игнорируются российские внешнеполитические инициативы и действия, направленные на установление и поддержание мира в различных горячих точках планеты; ставятся под вопрос различные достижения нашей страны в области экономики и развитии транспорта как в национальном масштабе, так и на уровне российских регионов; практически ничего не говорится о научных российских инновациях; дозировано подается информация о российских культурных мероприятиях даже за рубежом.

Все более широко применяются рестриктивные меры в отношении российских СМИ и журналистов. Особенно отличаются Украина, страны Прибалтики и Молдавия. Там запрещается вещание российских телеканалов или они переводятся в дополнительные платные пакеты. Депортируются неугодные корреспонденты, чинятся препятствия открытию новых корпунктов. Таким образом, налицо попытки организовать жесткую информационную блокаду. Мол, не пустим к нам россиян и не дадим им работать. Вот в таких сложных условиях ведется работа наших СМИ, в том числе и МИД России.

Мы в МИД хорошо понимаем, как важна сегодня работа по влиянию на зарубежное общественное мнение. Мы много этим вопросом занимаемся. Вместе с тем требуется наращивать наши усилия. Прежде всего мы выстраиваем информационную работу, которая ориентирована на самую широкую аудиторию, включающую не только политический истеблишмент, бизнес, но и простых граждан зарубежных стран. Поэтому мы задействуем различные формы коммуникации, как традиционные - телевидение, радиовещание и печать, так и новые - Интернет и особенно соцсети. Уделяем большое внимание поддержке и безопасности российских массмедиа, работающих за рубежом, а также СМИ соотечественников. С ними выстраиваем долгосрочные и доверительные отношения. Такие же отношения выстраиваем и с иностранными корреспондентами, аккредитованными в России. Приоритетная работа - отстаивание прав и безопасности наших журналистов по всему миру.

В целом наша линия показывает эффективность. Понимаем, что нам удается противостоять западным нападкам, и видим, что в последний период антироссийская пропагандистская машина все чаще дает сбой. Расплатой за вранье становится растущий уровень недоверия населения западных стран к собственным политикам и СМИ. Отсюда наши конкретные выводы.

Первое: у России, как мы считаем, уникальное положение практически единственного в мире носителя альтернативной точки зрения. Это привлекает многих здравомыслящих людей на Западе, которые устают или уже устали от однобокого англосаксонского мейнстрима СМИ. Как следствие, растет зарубежная аудитория российских массмедиа, вещающих за рубежом, прежде всего канала «Russia Today», мультимедийного канала «Спутник».

Второе: необходимо энергично противостоять информационной монополии западных медиа, в том числе давать оперативные и аргументированные ответы на любую клевету, не допуская распространения трактовок, которые фальсифицируют историю и передергивают факты. Следует использовать новые социальные медиа, медийный инструментарий, включая интернет-сети, для того чтобы доносить альтернативные взгляды до максимально широкой общественности зарубежных стран. Мы настроены на то, чтобы попыткам дискредитации внешней и внутренней политики России противопоставить усилия по дальнейшему продвижению позитивного образа нашей страны, прежде всего через российские СМИ, которые вещают не только на русском и английском, но и французском и испанском языках.

Перспективным направлением, как мы считаем, являются контакты с журналистами, представителями НПО, блоггерами за рубежом, стремящимися получить объективную информацию, которой у них, к сожалению, нет. В целом важно работать на перспективу. Общая линия - это, конечно, снижение роли и влияния ведущих англосаксонских информационных агентств. Необходимо формировать многополярность в мире, причем не только в политическом, но и информационном пространстве. Мы будем и дальше работать со СМИ в Европе, Азии, Африке, на Ближнем Востоке, в том числе в рамках БРИКС и других международных организаций.

 

Образ России в болгарских СМИ - на стыке участия в глобальной политике и исторической памяти болгар

Чавдар Минчев, главный редактор журнала «Международные отношения» (Болгария): Вопросы, которые мы обсуждаем, имеют большое значение не только для самой России, но и для всего современного мира. Сегодня без России нельзя решить ни одной серьезной проблемы. Это видно на примерах и региональной, и глобальной политики. Ведущим направлением в современных международных отношениях становится вопрос о том, какие цели преследуются при принятии решений в той или иной части мира.

В теории международных отношений выдвигается проблема формулирования законов мировой политики. Как известно, ценности культуры зависят от доминирующего культурного контекста. Они зарождаются и развиваются в конкретной политической среде, которая не может не оказывать воздействия на их содержание. Это означает, что ценности не только влияют на интересы, но и интересы участвуют в формировании ценностей. По существу, интересы все более связываются с ценностями.

Глобализация как раз является процессом, связанным с попыткой подтверждения общей модели ценностей. Вопрос ценностей лежит в основе мировоззрения и развития человечества с древних времен. XIX век прошел под знаком раскрепощения, XX век - под знаком золотого тельца и борьбы идеологий. Ведущей ценностью там стало утверждение мирного сосуществования. В наши дни ценности и интересы как инструменты международной политики включают вопросы развития, обеспечения безопасности человека и человечества, проблемы истощения природных ресурсов, сохранения окружающей среды, в целом глобального управления. Наблюдая за событиями на международной арене, можно ожидать, что в XXI веке основным мотивом будут комплексные модели цивилизационных ценностей.

В силу исторических традиций и геополитического положения Россия является активным приверженцем идеи сильного государства, независимого во внешней политике, сохраняющего культурную и религиозную самобытность, нераздельность прав и обязанностей человека в обществе. Поэтому справедливость и человеколюбие, национальный суверенитет и патриотизм, стабильность и безопасность во всех ее измерениях, мирный международный порядок являются не менее значимыми для России ценностями, чем демократия, права человека и личные свободы. В то же время несовпадение ценностей России и Запада не стоит драматизировать. Это нормально, так же как несовпадение интересов, которое в теории и практике международных отношений не становится препятствием для сотрудничества, а представляет собой предмет переговоров с целью нахождения компромисса и сближения позиций.

