Роль Израиля в политике США на Ближнем Востоке в президентство Барака Обамы


Ближний Восток находится в числе стратегических приоритетов внешней политики Соединенных Штатов в силу экономических, политических, военно-стратегических, демографических и энергетических факторов. Главным партнером и форпостом США в столь важном регионе уже долгие годы является Израиль.

Особые американо-израильские отношения, которые опираются на общие интересы и ценности, вынуждают Вашингтон принимать во внимание позицию Израиля при выстраивании ближневосточного вектора своей внешней политики.

Среди ключевых факторов, оказывающих влияние на формирование региональной политики США, необходимо выделить сотрудничество в военно-технической, экономической и энергетической сферах, ядерную программу Ирана, палестино-израильское урегулирование, «арабскую весну» 2011 года, сирийский кризис и борьбу с международным терроризмом.

Военно-техническое сотрудничество (ВТС) - одно из главных направлений ближневосточной политики Соединенных Штатов. Согласно данным Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), США занимают первое место в мире по продаже вооружений - 33% от общего объема экспорта вооружений. Страны Ближнего Востока являются одними из крупнейших импортеров американского оружия1.

Согласно статистике 2015, года самыми крупными покупателями оружия традиционно остаются страны Персидского залива - Саудовская Аравия (9,7% от всего американского экспорта) и Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) (9,1%). Третье место по импорту вооружения из США заняла Турция - 6,6%2.

Несмотря на то что Вашингтон продает вооружение в соседние недружественные Израилю страны региона, это не оказывает влияния на американо-израильские отношения. Во-первых, Тель-Авив получает такое же вооружение, как и соседние страны. Во-вторых, особые союзнические отношения с США обеспечивают Израилю качественное военное превосходство над странами региона3. Он также является главным получателем американской финансовой помощи на военные нужды. Ежегодная американская военная помощь Израилю составляет 20% всего израильского военного бюджета. В 2016 финансовом году сумма американской помощи Израилю составляет около 53% всей военной помощи зарубежным государствам по всему миру. По договору сроком на десять лет (10-Year Military Aid Agreement), военная финансовая помощь Израилю к 2018 году составит 3,1 млрд. долларов. При этом, в отличие от других стран, получающих американскую помощь, Тель-Авив может тратить примерно 26,3% средств на собственные военные программы4.

Согласно закону о стратегическом партнерстве (United States-Israel Strategic Partnership Act of 2014)5, стоимость вооружений, которые Соединенные Штаты могут передать Израилю в случае военных действий в регионе, составляет 1,8 млрд. долларов. Кроме того, на территории Израиля находятся стратегические запасы оружия США, которые по решению Конгресса были увеличены в денежном выражении до 1,2 млрд. долларов6. В случае возникновения необходимости с разрешения Вашингтона Тель-Авив может использовать и это вооружение.

Вместе с тем США оставили за собой право контролировать выбор партнеров Израиля в сфере военно-технического сотрудничества и могут налагать вето на продажу Тель-Авивом оружия третьей стороне, что нередко приводит к расторжению сделок. В итоге Израилю пришлось отказаться от сотрудничества с Францией, Россией, Индией и Китаем, что, безусловно, нанесло ущерб государственному бюджету страны7.

При выстраивании военно-технического сотрудничества со странами Ближнего Востока Соединенные Штаты вынуждены учитывать многолетнее арабо-израильское противостояние и сохранять существующий баланс сил. В частности, администрация Обамы заключила контракт стоимостью в 30 млрд. долларов на поставку 84 истребителей F-15 Саудовской Аравии, которые могли бы стать сдерживающим фактором для Ирана. Однако по договоренности с Тель-Авивом эти истребители не оснащены системами управления огнем на дальние дистанции, которые могли бы представлять угрозу для Израиля8. Кроме того, нередко Тель-Авив устанавливает на американское вооружение собственное оборудование, тем самым совершенствуя его. Например, на американские F-15 размещается израильская «ближневосточная авионика», а в современной модификации самолета F-16 используются более 600 различных израильских усовершенствований и разработок.

Учитывая арабо-израильскую напряженность в целом, США всячески поощряют уже существующие партнерские отношения Израиля с Египтом и Иорданией, сложившиеся на основе мирных договоров 1979 и 1994 годов. Каир и Амман занимают второе и третье места после Тель-Авива по объемам получаемой американской военной помощи. В 2015 году военное финансирование составило 1,3 млрд. долларов для Египта и 300 млн. долларов для Иордании9. Тем самым США стараются восполнить то, что эти страны перестали получать от арабских государств после установления мира с Израилем.

Вашингтон также заинтересован в укреплении экономического сотрудничества со странами Ближнего Востока для достижения развития, мира и стабильности. В 2014 году Ближневосточный регион занял шестое место в списке крупнейших американских торговых партнеров с товарооборотом в 158,9 млрд. долларов. В том же году экспорт США в ближневосточные страны составил 4,4% от всего американского экспорта, а импорт - 3,7%. Самым крупным региональным экспортером в США стала Саудовская Аравия (53,5% от всего регионального экспорта), а самым крупным импортером - ОАЭ (34,7% от всего регионального импорта). Без учета экспорта углеводородов ближневосточные страны поставляют в США удобрения, готовую одежду, трикотаж и аксессуары, алюминий и готовые изделия из него, натуральный жемчуг, драгоценные камни и металлы, медь, пластик и изделия из него, изделия из железа и стали. Однако основной статьей торговли с регионом остается нефть и нефтепродукты. Так, в 2014 году общая стоимость экспорта в США (87,8 млрд. долл.) превысила общую стоимость импорта (71,1 млрд. долл.). Но если исключить экспорт углеводородов, то импорт стран Ближнего Востока из США в 6,4 раза больше стоимости экспорта. Регион закупает американские самолеты, транспортные средства, комплектующие, промышленное оборудование и компьютеры, электротехническое оборудование, звуковую и телевизионную аппаратуру10.