Евросоюз находится в состоянии кризиса, которому пока не видно конца. Одна из его причин - это миграционная проблема. Выход Великобритании из ЕС серьезно изменил не только собственно ЕС, но и Европу в целом. Все социальные модели Европы оказались неконкурентоспособными. Низкое доверие к Брюсселю заставляет современных политиков искать рациональный выбор. Например, Россия предлагает большую Евразию. Получится ли это, покажет будущее развитие.

На самом деле расхождение ценностей вряд ли стоит считать главной причиной, по которой стратегия западных партнеров в отношении России не ориентирована на интегрированное сотрудничество. Экономическая и политическая взаимозависимость побуждает Запад и Россию к сотрудничеству по многим направлениям, касающимся общих интересов: от энергетики и водных ресурсов до окружающей среды. На сегодняшний день отношения с Евросоюзом имеют большое значение для внешней политики России.

Но сближение России и Евросоюза является головной болью США, для которых усиление позиций России может привести Америку к большим экономическим потерям. После окончания холодной войны и установления однополярного мира с доминирующей ролью США процессы глобализации, по существу, стали процессами распространения западной демократии и стремления утвердить их именно как универсальные ценности. Порой и сейчас это делается насильственным путем. Примеры тому - «цветные революции» и «арабская весна», войны в Югославии, Ираке, Сирии, санкции по отношению к России в связи с украинскими событиями.

Диалектика, однако, такова, что в противовес этим процессам мир стал активно искать и предоставлять сильные ценностные модели. Все отчетливее стоит вопрос о многополярном мире, сосуществовании различных ценностных моделей. То, что Россия целенаправленно стала утверждать свою оригинальную модель общечеловеческих ценностей, беспокоит адептов однополярного миропорядка и является основной причиной информационной войны против России. Вот почему образ России неразрывно связан с вопросами ценностей и установления нового миропорядка - многополярного полицентричного мира.

Россия - удивительная цивилизация, имеющая глубокие корни. Для России высшая ценность - государство, для США - свобода личности, частная собственность и права человека, обычно противопоставляемые государству. Очень важно, чтобы США не преувеличивали угрозу, исходящую от России. В эпоху глобализации образ страны становится основной ценностью. Понимание субъектами мировой политики общих ценностей и норм неотъемлемо от борьбы за свою культурную идентичность и отстаивания специфических ценностей.

Образ России и россиян для Болгарии всегда был связан с ценностями. В некотором смысле можно утверждать, что отношение к России имеет отношение к самой идентификации национальности болгар и самоидентификации болгарского государства, то есть к нашим фундаментальным ценностям. Начиная с 1920 года образ России был и остается одним из основополагающих вопросов для общественной жизни Болгарии. В отношении болгар к России доминирует идея общего славянского происхождения, близости языка, православия и, конечно, той роли, которую играла Россия для освобождения Болгарии.

Россия - часть политического мышления болгар: и государства, и каждого болгарина. Эта значимость определяет важную особенность восприятия и отношения болгар к России как на уровне политики, так и на уровне повседневной жизни. Оно является биполярным - русофильство или русофобство всегда разделяли как общество, так и политическую элиту страны. Причем баланс между ними колебался во времени в пользу то одной, то другой стороны. Оценка с этих позиций того, что происходит в болгарской семье, за последние годы показывает, что в целом имеется тенденция уменьшения внимания к России. Причиной этому, бесспорно, является сокращение связей Болгарии и России. Стремление одной части политической элиты страны оторвать Болгарию от влияния России обязательно связывается с изменением ценностной модели болгар. Уменьшение внимания к России - один из путей к достижению этой цели.

Биполярность продолжает быть характерной чертой отношения как отдельных авторов и публикаций, так и целей издания. К сожалению, она полностью негативна. Эта тенденция углубляется под влиянием общего тона антироссийской пропаганды, заданной США и в известной степени ЕС. Эта тенденция определяется и влиянием со стороны официальной политики и доминирующей политической элиты страны, которые связаны с НАТО и ЕС. На нее в информационном пространстве также влияет доминирующая роль США и некоторых держав в Европе, в том числе и многих неправительственных организаций, финансируемых этими странами. В содержательном плане основным акцентом является то, что во времена Советского Союза Болгарии был навязан коммунистический режим, он считается преступным, отделившим Болгарию от Европы. Самое главное - найти правильную базовую цивилизационную модель.

 

Армен Оганесян: Русский классик еще в XIX веке писал, что Запад хочет силой сковать единство Европы, а мы скуем ее любовью, посмотрим, что сильней. Я бы не говорил, что Россия каждый раз выдвигала в качестве главной своей ценности идею государства. Скорее, речь может идти о коллективизме, желании гармонизировать отношения в общности людей, не дробя эту общность на интересы индивидуумов. Чавдар очень любопытно сформулировал, что интересы формируют ценности, если мы говорим о СМИ.

 

Словацко-российские отношения в прошлом и будущем

Мариан Ткач, председатель «Матицы словацкой» (Словакия): Российский народ живет на большой территории и, как и другие славяне, подвергался иностранному влиянию. Самодержавная власть практически всегда была представлена иностранцами, которые зачастую принимали решения не в пользу нации. Так, нельзя было продавать Аляску за несколько тысяч долларов. Далее Россия была под влиянием большевизма. Его не выдумали россияне, а только применили. Очень важно это сказать, потому что Словакия, Европа и весь мир постоянно воспринимают россиян как большевиков. Но это не так. Большевизм привезли в Россию, как и в Словакию, с Запада. В Словакии коммунисты никогда не победили бы. Всегда на выборах в Словакии побеждали демократы, но Прага потом отменила все органы самоуправления.

Православный святой Моисей Угрин умер в 1043 году, его похоронили в Киеве. Он олицетворяет факт, что славянская цивилизация, культура шли с Дуная. Академик-славист О.Н.Трубачев воспевал эту территорию, говорил, что отсюда происходит славянская культура. Можно также вспомнить М.А.Балугьянского, ректора Санкт-Петербургского университета, Д.П.Маковицкого, врачей, предпринимателей, которые работали в России, например известная фирма «Братья Орсаг». Можно напомнить, что войска Кутузова, которые проходили через Словакию во время войны с Наполеоном, помогали Словакии в идеологической борьбе.

Хотел бы сказать и о финансовой помощи России словацкому народу, которая была очень большой - словаки без российской помощи погибли бы. Они могли издавать благодаря этой помощи свои журналы. «Национальная газета Словакии», которую издает «Матица словацкая», тогда поддерживалась из Вены российским посольством. Сегодня нас не поддерживает РФ, наоборот, мы хотим поддержать ее идеи общеславянского человеческого измерения. М.Ф.Раевский основал «Матицу», он работал в посольстве в Вене. Он был переводчиком Людовита Штура, который писал, что если Запад действительно ушел так далеко и отказался от христианства, то святая обязанность славян снова вернуть честь Христу и помочь ему в победе. Все славяне должны приблизиться к России и наполнить свои сердца храбростью.

Штур говорит о славянском единстве. Но это очень трудный вопрос, достаточно напомнить о Польше, Украине, южных славянах. Слова пророка не означают, что это должно произойти завтра, но однажды это произойдет.

Милослав Гурбан еще 100 лет назад писал в первом номере «Матице словацкой», что словаки должны изменить свой подход к науке. Он критиковал нас за заумные подходы, за то, что мы уповаем на Бога, что мы ориентируемся на англосаксонских философов. Он призывал словаков изменить философский метод. Кроме разума, надо использовать и сердце. Все, что я обозначил, хочу выразить двумя мыслями. Папа Римский подчеркнул, что Европа третьего тысячелетия ожидает от словаков больших деяний. Вилкерсон сказал, что если Бог имеет какие-то планы на Европу, то он использует этот пятимиллионный народ.

Что ожидает дальнейшее словацко-российское сотрудничество? Думаю, что содержанием такого сотрудничества должны быть открытость, честность, правда и добро. Этими четырьмя словами можно характеризовать и христианскую веру. Гурбан предлагает, а я только поддерживаю. Нам надо открывать не кошельки, а сердца. Верю, что сотрудничество между Словакией и Россией и вообще между славянскими народами, хорошими людьми в Европе и мире необходимо поддержать. И мы в «Матице словацкой» в определенном смысле эту поддержку хотим популяризировать.

 

Собирательный образ западной журналистики
с точки зрения российских коллег и общественного мнения России

Петр Федоров, директор Дирекции международных отношений ВГТРК (Россия): В России издаются больше 25 тыс. газет и 20 тыс. журналов. Подавляющее большинство из них частные или в гораздо меньшей степени состоящие в муниципальной собственности. В России вещают 2400 телевизионных каналов. Почти 80% из них - частные, 500 - зарубежные телеканалы, зарегистрированные в России. В своем деревенском доме за один евро и 20 евроцентов в месяц я могу смотреть 300 каналов, включая все развлекательные каналы, как Discovery, Disneyland, BBC World, Deutsche Wellе, и наиболее влиятельные международные информационные каналы. Все это открыто для меня и для любого россиянина. Поэтому, если кто-то хочет знать альтернативный взгляд на мировые события, имеет к этому легкий доступ.

Если у человека нет знания английского языка, то в Интернете есть два агрегатора публикаций мировых СМИ, разумеется, американских, европейских. Ежедневно переводятся главные публикации, наиболее интересные с точки зрения этих двух агрегаторов. Наберите латынью «inosmi» или «inopressa», и все это высветится. Переводятся эти статьи, невзирая на их критический настрой по отношению к Кремлю, Москве, и даже оскорбительный по отношению к Путину. Все абсолютно открыто. Думаю, что столь открытого информационного пространства сейчас нет больше нигде. И это позволяет нашим гражданам получить всю полноту картины мира, журналистской палитры.

Почему мы на это легко пошли? Потому что в свое время мы ограничивали своих граждан в доступе к другой информации. Но были популярны и «Голос Америки», и ВВС, люди все равно их слушали. Сейчас я не могу вам назвать ни одного своего знакомого, который обращался бы к этим источникам. Не нужен пересказ того, что опубликовано, передано в западных СМИ, если можно посмотреть оригинал. На моей памяти, а я в журналистике более 30 лет, не было никогда более презрительного отношения к западной журналистике, как сейчас. Потому что ложь о России, в основном англосаксонская, очевидна и противоречит тому, что люди видят вокруг себя.

Американский журналист Роберт Перри, который в 1970-х годах прославился громкими расследованиями, в 2015 году опубликовал доклад о рейсе МН17, из которого следует, что сразу после катастрофы был наготове один ответ - пророссийские повстанцы сбили лайнер ракетой, которую передали им российские военные. Версия была готова на следующий день! Чтобы этот вывод, сделанный сразу, подтвердить, подтянули нужные факты и отвергли негодящиеся. Именно поэтому не включили Россию в комиссию по расследованию. И никто не обращает внимания на отказ Украины предоставить записи диспетчеров. Вам известно, что диспетчер, которая тогда работала, бесследно пропала?

Я продолжаю отвечать за сотрудничество ВГТРК с «EuroNews», где проработал восемь лет. Я и раньше пытался показать им, как неверно они освещают российские события, позицию России на мировой арене. А сейчас им прямо говорю, что они придумали виртуальную Россию, ведут с ней виртуальную войну и одерживают в виртуальной войне виртуальную победу. К нам это не имеет никакого отношения. Тратьте свои деньги и время, тратьте свои интеллектуальные ресурсы, занимайтесь тем, чем занималась советская пропаганда на излете советской власти, которая сражалась не с реальной западной идеологией, а с той, которая была описана Марксом 150 лет назад.