Экономическое сотрудничество Вашингтона со странами региона не препятствует американо-израильским отношениям - США и Израиль осуществляют широкое сотрудничество в сфере экономики. Тель-Авив занимает 25-е место в списке самых крупных торговых партнеров Вашингтона и второе место среди стран Ближнего Востока, уступая первенство Саудовской Аравии, находящейся на десятом месте в общем списке американских экономических партнеров11. В 2015 году товарооборот США с Израилем составил 38 млрд. долларов12. Соединенные Штаты, в свою очередь, считаются самым крупным торговым партнером Израиля.

Двигателем израильской экономики и одной из наиболее важных областей американо-израильского сотрудничества является сектор высоких технологий. Для содействия взаимовыгодной деятельности между высокотехнологичными компаниями США и Израиля в 1977 году был создан двусторонний Фонд по промышленным исследованиям и развитию (BIRD Foundation). Организация берет на себя 50% расходов по любому совместному американо-израильскому проекту. Согласно оценкам фонда, 55% всех проектов, в которых он принимает участие, завершаются выпуском в продажу готового продукта.

Вашингтон также уделяет большое внимание поддержке Египта и Иордании. С 1987 года средняя сумма ежегодной американской финансовой помощи Египту составляла 1,3 млрд. долларов. В 2016 году военная и экономическая помощь Египту составляет около 1,5 млрд. долларов13. 3 февраля 2015 года администрация Б.Обамы и иорданское правительство подписали трехлетний Меморандум о взаимопонимании (Memorandum of understanding (MOU))14, в котором Соединенные Штаты обязываются предоставлять Хашимитскому королевству 1 млрд. долларов ежегодно в рамках американской помощи.

Сразу после «арабской весны» администрация США активизировала действия по укреплению экономических связей с теми странами региона, которые готовы к проведению реформ и либерализации в сфере торговли. В связи с этим в 2011 году Б.Обама выступил с инициативой «Торгового и инвестиционного партнерства» («Trade and Investment Partnership Initiative»), направленной на поддержку торговли внутри региона и обеспечение широкими экономическими возможностями стран Ближнего Востока, прежде всего Иордании и Египта15.

Между США, Израилем, Иорданией и Египтом уже установлено многостороннее сотрудничество. В египетско-израильских и иордано-израильских промышленных зонах производятся не облагаемые налогом товары для американского рынка. Промышленные зоны позволяют осуществлять обмен сырьем, рабочей силой, технологиями и продукцией и способствуют не только обогащению стран за счет экспорта, но и укреплению отношений внутри региона. Четыре страны взаимодействуют в рамках двух- и многосторонних соглашений, и это снижает уровень региональной напряженности.

Учитывая, что на Ближнем Востоке находится две трети мировых запасов углеводородов и этот регион занимает второе место после Канады в списке основных поставщиков нефти в США, энергетический фактор оказывает большое влияние на выстраивание ближневосточной политики Вашингтона. Импорт нефти из стран региона составляет большую часть общего объема американского импорта. С 2012 года и до сегодняшнего дня Саудовская Аравия остается второй по значимости страной - экспортером нефти в США, обеспечивая приблизительно 1,06 млн. баррелей в день16.

Американский импорт нефти из стран Персидского залива в последние годы не оказывал значительного влияния на взаимоотношения США и Израиля. Это можно объяснить прагматизмом позиций сторон. Кроме того, Израиль сам не дает полной информации о странах - экспортерах нефтепродуктов. Так, в отчетах Центрального статистического бюро Израиля приводятся данные обо всех закупаемых энергоносителях - от угля и газа до торфа и солярки, однако о странах-поставщиках - нет. По официальным данным Министерства национальной инфраструктуры, энергетики и водоснабжения, Тель-Авив импортирует нефть и нефтепродукты из Азербайджана через нефтепровод Баку - Тбилиси - Джейхан (БТД)17. Однако доля азербайджанской нефти от общего израильского импорта составляет лишь около 40%. Из официальных израильских отчетов исключена информация о том, что Израиль также закупает нефть у России и Казахстана, а в 2015-2016 годах Израиль получает большие объемы нефти из Иракского Курдистана18. Причина такой непрозрачности информации может крыться в том, что часть нефти экспортируется из тех нефтедобывающих стран, которые не хотят афишировать свои связи с Израилем. Не исключено, что в числе поставщиков находятся и арабские страны Ближнего Востока.

Другим не менее важным фактором, влияющим на обстановку в регионе, является израильский газ. В связи с обнаружением и разработками нескольких крупных месторождений природного газа Израиль стал поставщиком газа в соседние Иорданию и Египет и имеет планы на экспорт газа в Европу. Не без помощи США в сентябре 2014 года Израиль и Иордания подписали протокол о намерениях по поставкам газа на сумму 12 млрд. долларов в течение 15 лет19. Ранее, в 2014 году Израиль также достиг другого 15-летнего соглашения на сумму в 500 млн. долларов на поставку газа двум иорданским компаниям20. В том же, 2014 году израильско-американский консорциум «Noble Energy» договорился о поставке в Египет в течение трех лет не менее 5 млрд. куб. метров газа на общую сумму в 2,5 млрд. долларов21.

Кроме того, Израиль и Египет проводят переговоры о транспортировке израильского газа в Европу через египетскую территорию - порт Думьят (Damietta) и прибрежный город Идку (Idku). Общая стоимость контракта оценивается в 60 млрд. долларов, объем газа составит приблизительно 180 млрд. куб. метров22.

Значительное влияние на ближневосточную политику в президентство Б.Обамы оказывал фактор иранской ядерной программы (ИЯП), урегулирование которой было обозначено в числе приоритетов американской администрации. Б.Обама изначально был нацелен на решение проблемы ИЯП дипломатическим путем, без применения военные мер. В Белом доме были убеждены, что именно санкции подтолкнут Иран согласиться с западными условиями. На фоне жесткой антиизраильской риторики иранского Президента Махмуда Ахмадинежада Израиль настаивал на использовании более твердых мер, неоднократно подчеркивая, что готов самостоятельно нанести военный удар по иранским ядерным установкам.