Мы знаем, какой был конец советской пропаганды, что исторически их ждет то же самое, потому что они боятся увидеть правду. Почему они боятся послать своих корреспондентов в Крым? Да потому что шаблон будет сломан, потому что они привезут то, что не подойдет для публикации. Мой очень хороший друг, документалист, сказал: «Знаешь, что произошло? Нас назначили евреями XXI века». Как евреев в 1930-х годах лишали права высказать свою точку зрения, объявляли виновными заведомо во всем, как евреев тогда лишали возможности доказать свою правоту, так сейчас пытаются отнестись к России. Мы знаем, чем это закончилось для евреев тогда. Мы знаем, что не только немецкие журналисты, а журналисты оккупированных стран поддерживали этот антисемитизм, который вылился в геноцид и холокост. Промолчали, не выступили против, и, конечно, история приковала их к позорному столбу. Знаю, что те журналисты, которые сейчас пытаются из русских сделать таких же бессловесных жертв, как сделали из евреев в 1930-х годах, точно так же работают против своей совести. Это очень разрушительный момент - он не быстро скажется, но они знают, что они не правы.

Как человек, отвечающий за международные контакты, я участвую во многих встречах стран БРИКС, стран Азиатского вещательного союза, ШОС, стран, которые объединил Великий шелковый путь. И там во весь голос говорится о том, что Европа ведет себя жалко, подчиняясь этому диктату, что мы устроим иной информационный порядок, когда точка зрения каждой страны будет так же иметь право на существование, как сейчас имеют право на существование точки зрения, вырабатываемые в Брюсселе и Вашингтоне. Все остальное считается пропагандой и ересью. Евросоюз создает целые программы ведения контрпропаганды. Три доклада подготовлены в Праге, один в Польше, другие готовятся в структурах Евросоюза. Уже разрабатываются репрессивные меры против тех журналистов, которые так или иначе проявляют симпатию к российской позиции или хотя бы считают, что эта позиция верна. Россия выдержит, нам не впервой, мы выстоим. А вот эта тенденция, которая сейчас усиливается в Европе, обречена.

 

Восприятие России и россиян в западных СМИ: от любви до ненависти и... от ненависти до любви?

Ярослав Скворцов, декан факультета международной журналистики МГИМО МИД России: Осознание исторических уроков поможет нам найти правильные ответы на те вопросы, которые мы сегодня ставим. Спорт, к сожалению, стал политикой. Вспомним Олимпиаду-80 в Москве. Улетающий медвежонок, слезы на глазах у иностранных гостей и очень доброе восприятие события, которому предшествовала жесткая идеологическая борьба. В тот момент Олимпиада - этот информационный повод - показала, что страны, находящиеся по разные стороны идеологических баррикад, могут находить общий язык, общие интересы.

Еще одна Олимпиада в Сочи - Белая олимпиада в России. Мы помним, какие идеологические дискуссии велись по этому поводу. Помню историю с сочинскими собаками, когда некоторые коллеги считали, что организаторы, убрав всех бездомных собак, повели себя неправильно. Но это не соответствует действительности. Тема моего выступления - «Западные СМИ и Россия: от любви до ненависти и от ненависти до любви». История идет не по кругу, а по спирали, поднимаясь на новый виток. Информационные поводы, казалось бы далекие от идеологии и политики, становятся именно  идеологическими и политическими.

Мне кажется, что современные медиа в отношении стереотипов решают одну из трех задач. Они либо используют уже созданные стереотипы, либо создают новые, а третье - самое сложное и интересное, зачастую самое неблагодарное, но самое профессиональное - разбивают стереотипы, показывают, что в мире есть и полутона. Иногда сложившееся мнение о человеке, стране, об историческом периоде может быть ошибочным. Его нужно корректировать. Стереотипы в отношении России создавались, создаются и, видимо, будут создаваться и впредь.

Какое-то время я преподавал в Венском университете. Там мы со студентами попытались создать портрет современной России. Прошло три года. Было приятно узнать, что многие мои соотечественники стали частью европейской культуры - мои студенты это подтвердили. Получился положительный портрет русских глазами молодых австрийцев.

Также создали портрет исходя из публикаций за тот же период. В нем - опасность, непредсказуемость. Может быть, обе картины верны? И что должны делать медиа? Рисовать ту картину, которая ближе, яснее? Упрощать или давать повод для дискуссий? Событие, которое мы видим с одной точки зрения, создает одно восприятие. Когда мы смотрим на событие с другой точки зрения, то можем составить совсем другое представление. И только когда мы видим картину целиком, можно четко и ясно понимать, что происходит.

Сегодня несколько раз употреблялся термин «объективность». Глубоко убежден, что журналист не может быть объективным. Каждый из нас субъект. Мы имеем свою родину, свое образование, у нас есть свой круг друзей. Мы не можем воспринимать что-то другое, абсолютно абстрагировавшись от своей натуры. Журналист должен стремиться к тому, чтобы быть непредвзятым, он должен максимально уйти от субъективизма. Человек, как субъект, на 100% сделать этого не может, но стремиться к этому должен, чтобы картина была не искажена.

Мы касались сегодня темы истории, войны. Вот небольшой видеоряд - Вена (Шварценбергплац), Берлин (Трептов-парк), Братислава, Польша. Для русского человека эта картина не может быть незамеченной, какие бы исторические обоснования ни подводились под это. Что такое современная Европа? Не такая она большая. Как по-разному из-за культурных и исторических особенностей мы подходим к нашей общей европейской истории?

Все мы помним события 11 сентября 2001 года. Интересное заявление сделал Президент России Владимир Путин, обращаясь к Дж.Бушу-младшему. Он сказал: «Вы столкнулись с той самой угрозой, с которой Россия столкнулась несколько лет назад, и мы боремся с ней все эти годы. Эта угроза - мировой терроризм». Вскоре после этого начнется сближение Вашингтона и Москвы и станет понятно, что именно в тот момент у нас была общая опора, общий интерес, потому что у нас был общий вызов, общая угроза.