Противоречия между Вашингтоном и Тель-Авивом усилились в 2013 году с приходом к власти в Иране умеренного реформатора Хасана Рухани. Взгляды нового иранского президента совпадали с позицией Б.Обамы по поиску решения разногласий за столом переговоров. Это внесло еще больший раскол в американо-израильские отношения, поскольку Тель-Авив был убежден в том, что никакие уступки по ИЯП и облегчение санкций недопустимы.

«Похолодание» между США и Израилем усилил визит Б.Не-таньяху в Вашингтон 3 марта 2015 года. Конгресс, контролируемый республиканцами, без консультаций с демократической администрацией Б.Обамы пригласил израильского премьера выступить на совместной сессии Конгресса. Тем самым Республиканская партия, где большинство - сторонники израильского премьера, намеревалась продемонстрировать свою поддержку Израилю и несостоятельность политики демократов. Премьер-министр Израиля, в свою очередь, поехал в США заручиться поддержкой Конгресса, без одобрения которого Соединенные Штаты не могут снять санкции с Ирана. Демонстративный визит израильского премьера был воспринят в Белом доме с раздражением23.

После заключения долгожданной сделки с Тегераном Белый дом попытался убедить республиканцев и Израиль в готовности США защищать своего союзника на Ближнем Востоке. Однако Тель-Авив остался непреклонен, заявляя, что сделка с ИРИ не предотвратит создания Ираном ядерного оружия. Ограничения лишь на год продлят количество времени, которое потребуется Ирану для создания материала для одной ядерной бомбы (до подписания соглашения это время составляло два-три месяца). Кроме того, спустя восемь лет после достижения договоренностей Иран все-таки сможет вести исследования в области продвинутых центрифуг, а спустя 15 лет - вернуться к производству ядерного горючего в необходимых для него количествах. Более того, Тегеран добился права на снятие с него через пять-восемь лет эмбарго на импорт и экспорт обычных вооружений и баллистических ракет. При этом оружейное эмбарго не скажется на поставке Ирану российских систем ПВО С-300.

Вдобавок ко всему Венское соглашение дает Ирану возможность выйти из международной изоляции и улучшить свое экономическое положение после снятия санкций, что вызывает серьезное беспокойство Израиля. Сам Б.Обама признал, что Тегеран намерен финансировать деятельность, направленную на защиту его интересов в регионе, в том числе усиление группировки «Хезболла» в Ливане, действующей против Израиля24.

Таким образом, политика США по отношению к Ирану стала одним из камней преткновения в американо-израильских отношениях. В то же самое время она способствовала установлению диалога между давними противниками - Саудовской Аравией и Израилем. Так, в одной из дипломатических депеш 2009 года сообщалось, что Тель-Авив поддерживает секретные контакты с Эр-Риядом через различные каналы25. Позже, в 2015 году, на конференции в Совете по международным отношениям (Council on Foreign Relations) в Вашингтоне представители Израиля и Саудовской Аравии признали, что контакты между их государствами существуют давно и за последние 17 месяцев состоялось пять секретных встреч в Индии, Италии и Чехии, на которых обсуждались региональные проблемы и координация противодействия иранской угрозе, а также терроризму26. На Мюнхенской конференции по безопасности в 2016 году произошло историческое рукопожатие между израильским министром обороны Моше Яалоном и саудовским принцем Турки ибн Фейсал Аль-Саудом, в прошлом возглавлявшим разведку своей страны.

Итогом все более тесного сотрудничества Израиля и стран Персидского залива стало решение Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) в марте 2016 года объявить ливанскую группировку «Хезболла» террористической организацией, поддержанное в итоге и Лигой арабских государств (ЛАГ).

Другой не менее важной проблемой, которая стала приоритетом ближневосточной политики Б.Обамы, является палестино-израильский конфликт, так как именно его урегулирование может послужить толчком к разрешению противоречий Израиля с Сирией и Турцией, а также установлению отношений со странами Персидского залива, поддерживающими палестинцев.

С самого начала глава Белого дома был намерен добиться решения палестинской проблемы на основе сосуществования двух государств - израильского и палестинского. Одним из ключевых факторов в мирном процессе, на который был сделан упор, стал вопрос израильских поселений на Западном берегу реки Иордан (ЗБРИ) и в Восточном Иерусалиме. Американская администрация выступила против строительства поселений. Затронутая Б.Обамой тема не нашла поддержки у консервативного премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху.

Согласившись на инициативу Б.Обамы заново запустить мирный процесс, премьер-министр Израиля поставил условия, которые заведомо снизили шансы на успех урегулирования: демилитаризацию Палестинского государства и признание Израиля государством еврейского народа. Таким образом, возможность возвращения палестинских беженцев на территорию Израиля была отвергнута. Нетаньяху также заявил об отказе от раздела Иерусалима с палестинцами и намерении продолжить строительство в границах уже существующих еврейских поселений27.

Программная речь Б.Обамы о политике США на Ближнем Востоке 19 мая 2011 года также выявила противоречия в позициях американского и израильского лидеров. Тель-Авив не был готов принять президентский план урегулирования, который предлагал отступление Израиля к границам 1967 года, прекращение строительства поселений на ЗБРИ, делегитимизацию поселенческой деятельности и провозглашение Иерусалима столицей двух государств28.

В июне 2013 года благодаря усилиям США между Израилем и Палестинской автономией (ПА) удалось возобновить прямые переговоры. При поддержке США стороны провели четыре раунда прямых переговоров, но видимых результатов достичь не удалось. Объединение палестинских группировок ФАТХ на ЗБРИ и ХАМАС в секторе Газа и их решение о создании коалиционного правительства в 2014 году усугубили ситуацию - Израиль отказался от очередного раунда переговоров вопреки планам Вашингтона.

В октябре 2014 года американский госсекретарь выдвинул новую инициативу по возобновлению мирного процесса, которая предусматривала «замораживание» односторонних действий палестинцев в СБ ООН, направленных на признание их государства, и переговоры о создании такового в границах 1967 года. Этот план снова не встретил поддержки со стороны израильского руководства.

В 2015 году отношения США и Израиля обостряются из-за резкой предвыборной риторики Нетаньяху, который выступил против создания Палестинского государства29. Позже его позиция несколько смягчилась, но тем не менее он не изменил своих взглядов. В связи с этим Белый дом даже заявил о возможном пересмотре американской политики защиты Израиля от международного давления в ООН30.

В 2015 году госсекретарь Джон Керри, используя «челночную дипломатию», несколько раз встречался с главой ПА Махмудом Аббасом и израильским премьером Биньямином Нетаньяху с целью возобновить мирный процесс. После победы на выборах в 2015 году Нетаньяху заявлял о готовности вернуться к мирным переговорам с Палестиной без предварительных условий, но дальше заявлений вопрос так и не продвинулся.

Таким образом, многочисленные инициативы и усилия США не смогли сдвинуть мирный процесс с мертвой точки, а бескомпромиссная позиция израильского премьера стала преградой для реализации планов Б.Обамы по ближневосточному урегулированию.

«Арабская весна» 2011 года и последовавшие за ней политические потрясения оказали непосредственное влияние как на ближневосточный вектор внешней политики США, так и на отношения между Вашингтоном и Тель-Авивом.

С одной стороны, попытки арабского населения преодолеть общую отсталость и установить демократию и личную свободу нашли поддержку со стороны США и Израиля. С другой стороны, тревогу вызывало появление и укрепление политического ислама, что грозило усилением антиамериканских и антиизраильских настроений. Кроме того, возникли реальные опасения, что «арабская весна» может спровоцировать рост палестино-израильской напряженности. Однако революции в регионе не оказали существенного влияния на палестино-израильские отношения, а даже наоборот - палестинский вопрос отошел на задний план, фокус сместился в сторону проблем в Ливии, Ираке и Сирии.

Израиль был обеспокоен тем, что в регионе появятся новые конфликты, разрушатся старые коалиции и создадутся новые, возможно антиизраильские, и усилится угроза терроризма. Существующие режимы, какие бы они ни были, сохраняли «холодный мир» в отношениях с Израилем, исламисты же, стремящиеся к власти, пропагандировали эскалацию напряженности.

В результате революций в Ливии, Тунисе и Египте произошло свержение старых режимов, в Сирии «арабская весна» переросла в гражданскую войну, которая продолжается до сих пор. Многие ближневосточные государства, в том числе Иордания и страны Персидского залива, развернули программы реформ, не дожидаясь государственных переворотов. Помощь в осуществлении реформ им стали оказывать США.

С начала революций администрация Б.Обамы встала перед выбором - поддержать демократические движения, следуя обещаниям нового президента, или обеспечить геостратегические интересы США, которые были связаны с действующими правителями, в частности Египта и Туниса. Вашингтон выбрал первый вариант, что привело к потере ближайших американских партнеров и союзников в регионе - Хосни Мубарака в Египте, Бен Али в Тунисе и Абдаллы Салеха в Йемене31.

Содействие мятежникам спровоцировало критику в адрес США со стороны главных американских союзников в регионе - Саудовской Аравии и Израиля. Особую озабоченность вызвала та легкость, с которой США отказались от поддержки своего самого верного и надежного союзника на Ближнем Востоке - Египта.

Последствием революций, как и ожидалось в Израиле, стал приход к власти исламистов и появление радикальных террористических группировок. Обеспокоенность США вызвало обострение египетско-израильских отношений вследствие прихода к власти в Египте сторонника «Братьев-мусульман» Мухаммеда Мурси. Новый египетский президент взял курс на налаживание отношений с правящей в секторе Газа группировкой ХАМАС, а его соратники выдвинули требование о пересмотре мирного договора с Израилем. Правление М.Мурси привело к ухудшению отношений Египта как с США, так и с Израилем, и поэтому приход к власти в 2014 году бывшего министра обороны Египта и противника исламистов Абдул-Фаттаха Ас-Сиси поддержали и в Вашингтоне, и в Тель-Авиве. Белый дом начал выстраивать тесное взаимодействие с Ас-Сиси с целью «дальнейшего продвижения стратегического партнерства» между двумя странами32.

Тем не менее последствия «арабской весны» в Египте дают о себе знать до сих пор - на Синайском полуострове появилась группировка «Ансар Бейт аль-Макдис», присягнувшая на верность террористической организации ДАИШ (арабское название террористической организации «Исламское государство»), и уже не раз обстреливавшая территорию Израиля.

В Ливии «арабская весна» переросла в гражданскую войну и последующую за ней гуманитарную интервенцию стран - членов НАТО. Вовлечение в военную операцию противоречило политическим установкам Б.Обамы, но уклониться от вызова означало бы полное крушение ближневосточной политики США и утрату американских позиций в регионе. Израиль не вмешивался в конфликт, оставаясь сторонним наблюдателем происходящего. В целом Тель-Авив рассматривал гражданскую войну и западную интервенцию в Ливии с тревогой. Многие воспринимали западное вмешательство как доказательство международного лицемерия, когда мировое сообщество осуждает Израиль за авиаудары по арабам, а НАТО нет. Другие же утверждали, что интервенция - это пример наивности Запада, так как арабы не расположены к демократии, а западное вмешательство может привести лишь к другому виду автократического режима33. С ливийским режимом М.Каддафи у Тель-Авива не было особых проблем, но после его смерти в стране воцарился хаос и его место заняли представители радикальных исламистских организаций, в том числе ДАИШ, что играет не на пользу Израиля.

На фоне усиления радикализации на Ближнем Востоке США были вынуждены выстраивать свою политику с учетом появления новых вызовов и угроз, а Израиль, в свою очередь, усилил меры безопасности государства, в том числе посредством закупок американского вооружения.