Проблема исламизации Европы. Можно принадлежать к разным конфессиям, но если подходить к этому вопросу с точки зрения ценностей цивилизации, то надо понимать, что исламизация Старого Света, Европы, - это очень серьезный вызов. Подобная проблема существует и в России, но не значит, что нужно опустить «железный занавес», не пускать людей другого вероисповедания - нет. Нужно понимать, что не только в сентябре 2001 года, но и сегодня у России и Западной Европы есть общие вызовы. У нас существуют какие-то недопонимания, которые носят межнациональный характер, но у нас нет противоречий межцивилизационных. Если мы всерьез задумаемся о том, как Западной Европе и России лучше понять друг друга, то нужно определить, в чем общность наших интересов и что общее нам угрожает. Тогда нам будет проще и понять друг друга, и быть полезными один другому.

 

Вернер Фаслабенд: Во-первых, о сказанном г-ном Федоровым - о частом вмешательстве и цензуре в западных СМИ. Важно, чтобы эти факты были документально, полно и точно подтверждены. Хотел бы отметить, что абсолютно неприемлемо, чтобы в глобальном соперничестве за идеологическое превосходство одна из сторон претендовала на моральное превосходство. Ситуация сложилась так, что европейские и американские СМИ претендуют на первенство в определении демократии и прав человека и хотят выступать судьями в отношении репортажей и комментариев о событиях в других странах. 

 Во-вторых. Текущая ситуация в Европе сложна из-за тяжелого кризиса на Ближнем Востоке и волн массовой миграции в европейские страны, которая изменила повседневную жизнь в крупных городах Европы. Население по-настоящему обеспокоено и утратило доверие к правительству. Оно тем более утратило доверие к СМИ, к тому, как они освещали события. Неудивительно, что в немецком языке появилось выражение «lugender presse» - лживые СМИ.

Что касается Австрии и Швейцарии, где я выступаю с лекциями.

 Существует большой разрыв между тем, что пишут и передают мейнстримовские газеты и ТВ, и тем, что думают обычные люди в отношении России и украинского конфликта. В Австрии большинство людей не поддерживают политику санкций Европейского союза против России, наоборот, очень сожалеют, что в результате поток туристов снизился, что экономика России страдает. Следует иметь это в виду.

Поэтому поддерживаю сказанное одним из последних докладчиков о том, что в России могли бы рассмотреть более активный подход к связям с общественностью, или, как говорят американцы, «публичной дипломатии». В США, в Государственном департаменте, существует должность представителя по связям с общественностью.

«Россия сегодня» проводит отличную работу на глобальном уровне в области международной информации, но ее следовало бы дополнить, например, скоординированными усилиями в области публичной дипломатии, выступлений и лекций российских экспертов по разным специальностям в европейских городах. Хочу порекомендовать эти меры.

 

Образ России в словацких СМИ в период с 2013 по 2016 год

Артур Бекматов, редактор журнала «Zem a vek» (Словакия): Когда мы говорим об образе России в СМИ Словакии, то словацкая общественность никогда не имела, за исключением коротких периодов, единодушного отношения к России, как это было в Польше, где отношение к России отрицательное. По сравнению с Польшей, в Словакии отношение к России положительное.

Второй момент - это борьба с пропагандой. Еще в начале 2013 года - это словосочетание не использовалось в словацких СМИ. Мы читали о том, что получил гражданство Депардье, что происходит в Челябинске, потом мы перешли к Сирии, затем в ноябре 2013 года произошло коренное изменение.

Хочу поговорить об украинском кризисе. Все СМИ взяли риторику западных и украинских СМИ. Мы не говорили о том, что радикальные демонстранты наступали на представителей Министерства внутренних дел. Только обращалось внимание, что на украинского президента оказывалось российское влияние. Таким образом, у нас начали использовать словосочетание «российская пропаганда». К сожалению, лишь три словацких СМИ могли направить своих представителей на Майдан. Мне удалось попасть туда, быть в Крыму, когда проходил референдум, и в «горячих точках». Во многих случаях это помогло мне понять некую специфику этой войны. В 2013-2014 годах Россия изображалась как страна, которая не хочет, чтобы Украина следовала своему внешнеполитическому курсу. Многие публицистические статьи были на это направлены. Россия отрицательными красками представлялась как агрессор в отношении Украины. Говорилось, что кто-то целенаправленно проводит политику дестабилизации Украины. Журналисты, о которых я говорил, пытались на месте разобраться в том, что на самом деле происходит. Однако СМИ опирались только на информацию, получаемую из западных источников. А на словацкое телевидение были наложены санкции за то, что оно не дало достаточно материалов о событиях в Крыму.

К сожалению, муссирование разговоров о «российской пропаганде» базировалось не только на публикациях украинских СМИ, существовала определенная группа активистов, политиков, журналистов, которые постоянно оперировали этим выражением, чтобы скомпрометировать российские источники. На самом деле нет конкретной информации о финансировании Россией каких-то кампаний. Напротив, один из аналитиков, Ярослав Надь, написал, что, согласно официальным данным, 100 млн. долларов идут на поддержку таких СМИ, которые ведут антироссийскую пропаганду. Миллионы долларов поступают на антироссийскую пропаганду из американского бюджета.

Россия представляется агрессивной империей, которая финансирует дестабилизацию Евросоюза, ведет пропагандистскую политику, поддерживая радикальные партии. Мы можем ставить это под сомнение только потому, что не существует никаких доказательств такой помощи. И, напротив, именно такие организации, которые занимаются антироссийской пропагандой, зачастую финансируются западными деньгами. Даже мотопробег «ночных волков» (байкеров) по Европе СМИ представляли распространением пророссийских идей агрессивной группой людей, инструментом российской пропаганды.