Не менее важным фактором, оказывающим влияние на политику США в регионе, является сирийский кризис, причиной которого стала «арабская весна» 2011 года и последующий за ней военно-политический кризис. Стоит отметить, что в отличие от Туниса и Египта, где смена правящих режимов произошла в результате внутренних факторов, в Сирии, как и в Ливии, кризис был спровоцирован внешним фактором - поддержкой оппозиционных сил извне34. Западные страны, в том числе и США, объясняли свою помощь сирийским повстанцам поддержкой демократии и равенства. Кроме того, жесткую антиасадовскую позицию заняли ближайшие союзники Вашингтона в арабских странах, прежде всего в монархиях Персидского залива.

На протяжении нескольких лет сирийской войны Вашингтон старался избегать вовлеченности в конфликт, лишь оказывая поддержку так называемой умеренной оппозиции35. Это вызывало критику у союзников США в регионе - арабских монархий, Израиля и Турции, которые упрекали администрацию Б.Обамы в непоследовательности и утрате лидерства, а также в отсутствии четкой стратегии.

С появлением в регионе террористической группировки ДАИШ в 2014 году и активным захватом территорий в Ираке и Сирии Соединенные Штаты создали коалицию и начали военно-воздушную операцию против ДАИШ в Ираке, а затем без официального разрешения СБ ООН и в Сирии. Учитывая непосредственное участие США в сирийском конфликте, Вашингтон нацелен на поиск решения этого кризиса, и чем скорее, тем лучше. При этом Соединенные Штаты и их ближневосточные партнеры изначально настаивали на уходе сирийского президента и его соратников, рассматривая их в качестве главной причины кризиса36.

Несмотря на то что с 2011 года Израиль официально занял нейтральную позицию в отношении гражданской войны в Сирии, де-факто Тель-Авиву выгодна борьба в регионе - арабы воюют между собой, мировое сообщество занято войной с ДАИШ, никто не вспоминает об Израиле и палестино-израильском конфликте37. Нестабильность в Сирии также позволяет не возвращаться к сирийско-израильским переговорам относительно спорной территории Голанских высот, где долгие годы сохраняется статус-кво.

Кроме того, в конфликте активно задействованы боевики ливанской шиитской группировки «Хезболла», которая считается давним противником Государства Израиль. Раздражающим фактором для Тель-Авива является покровительство, которое оказывает этой группировке сирийский президент.

Сирийский кризис вызывает беспокойство Израиля из-за вовлеченности в него Ирана. Ввиду давних союзнических отношений с Сирией Тегеран рассматривает действующую сирийскую власть в качестве важного условия сохранения своего влияния в регионе (прежде всего на Ливан и «Хезболлу») и на израильско-палестинский конфликт. Со своей стороны, Тель-Авив видит в политике Ирана и действиях группировок ХАМАС и «Хезболла» наиболее серьезную угрозу для своей безопасности, поскольку это грозит появлением иранских войск и сил «Хезболлы» на Голанских высотах.

Израиль поддержал создание в 2014 году западной коалиции во главе с США и обещал ей свою помощь. Однако из-за нерешенности арабо-израильского и палестино-израильского конфликтов открытое подключение к ней Израиля может поставить под вопрос участие в коллективных действиях арабских государств. В этой связи министр обороны Моше Яалон заявил, что, находясь в деликатном положении, Израиль может оказывать поддержку и помощь любым усилиям США за кулисами, как делал это в прошлом и делает в настоящее время38.

Израильский министр обороны также подверг критике действия Вашингтона по борьбе с ДАИШ в регионе, с сожалением признав, что Россия играет в Сирии более значимую роль, чем США. По его словам, США не могут оставаться в стороне, они должны быть главным игроком в регионе39.

Россия выступает против иностранного вмешательства и не поддерживает западные требования об отставке Б.Асада. Для Москвы сирийский президент - это воплощение существующего международного порядка, основанного на принципах суверенности и международного права, и, если с ним будет покончено, мир погрузится в хаос, где доминирует только право силы40. Через месяц после появления российских ВКС в Сирии в Вене начались переговоры по урегулированию сирийского кризиса. Своим участием Россия подтолкнула Запад к разговору, выйдя тем самым из внешнеполитической изоляции. Кроме того, в результате российских усилий за одним столом переговоров сидели не только Россия и США, но и Иран, и Саудовская Аравия41. В результате западные и восточные страны перестали настаивать на незамедлительном уходе Б.Асада, согласившись, чтобы сирийский президент остался после начала перемирия на переходный период42.

Операция ВКС России в Сирии вызвала неоднозначную реакцию в Израиле. С одной стороны, РФ действует на стороне Ирана, выступая против свержения сирийского лидера. Москва также не признает группировки ХАМАС и «Хезболла» террористическими и ведет переговоры с их руководителями. Кроме того, развернутые в Сирии российские зенитные ракетные системы С-400 и корабельный вариант комплекса С-300, в зону поражения которых входит практически вся территория Сирии, включая столицу Дамаск, а также южные регионы Турции, весь Кипр, весь Ливан и половина Израиля и Иордании, вызвали серьезную озабоченность израильских военных. С другой стороны, за последние годы Москва и Тель-Авив выстроили дружеские отношения, основанные на прагматичном взаимовыгодном партнерстве, и продолжают диалог, несмотря на разногласия.

За несколько дней до начала российской операции израильский премьер-министр лично получил у российского президента гарантии, что поставки вооружения в Сирию не попадут в руки «Хезболлы»43. Кроме того, Израиль и Россия договорились координировать действия своих армий в регионе. Речь идет о взаимном невмешательстве в дела друг друга - Тель-Авив не мешает российским ВКС действовать в Сирии, так же как Москва не мешает израильским пилотам летать и действовать в соответствии с интересами Израиля. Известно, что Армия обороны Израиля осуществляла атаки на конвои с оружием, которые по территории Сирии переправляются в Ливан группировке «Хезболла».