Угроза состоит в том, что здесь мы находимся под определенным давлением, когда ограничивается свобода слова. Поэтому основы и фундамент человеческого доверия к СМИ ослабевают. Мы подавляем тех, кто хотел бы высказать свое мнение, кто хотел видеть реальную политику. Начинается «охота на ведьм», ведется холодная война в целях закрытия определенного информационного пространства, лишаются слова авторитетные люди, которые выступают в поддержку России. Редакторы журнала «Ден» считают г-на Чарногурского врагом, других считают агентами ФСБ. Чинят препятствия рекламодателям размещать рекламу в тех изданиях, которые выступают со взвешенной позиции. Все это снижает качество дискуссий, которые ведутся в СМИ, снижает доверие. Однако зачастую получается обратный эффект. Когда мы что-то ругаем, мы провоцируем к этому интерес. Сейчас все это напоминает ситуацию, которая была вплоть до 1989 года, когда говорили о сотрудничестве с Советским Союзом и очерняли США. В данное время все наоборот. Люди тогда слушали радио «Свободная Европа», пытались сравнивать, а сегодня главные СМИ сокращают свое влияние. Русофобская кампания никогда не пойдет на пользу.

 

Гражданское общество и продвижение объективного образа России в Европе: антироссийская пропаганда и притеснение российских журналистов и СМИ

Елена Сутормина, председатель Комиссии Общественной палаты РФ по развитию общественной дипломатии и поддержке соотечественников за рубежом (Россия): К сожалению, мы вынуждены констатировать, что в современном мире участились факты политического давления на СМИ. Так, за последний год российская пресса столкнулась с сотней инцидентов агрессивного отношения к журналистам: выдворение с территорий иностранных государств, аресты, закрытие офисов наших изданий в разных странах. Можно вспомнить задержание журналистов «News-Front» в Косове, недопущение в Молдавию корреспондентов РЕН ТВ, а в Эстонию корреспондентов «Life» и НТВ (их буквально высадили из автобуса, сняли с организованного пресс-тура), закрытие отделений портала «Спутник» в Турции и Латвии, прекращение вещания российских телеканалов в прибалтийских странах.

Я уж не говорю о постоянном давлении на представителей российских СМИ, работающих на Украине. Только за последние несколько месяцев можно назвать десятки случаев незаконных действий со стороны властей по отношению к журналистам.

При этом особое удивление в данной ситуации вызывает бездействие международных общественных институтов. По каждому случаю наша комиссия обращается с соответствующими просьбами, запросами в различные международные организации. В частности, мы обращались к представителю ОБСЕ по вопросам СМИ, в Совет Европы, комиссару по правам человека, в ООН и другие структуры с просьбами дать правовую и публичную оценку подобным инцидентам. Но, к сожалению, в ответ мы получаем лишь отписки и достаточно размытые формулировки.

Также мы неоднократно на многих международных публичных мероприятиях поднимали вопрос о защите свободы слова в отдельных регионах. Но конструктивной реакции не было, при этом идут бесконечные обвинения в адрес российских журналистов. Очень часто на конференции по проблемам журналистики в ходе военных действий, которые организуются в ОБСЕ, приглашается целый фронт украинских журналистов и идет практически обучение, как противостоять российской пропаганде. Поэтому Общественная палата намерена выйти с инициативой по созданию новой международной площадки для расследования фактов давления на зарубежные СМИ. На наш взгляд, подобный институт мог бы быть создан на базе объединения БРИКС. В ближайшее время мы планируем направить соответствующие предложения в ведущие институты гражданского общества странам - участникам этого объединения.

С появлением Интернета и других средств массовых коммуникаций скорость подачи информации стала подменять ее качество. К сожалению, многие издания из-за желания быстрее выдать сенсационный, на их взгляд, материал не уделяют должного внимания оценке риска и последствий той или иной публикации. А подчас от таких материалов могут зависеть жизни конкретных людей. Так произошло в Германии, где после нескольких сюжетов по телевидению учащиеся одной из школ в буквальном смысле затравили мальчика из российской семьи. Причем до такой степени, что родители были вынуждены уехать.

Все, конечно, помнят скандальные публикации во французском еженедельнике «Charlie Hebdo» и последующие события. Эти инциденты и сотни других говорят сегодня о том, что международным объединениям и представителям прессы необходимо задуматься о создании для журналистов свода правил работы. Действующие документы были приняты более 30 лет назад. Сейчас реалии изменились и нужно разработать новые правила. Мы хотим выступить с инициативой создания нового международного документа, адаптированного под современные мировые процессы.

Ни для кого не секрет, что на протяжении нескольких лет некоторые страны в буквальном смысле пытаются переписывать историю. Они уничтожают символы разных эпох, памятники архитектуры, запрещают книги, блокируют информацию, не соответствующую официальной позиции властей. На Украине запрещают российские книги, сносят памятники освободителям Польши, в Таджикистане переименовывают улицы, можно привести много других примеров. Считаем, что одна из ключевых задач ведущих институтов гражданского общества - противостоять этой тенденции, и мы, конечно, пытаемся опираться на помощь наших соотечественников.

 Что касается образа России. Известно, что демонстрировался норвежский сериал «Оккупированные» о вторжении России. В Великобритании вышло реалити-шоу BBC «Третья мировая война - взгляд из командного пункта», где Россия вторгается в Латвию. В результате - третья мировая война и ядерный взрыв. Конечно, это не способствует позитивному образу России. А то, что средства массовой информации и общественные организации России представляют пропагандистами Кремля, не соответствует действительности. В России достаточно много оппозиционных изданий - их никто не закрывает, также действуют «Новая газета», «Коммерсантъ». Телеканал «Дождь» продолжает вещание. А за рубежом есть примеры, когда журналистов, которые сотрудничают со «Спутником», «Russia Today», предупреждают, что в дальнейшем они не смогут найти работу в других изданиях, на других телеканалах.