Объявленное в феврале 2016 года прекращение огня в Сирии и последующий вывод российских войск из этой страны Тель-Авив воспринял с осторожностью, поскольку нынешняя ситуация может служить еще большему укреплению иранского влияния в Сирии. Кроме того, перемирие освобождает «Хезболлу» от бремени боевых действий и дает ей возможность перенаправить силы против Израиля. При этом израильские авиаудары для ликвидации вооружения, переправляемого «Хезболле», могут привести к обвинениям в нарушении Тель-Авивом соглашения о прекращении огня, что, в свою очередь, приведет к трениям с Россией. В связи с этим израильский Президент Реувен Ривлин отправился в Москву для получения гарантий, что вывод войск РФ из Сирии не будет сопровождаться усилением там Ирана и ливанского движения «Хезболла»44.

Что касается создания так называемой исламской коалиции из 34 мусульманских государств во главе с Саудовской Аравией, то это, по словам министра обороны США, не противоречит интересам Вашингтона45. Учитывая существование западной коалиции, куда уже вошли некоторые страны исламского альянса, исламская коалиция - это политический проект, направленный на изоляцию Ирана в мусульманском мире. Для подтверждения данного тезиса можно сослаться на слова саудовского принца Мухаммада ибн Салмана Аль Сауда о том, что формирование «исламской коалиции» - это результат «успешных действий» просаудовской «арабской коалиции в Йемене»46. Именно в этой стране Саудовская Аравия и ее коалиция противостоят шиитам-хоуситам, которых, как считают в Эр-Рияде, поддерживает Тегеран.

Усиление позиций Ирана в Ираке, Сирии, Йемене, Ливане и регионе в целом вызывает беспокойство как стран Персидского залива, так и Израиля. В этой связи позиция арабских государств близка израильской. По словам министра обороны Моше Яалона, в регионе сложилась влиятельная арабо-сунитская группировка, в которую входят Египет и Иордания, имеющие с Тель-Авивом мирные соглашения, а также Саудовская Аравия, Кувейт, Бахрейн, ОАЭ и североафриканские страны (такие как Марокко). Тель-Авив также находится на стороне этого лагеря47. Со всеми указанными странами у США также сложились хорошие отношения. Таким образом, в регионе формируются своего рода неформальные кластеры безопасности.

Реальной силой, принимающей участие в сирийском конфликте, являются курды, которые наиболее успешно ведут борьбу «на земле» и параллельно укрепляют свои политические позиции. В Ираке они уже получили широкую автономию на севере страны, в Сирии - официально объявили о создании федерации. В Турции на выборах 7 июня 2015 года правящая Партия справедливости и развития уступила 80 парламентских мест курдской Демократической партии народов48. Усиление их позиций не устраивает Турцию, которая под предлогом противодействия терроризму ведет борьбу с турецкими и сирийскими курдами.

Этот фактор вносит напряженность в американо-турецкие отношения. В Вашингтоне считают, что жесткая и бескомпромиссная позиция Турции в отношении курдов является одним из главных препятствий на пути политического урегулирования в Сирии и мешает борьбе против ИГИЛ.

Израиль также поддерживает курдов, так как их действия ослабляют позиции террористов в регионе и позволяют так или иначе сдерживать распространение хаоса в регионе. В 2014 году премьер-министр Б.Нетаньяху заявил, что «ради ослабления террористов Израиль должен поддержать стремление курдов к независимости»49. Тель-Авив осуществляет сотрудничество с иракскими курдами. В частности, Израиль покупает у Иракского Курдистана 77% потребляемой им нефти, что составляет до 240 тыс. баррелей ежедневно на сумму 1 млрд. долларов50.

Тель-Авив поддержал и провозглашенную на севере САР федерацию сирийских курдов, поскольку они готовы сотрудничать с Израилем. По словам министра юстиции Израиля Аелета Шакеда, курдское государство сможет отделить Иран от Турции и будет дружественным по отношению к Израилю51.

В турецко-израильских отношениях Тель-Авив прибегает к тактике лавирования. Он старается смягчить напряженность в отношениях с Турцией, придерживаясь при этом собственных интересов. Израиль помнит, что Турция ради своих неопантюркистских устремлений пошла на охлаждение многолетних турецко-израильских отношений, а Р.Эрдоган демонстративно с почетом принял лидера ХАМАС Х.Машаля и заявлял о возможности нормализации отношений с Ираном.

Наконец, важнейшим фактором, оказывающим влияние на ближневосточную политику США, является международный терроризм. США официально объявили ему войну после терактов 11 сентября 2001 года. С приходом к власти Б.Обамы в 2009 году США продолжили активное противодействие терроризму как внутри страны, так и за рубежом.

После 2014 года на первый план вышла террористическая группировка ДАИШ. Вашингтон не мог не отреагировать на ее стремительное усиление, начав военную операцию. Борьба с этой группировкой была обозначена американской администрацией в Стратегии национальной безопасности 2015 года среди приоритетов внешней политики США на Ближнем Востоке52.

В сфере противодействия терроризму США и Израиль осуществляют тесное сотрудничество. С 2001 года американская полиция и сотрудники правоохранительных органов перенимают экспертные знания своих коллег из Израиля в различных аспектах антитеррористической деятельности для защиты американских граждан.

ДАИШ несет угрозу Государству Израиль, как и другим государствам региона. Вместе с тем прямое нападение ДАИШ на Израиль маловероятно. Наступления террористов на Ирак, Сирию, а также Ливию и Афганистан демонстрируют, что успехи группировки имели место только в политически нестабильных государствах с ослабленными вооруженными силами. Там, где боевики встречали хорошо организованное сопротивление курдских формирований, успехи террористов были скромными53.

Прямое столкновения с ДАИШ было бы невыгодно и Израилю. Не исключено, что при прямом военном противостоянии характер боевых действий изменится и все участники, воюющие против террористов - сунниты, шииты, алавиты, «Хезболла», выступят против привычного всем мусульманам врага в лице Израиля.

Небольшая группа арабов из Израиля (приблизительно 45 человек) присоединилась к ДАИШ в Сирии. Однако их личности установлены и израильские власти не допустят их возвращения на родину.

По словам генерального директора разведывательного ведомства Израиля Рама Бен-Барака, появление ячеек ДАИШ внутри страны представляет угрозу для ее безопасности54, поскольку идеология боевиков находит поддержку на арабской улице. Тем не менее такая угроза для Израиля не нова.