Хотела бы вас также проинформировать, что на базе Общественной палаты РФ создана специальная площадка «Клуб соотечественников», где мы пытаемся объединять россиян - наших соотечественников, живущих на разных территориях иностранных государств, и пытаемся через них также продвигать активный образ России. Но, к сожалению, надо отметить, что на ряд соотечественников также началось давление, их обвиняют в сотрудничестве с Кремлем.

 

Современная Россия в информационном поле Чехии: особенности интерпретации и формирования повестки

Олег Солодухин, заместитель руководителя представительства Россотрудничества в Чешской Республике (Россия): Ситуация во всех странах Европы практически одинаковая. Да, сформирован негативный консенсус политических элит и ведущих СМИ, антироссийский по своей сути. Да, печатные СМИ, ТВ, в меньшей степени радио и Интернет, ведут антироссийскую пропаганду, и с этим что-то надо делать. Что можно сделать даже в тех ограниченных условиях, в которых мы находимся? Прихожу к такому парадоксальному выводу: Россия абсолютно пассивна, она практически не ведет контрпропагандистской работы, по крайней мере страновой контрпропагандистской работы.

Да, «Russia Today», «Россия сегодня» и «Спутник» вещают на зарубеж. Но нет того, что было в Советском Союзе, когда был АПН, когда велась конкретная работа в конкретных странах, адаптированная конкретно к стране, ее проблемам, нуждам и потребностям СМИ, находящихся в этой стране. Это четкая проблема, потому что на самом деле потребность в информации из России, из первых рук, в этих странах очень велика. Более того, даже условно враждебные СМИ вполне охотно берут интервью или размещают в пересказе интервью с людьми, которые явно не соответствуют их позиции.

Простой пример из моей практики. К нам приезжал Николай Стариков, замечательный публицист, историк, политический деятель. Он за один день в Праге дал семь интервью. Все они были опубликованы, даже на первых полосах газет. Я проверял - интервью вышли без искажений. Да, были острые вопросы, на которые он блестяще отвечал. Приезжал тот же Игорь Минтусов, устраивалась пресс-конференция, пришли 15-16 представителей СМИ, и все материалы были опубликованы. Если есть возможность посылать наших представителей, которые могли бы озвучивать российскую точку зрения, это надо делать. Уверен в этом, по крайней мере за постсоциалистическую Европу. Я наблюдал: даже в Польше это работает.

Преследования наших журналистов.

Так, двух корреспондентов «России сегодня» и «Российской газеты» лишили аккредитации при МИД. У нас налажена нормальная работа с Союзом журналистов Чехии. Мы эту историю превратили в фарс, потому что в течение недели вышло 167 материалов чешских СМИ в защиту российских журналистов. Это для Чехии большая цифра.

Потребность в тех ценностях, которые проповедует Россия, действительно существует. Этот блок консервативных ценностей - семья, патриотизм, любовь к ближнему, христианство - в самом деле востребован в Европе. Могу назвать еще одного европейского общественного деятеля, который выступает с этих же позиций, - Президента Чехии Милоша Земана. Консервативные ценности - это потребность всех социальных слоев, социальных групп, многих НПО, для кого и Россия, и Путин являются культовыми. Отсюда появление тенденции, которую словацкий коллега назвал «альтернативной медиа». В основном это интернет-сайты, где ведется пророссийская пропаганда. В Чехии нам удалось этого добиться. Они берут информацию из российских источников и переводят на чешский язык. 20% чехов доверяют этим источникам, 24% скорее доверяют, 40% опрошенных граждан Чехии считают, что США виновны в кризисе на Украине или, по крайней мере, что США и Россия поровну несут ответственность за ситуацию на Украине. Главное, надо эффективно и грамотно это подавать. А таких грамотных механизмов и предложений мало. Более того, случаются и политические казусы. Например, группа чешских коллег сделала титры на чешском языке к фильмам «Крым - путь домой» и «Президент», выложили на «YouTube», однако через три дня эти публикации были закрыты, потому что производители указали на нарушения авторских прав.

Медиальное образование и воспитание.

В Чехии эту тему перехватили, потому что в чешских школах реализуется проект, как отличить информацию от дезинформации на примере российской пропаганды. У меня главное ощущение как человека, работающего на этой земле, - пассивность России в продвижении своей информации, своих новостей, подходов и взглядов. На самом деле делается очень мало. Посольство России в Чехии присутствует в «Facebook» на русском и английском языках. На все мои запросы - а нельзя ли сделать на чешском - мне отвечают, что на это нет сил и возможностей. Это бессмыслица - в стране пребывания без национального языка. Наш Российский дом культуры представлен в «Facebook» на чешском языке.

Имидж России в словацких СМИ и его
влияние на общественную дискуссию

Станислав Слабейциус, бывший главный редактор журнала «Вместе» Союза русских в Словакии (Словакия): Если проанализировать, например, чешскую статью о российской пропаганде, независимо от самого контента, можно отметить, что все до одного источники, используемые авторами, - украинские. Натовский руководитель, говоря о распространении российской пропаганды, например, открыто угрожает Сербии, считая, что Сербия создает опасность для НАТО, потому что находится под влиянием России. Мартин Шлосс говорит о том, что мы живем в предвоенное время. Мир стоит на краю экономической, политической и экологической катастроф. В мире идет война глобалистов против национальных государств. Мы также отказываемся от духовных ценностей.

Как мы воспринимаем Россию? Всегда Россия была интеллектуальным, культурным и духовным государством на европейском пространстве. Вся глобальная политика в последнее время в Словакии связана с более широким глобальным геополитическим контекстом, где Россия имеет свое место. Кто пытается уменьшить роль России в нашей истории? Он или не знает истории, или является пропагандистом. Россия присутствовала при становлении таких великих людей, как Людовит Штур, Ян Ковар.

Трактат Штура «Славянство и мир будущего» мы несколько раз упоминали. Действительно, очень точно и зримо он описывает то, что происходит сейчас в Европе. Данную книгу Штура мы не можем найти на прилавках наших магазинов. Много говорится об этом, а прочитать ее невозможно. Наверняка Штур не одобрил бы действия многих наших деятелей.