Подводя итог, можно сделать вывод о том, что американо-израильские отношения оказывают реальное влияние на формирование ближневосточной политики США. В сферах военно-технического, экономического и энергетического сотрудничества, а также борьбы с международным терроризмом американо-израильские отношения не препятствуют реализации внешней политики США, а зачастую и способствуют установлению новых форм сотрудничества США со странами региона. Даже в сирийском кризисе, несмотря на несовпадение позиций, интересы Израиля и США не приходят в прямое столкновение. Главными зонами конфликта, где это происходит, остаются проблема палестино-израильского урегулирования и иранская ядерная программа. Однако именно эти вопросы были обозначены в качестве приоритетных в ближневосточной политике США в президентство Б.Обамы. Сохранятся ли особые американо-израильские отношения в регионе, будет зависеть как от региональных вызовов и угроз, так и от внутриполитической повестки дня в США и Израиле.

 

 

 1Bender J., Gould S. This map shows where the world's 3 biggest arms exporters are sending their weapons // URL: http://www.businessinsider.com/where-the-world-buys-its-weapons-2015-3 (дата обращения: 21.04.2016).

 2Fleurant A., Perlo-Freeman S., Wezeman P.D., Wezeman S.T. Trends in International Arms Transfers, 2015 // URL: http://books.sipri.org/files/FS/SIPRIFS1602.pdf (дата обращения: 21.04.2016).

 3Qualitative Military Edge // Foundation for Defense of Democracies // URL: http://militaryedge.org/about/ (дата обращения: 21.05.2016).

 4Sharp J.M. CRS Foreign Aid to Israel // URL: http://www.fas.org/sgp/crs/mideast/RL33222.pdf (дата обращения: 11.06.2015).

 5United States-Israel Strategic Partnership Act of 2014 // URL: http://thomas.loc.gov/cgi-bin/query/D?c113:3:./temp/~c113i34INg: (дата обращения: 22.11.2015).

 6Pfeffer A. U.S. to store another $400m worth of emergency military equipment in Israel // URL: http://www.haaretz.com/print-edition/news/u-s-to-store-another-400m-worth-of-emergency-military-equipment-in-israel-1.324046 (дата обращения: 12.09.2015).

 7Петрова И. Новый взгляд на старую дружбу // URL: http://www.mignews.com/news/analitic/world/260709_130408_77271.html (дата обращения: 12.04.2016).

 8Entous A. Saudi Arms Deal Advances // URL: http://www.wsj.com/articles/SB10001424052748704621204575488361149625050 (дата обращения: 03.05.2016).

 9Foreign Military Financing Account Summary // URL: http://www.state.gov/t/pm/ppa/sat/c14560.htm (дата обращения: 20.02.2016).

10MENA-U.S. Trade and Investment Report // URL: http://www.amcham-egypt.org/mena/MENA_Report_2015.pdf (дата обращения: 20.02.2016).

11Middle East/North Africa // URL: https://ustr.gov/countries-regions/europe-middle-east/middle-east/north-africa/saudi-arabia (дата обращения: 02.12.2015).

12Trade in Goods with Israel // URL: https://www.census.gov/foreign-trade/balance/c5081.html (дата обращения: 01.07.2015).

13Sharp J.M. Egypt: Background and U.S. Relations // URL: http://fas.org/sgp/crs/mideast/RL33003.pdf (дата обращения: 03.06.2016).

14The United States and Jordan Sign a Memorandum of Understanding on U.S. Assistance // URL: http://www.state.gov/r/pa/prs/ps/2015/02/237128.htm (дата обращения: 09.08.2015).

15Remarks by the President on the Middle East and North Africa // URL: https://www.whitehouse.gov/the-press-office/2011/05/19/remarks-president-middle-east-and-north-africa (дата обращения: 09.08.2015).

16Country Analysis Brief: Saudi Arabia // URL: http://www.eia.gov/beta/international/analysis_includes/countries_long/Saudi_Arabia/saudi_arabia.pdf (дата обращения: 09.08.2015).

17Israel’s Fuel Economy // URL: http://energy.gov.il/English/Subjects/Subject/Pages/GxmsMniIsraelsFuelEconomy.aspx (дата обращения: 02.09.2015).

18Oil in Israel: Top 10 Pivotal Facts // URL: https://www.zionoil.com/updates/oil-in-israel-top-10-pivotal-facts/ (дата обращения: 03.05.2016).

19Schenker D. Twenty Years of Israeli-Jordanian Peace: A Brief Assessment // URL: http://www.washingtoninstitute.org/policy-analysis/view/twenty-years-of-israeli-jordanian-peace-a-brief-assessment (дата обращения: 03.05.2016).

20Sharp J.M. Jordan: Background and U.S. Relations // URL: http://fas.org/sgp/crs/mideast/RL33546.pdf (дата обращения: 03.05.2016).

21Египет подписал договор о закупке израильского газа // URL: http://newsru.co.il/finance/18mar2015/gas305.html (дата обращения: 04.10.2015).

22Solomon S. Israel Nears Gas Sales to Egypt as Mideast Unrest Flares // URL: http://www.bloomberg.com/news/articles/2014-08-20/israeli-gas-to-reach-global-market-via-pipelines-to-egypt (дата обращения: 04.10.2015).

23Веселовский С. Буря в стакане воды // URL: http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=5365#top-content (дата обращения: 15.06.2016).

24Full transcript of BBC interview with President Barack Obama // URL: http://www.bbc.com/news/world-us-canada-33646542 (дата обращения: 14.06.2016).

25WikiLeaks: Саудовская Аравия «дружит» с Израилем // URL: http://newsland.com/news/detail/id/721572/ (дата обращения: 04.10.2015).

26Lake E. Israelis and Saudis Reveal Secret Talks to Thwart Iran // URL: http://www.bloombergview.com/articles/2015-06-04/israelis-and-saudis-reveal-secret-talks-to-thwart-iran (дата обращения: 23.10.2015).