Ситуация в Словакии чревата большой опасностью. Иногда пропаганда против России не является успешной, а если мы вспомним об интеллекте, образованности, историческом опыте нашего народа, то такая пропаганда вообще не должна иметь место. Впрочем, сегодняшняя ситуация не такая уж особенная. И перед Первой мировой войной Россию представляли, как исчадие ада. Для нас Россия была единственной свободной страной. Почему мы 200 лет не вспоминали слова Штура, который не отделял христианство от славянского народа. Для него это были взаимодополняющие друг друга категории. А что сегодня происходит с христианством? Христианство для Штура не было каким-то эфемерным понятием, для него оно было источником эстетического метафизического размышления. Штур действительно был пророком, объяснив, как он понимает связь славянства с христианством: православная церковь является матерью всех славянских народов.

Поэтому мы должны перед наступающей волной защитить свои корни, и на этом поле нас ожидает большая борьба. Идеологическое размежевание между мейнстримом и веб-публикациями - это поле боя. Мейнстрим сегодня - это фашизация общества, но существует и демократическое направление - это равноценный свободный диалог на интеллектуальные темы.

Мы вспоминаем слова Путина, что русофобия направлена на психо-интеллектуальное уничтожение исторической памяти. Это касается не только России, но и Словакии, потому что мы тоже боремся с такими же пропагандистами. Данные медийные стереотипы находятся вне рамок времени. Перед Первой мировой войной Словакия была под влиянием венгерского шовинизма. Слова Штура сегодня очень актуальны, потому что наши страны - христианские. Психологическое давление на словаков ведется давно, решающая роль принадлежала Габсбургам. Они целенаправленно уничтожали Святоштефанскую корону, сжигали словацкие замки. Все это было в XVII веке. Религиозная символика представляла угрозу для Габсбургов. Во многих костелах Словакии происходили погромы. Все имеет свой смысл. Как и до Первой мировой войны, сейчас расширяется антироссийская пропаганда. Того, кто проповедует панславянские идеи, могут посадить в тюрьму. Если мы будем отрицать российское присутствие, то это не увенчается успехом.

 

Армен Оганесян: Было бы примитивным утверждать, что есть какой-то единый центр, координирующий антироссийскую пропаганду. Хотя центры разработки стереотипов существовали еще во времена холодной войны и сейчас существуют. Есть специалисты, которые их разрабатывают. Звучало слово «цензура». Такой цензуры нет в Европе. Роль цензуры играют редакционная политика и мейнстрим. Потому что если ты в него не попадаешь, то выпадаешь из такой накатанной колеи. Не нужно даже никаких формальных звонков или специальных переговоров. Обратите внимание, в Брюсселе и США было принято решение - это же такое целевое, направленное решение - усилить противодействие российской пропаганде. В Польше строятся соответствующие центры, радиостанции и прочее. Не только инструменты информации, но и определенная идеология. Эта идеология там прописана, и нам надо противодействовать. Заметьте, не информировать, а давать объективную картину.

Что касается Украины и крымских событий, каждый свободен интерпретировать, как он хочет, но не журналист. Он не имеет права интерпретировать такие события, как он хочет. Но если мы обратимся к тому, как СМИ подавали эти очень сложные события, то предвзятость очевидна. Причем там виноваты не только журналисты, они слушают то, что говорят политики.

Насчет Крыма известный политический деятель в Парламенте Великобритании Малколм Ривкин - он вообще хорошо к России относится - говорит, что надо было просто согласовать референдум где-то в международных организациях, надо было подождать пока стабилизируется ситуация на Украине. Но если бы он почитал, что писали экстремисты, что они затопят Крым кровью, мы бы с вами, если бы не было референдума и воссоединения с Россией, имели там такую кровавую баню, по сравнению с которой и Донбасс, и Косово показались бы нам бледным слепком, бледным отражением, учитывая сколько было вооружений в Севастополе на тот момент. Надо было идти либо по каким-то таким юридическим нормам, которых на самом деле нет, потому что Конституция была нарушена Украиной. Референдум прописан как право граждан Украины выражать свою волю. И надо выбирать между кровавой баней десятков тысяч людей или надо было слушать, как России следовало бы поступить.

На самом деле Европа должна была сказать спасибо России за то, что мы спасли этот удивительный край от ужаса, который там мог произойти. Но тогда возникает вопрос об ответственности журналиста. Он должен сначала разобраться, а потом говорить. Одни бы считали так, а другие этак. Одни бы говорили, что русские плохо поступили с Крымом, но была одна мейнстримовская линия. Это какая-то односторонняя ситуация, которая не должна иметь место в журналистике. Г-н Федоров сказал, сколько в России существует каналов и сколько разных мнений. Если послушать «Эхо Москвы», «Серебряный дождь», там критикуют правительство, в том числе за политику в отношении Запада, и внешнюю политику критикуют. Но нет однообразия. Есть разные краски, и каждый выбирает тот канал и ту информационную нишу, какую он хочет. Где это есть в Европе? Этого не видно в отношении России.

Благодарю всех участников, и давайте поприветствуем друг друга аплодисментами. Хочу предложить слово нашему уважаемому партнеру и спонсору.

Ленка Еримяшева, главный редактор журнала «Экстраплюс» (Словакия): Многое было сказано, выступали профессионалы. На 90% с тем, что здесь прозвучало, можно только согласиться и поставить свою подпись. Хочу поблагодарить своих партнеров за возможность быть их партнером и за то, что мы начали сотрудничество, которое будет продолжаться и в будущем. Всегда для вас открыты двери, и большое спасибо участникам за хорошие информационные выступления, за то, что они познакомили нас со многими новыми интересными фактами. Хотелось бы, чтобы, уйдя отсюда, мы оставили веру и надежду, что СМИ в конце концов начнут информировать объективно и правдиво, чтобы правильно выполнить свои задачи, а в политику не надо вмешиваться.

Отправить статью по почте