27Address by PM Netanyahu at Bar-Ilan University // URL: http://mfa.gov.il/MFA/PressRoom/2009/Pages/Address_PM_Netanyahu_Bar-Ilan_University_14-Jun-2009.aspx (дата обращения: 01.07.2015).

28Remarks by the President on the Middle East and …

29Israel election: Netanyahu vows no Palestinian state // URL: http://www.bbc.com/news/world-middle-east-31904962 (дата обращения: 14.06.2016).

30Cooper H., Shear M.D. Obama May Find It Impossible to Mend Frayed Ties to Netanyahu // URL: http://www.nytimes.com/2015/03/19/world/middleeast/netanyahu-obama-israel-election.html?_r=0 (дата обращения: 14.06.2016).

31Шумилин А.И. Политика США на Ближнем Востоке в контексте «арабской весны». М.: Международные отношения, 2015. С. 255.

32Statement by the Press Secretary on the Presidential Election in Egypt // URL: https://www.whitehouse.gov/the-press-office/2014/06/04/statement-press-secretary-presidential-election-egypt (дата обращения: 07.11.2015).

33Libya conflict: reactions around the world // URL: http://www.theguardian.com/world/2011/mar/30/libya-conflict-reactions-world (дата обращения: 07.11.2015).

34Долгов Б., Махмуд О. Сирийский конфликт: позиции России и стран ССАГПЗ // URL: http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=6866#top-content (дата обращения: 15.06.2016).

35DeYoung K. Kerry Says U.S. Will Expedite New Aid to Syrian Opposition // URL: https://www.washingtonpost.com/world/middle_east/kerry-says-us-will-expedite-new-aid-to-syrian-opposition/2013/04/21/91461f40-aa8f-11e2-a8b9-2a63d75b5459_story.html (дата обращения: 08.11.2015).

36Blanchard C.M., Humud C.E. The Islamic State and U.S. Policy // URL: https://fas.org/sgp/crs/mideast/R43612.pdf (дата обращения: 22.06.2016).

37Малашенко А. Израиль только выиграл: мусульмане цапаются между собой, и им не до евреев // URL: http://carnegie.ru/2015/10/21/ru-61702/ijkb (дата обращения: 18.02.2016).

38Israel and the United States: Yesterday, Today and Tomorrow // URL: http://www.brookings.edu/~/media/events/2015/12/04-saban-2015-israel-us-yesterday-today-tomorrow/transcripts/uncorrected-transcripta-conversation-with-moshe-yaalon-israels-minister-of-defense.pdf (дата обращения: 09.03.2016).

39Ibid.

40Торкунов А. За что мы воюем в Сирии? // URL: http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=6986#top-content (дата обращения: 17.06.2016).

41Баунов А. Венский концерт. Почему России простили Сирию // URL: http://carnegie.ru/commentary/2015/11/03/ru-61836/iksf (дата обращения: 17.02.2016).

42Бармин Ю. США вынуждены сотрудничать с Россией по разрешению сирийского кризиса // URL: http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=6616#top-content (дата обращения: 15.06.2016).

43Путин заверил Нетаньяху, прибывшего в РФ обсуждать ситуацию на Ближнем Востоке, что Сирии не до войны с Израилем // URL: http://www.newsru.com/russia/21sep2015/israel_2.html (дата обращения: 04.12.2015).

44Израиль просит от России гарантий ограничения влияния Ирана в Сирии // URL: http://vz.ru/news/2016/3/16/799755.html (дата обращения: 17.06.2016).

45U.S. welcomes Islamic anti-terrorism alliance - Carter // URL: http://www.dailymail.co.uk/wires/reuters/article-3360853/U-S-welcomes-Islamic-anti-terrorism-alliance-Carter.html (дата обращения: 19.06.2016).

46Косач Г. Как саудиты будут использовать Исламскую коалицию // URL: http://rbcdaily.ru/politics/562949998614811 (дата обращения: 17.02.2016).

47Israel and the United States: Yesterday, Today…

48Саетов И. Выборы в парламент Турции: падение «электорального халифата» // URL: http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=6104#top-content (дата обращения: 04.12.2015).

49Israel's prime minister backs Kurdish independence // URL: http://www.theguardian.com/world/2014/jun/29/israel-prime-minister-kurdish-independence (дата обращения: 04.10.2015).

50Sheppard D., Reed J., Raval A. Israel turns to Kurds for three-quarters of its oil supplies // URL: http://hghltd.yandex.net/yandbtm?fmode=inject&url=http%3A%2F%2Fwww.ft.com%2Fcms%2Fs%2F0%2F150f00cc-472c-11e5-af2f-4d6e0e5eda22.html&tld=ru&lang=en&la=1457414528&tm=1458739689&text=Israel%20has%20imported%20as%20much%20as%20three-quarters%20of%20its%20oil%20from%20Iraq%E2%80%99s%20semi-autonomous%20Kurdish%20north%20in%20recent%20months&l10n=ru&mime=html&sign=535f78107b816f8c8f603016aaa676b2&keyno=0#axzz43jU2EQjY (дата обращения: 08.12.2015).

51Pileggi T. Justice minister calls for an independent Kurdistan // URL: http://www.timesofisrael.com/shaked-calls-for-an-independent-kurdistan/ (дата обращения: 27.03.2016).

52National Security Strategy // URL: https://www.whitehouse.gov/sites/default/files/docs/2015_national_security_strategy_2.pdf (дата обращения: 21.05.2015).

53Inbar E. Analysis: How Dangerous is ISIS to Israel? // URL: http://www.jpost.com/Middle-East/ISIS-Threat/Analysis-How-Dangerous-is-ISIS-to-Israel-415499 (дата обращения: 04.10.2015).

54Williams D. Israel cracks down on Islamic State volunteers // URL: http://www.dailymail.co.uk/wires/reuters/article-3378699/Israel-cracks-Islamic-State-volunteers.html (дата обращения: 04.05.2016).

Отправить статью по почте