Гибралтар - тупики архаичного раздора

10:25 28.08.2013 Александр Моисеев, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Между Испанией и Великобританией разгорается новая дипломатическая война. И снова из-за Гибралтара. Спор этот между Мадридом и Лондоном периодически вспыхивает уже в течение трех столетий.

На сей раз поводом стали действия властей Пеньона, как испанцы называют британский анклав Гибралтара. Власти единственной в Европе английской колонии решили расширить площадь своей территории за счет моря, возвести рядом с колонией искусственный риф. А для этого значительную часть акватории Скалы заполнили бетонными блоками, якобы для последующей засыпки грунтом. Такова версия ряда испанских экспертов. (Напомню: Гибралтар – это скалистый участок южного побережья Пиренейского полуострова площадью в 6,5 кв. километра, а сама скала имеет высоту примерно 425 метров). В Мадриде полагают, что к Гибралтару относится исключительно акватория порта, а прибрежные воды относятся к территории Испании. Ежедневно у берегов британской колонии местные рыболовецкие суда ведут лов рыбы.

Английский анклав Пеньон, разумеется, все отрицает и успокаивает испанских рыбаков обещаниями разрешить им рыбачить вблизи Скалы уже через пару месяцев. Гибралтарцам не верят.

Конечно, возможности давления у испанцев довольно конкретные. Ведь единственный путь к Скале по суше проходит через территорию Испании. И в качестве ответной меры испанские власти ввели для кажого въезжающего в британскую колонию и выезжающего из нее автомобиля взимять налог в 50 евро. Собранные средства предполагается выплачивать испангским рыбакам в качестве возмещения их ущерба от действий Пеньона. Освобождаются от налога лишь более 4000 граждан Испании, которые ежедневно посещают Гибралтар. Сумму в 50 евро Мадрид избрал в качестве аналога той таксе, которую платят автомобилисты за въезд в центр Лондона.

Так или иначе, заполнение примерно 70 бетонными блоками местного водного пространства нарушило привычные условия рыболовства для испанских промысловых шхун. Мадрид считает эти места своими территориальными водами. (Собственно, как и саму Скалу). Рыбаки устроили акции протеста дефилирование на своих судах в районе акватория, куда сбросили железнобетонные блоки. Рыболовные шхуны взяли под охрану катера испанской полиции. Следует отметить, что они всегда сопровождают рыбачьи шхуны, когда у тех возникают конфликты с британской полицией Гибралтара.

И то, что до сих пор у Скалы не произошло столкновений и не прозвучали выстрелы, вызавает удивление. Такую толерантность можно только приветствовать. Зато залпы дипломатической войны уже звучат. И напряженность на внешнеполитическом фронте продолжает нарастать.

Власти Испании заявили Великобритании протест и вновь подняли вопрос о суверенитете Гибралтара, а попросту – о возвращении Скалы-Пеньона под юрисдикцию Испании, чем эта территории, собственно, и была до 1713 года. А история этой проблемы, действительно, имеет очень давнюю историю. Она восходит к 1704 году, когда в результате войны за Испанское наследство, в которой принимала участие вся Южная и Западная Европа, английско-голландский флот захватил Гибралтар.

Война продолжалась более двенадцати лет и завершилась в 1714 году. А годом ранее, в 1713, был заключен Утрехтский мир, который и «отобрал» у Мадрида стратегическую Скалу. В соответствии со статьей 10 договора Испания уступала Гибралтар Англии «на вечные времена». Но сейчас, считают в Мадриде, другие времена. Пришла пора пересмотреть «кабальный договор».

Кт тому же, как и раньше, Испания твердо убеждена, что Гибралтар вновь должен принадлежать ей. Однако британское правительство «готово» согласиться со статусом территории, который выберет население анклава. Лукавство в том, что в Лондоне знают: свыше 90 % населения Пеньона (около 35 тысяч человек) выступают за сохранение нынешнего статуса Гибралтара.

Лондон на всякий случай решил «поиграть мускулами», напрявив к Гибралтару военную эскадру. А в защиту Испании уже выступила Аргентина, у которой подобный же конфликт из-за Мальвинских островов. Тем временем оппоненты продолжают вести дипломатическую перепалку, осыпая друг друга аргументами, предложениями и угрозами. Правда угрозы ограничиваются экономическими мерами и разного рода международными судами.  

Когда речь заходит о проблеме Гибралтара, то власти этой заморской территории Великобритании неизбежно отвечают: «Вопрос Гибралтара уходит своими корнями в XVIII век, но решить его можно только в духе века XXI». С помощью столь хитроумных фраз они признают, что современная дипломатия несовместима с театральными жестами, демонстрацией силы и уж тем более, с агрессивными действиями.

С такой позицией трудно не согласиться. Тем более, что за 300 лет Испания по меньшей мере 14 раз уже пыталась вернуть себе Гибралтар силой. В 1779 году была даже предпринята так называемая Великая осада Гибралтара. Но даже с помощью французской армии испанцам затея не удалась. И это был последний раз, когда Мадрид попыталась возвратить себе отторгнутую территорию вооруженным путем.

 Что ж, для пущей ясности обратимся к историкам и исторической этимологии. Эти места были известны людям с самых незапамятных времен. И пролив, и скалу древние европейские мореплаватели считали самым настоящим географическим концом земли и символической границей между миром людей и неизведанным миром. По словам историков, тогда некоторые даже суеверно утверждали, что, если здесь споткнуться, то «можно свалиться с Земли, упав за ее край»...

Происхождение названия «Гибралтар» имеет несколько версий. Одна из них представляет союбой такую историю.

В 711 году араб, полководец Тарик ибн Зияд переправился со своим войском через пролив на европ. берег и первую крепость построил на скале, выделяющейся на юг полуострова. По имени полководца крепость получила название Джебель-эт-Тарик, то есть, «гора Тарика». Со временем название стало относиться и к скале, на которой находилась крепость. А само название превратилось в Gibraltar, или по-английски Джибролтар, а по-испански Хибральтар. Ну а по-русски, стало быть, Гибралтар.

По другой версии слово «гибралтар» в переводе означает «скала», с чем трудно порить. Достаточно взглянуть на ее изображение.

Есть и третья версия, восходящая к древним иберам, некогда населявшим полуостров. На их языке слово делится на две части: «хибер», или Иберия (будущая Испания) и «алтар», означающий «жертвенник», «алтарь». С испанской точки зрения Гибралтар не просто стратегически уникальное место на границе двух континентов, что когда-то (и сейчас!), так привлекло Великобританию, но святое, духовное место. Хотя и с исторической точки зрения. Да на латинском языке altaria, от altus  означает «высокий». Тоже версия для рассмотрения.

И еще один исторический курьез, который часто приводят гибралтароведы. У британцев есть примета: пока на Гибралтарской скале обитают редкие обезьяны породы магот (некоторые авторы называют их просто макаками), владычеству Англии тут не придет конец. Утверждают, что однажды, после замечания британского премьера Уинстона Черчилля об опасном уменьшении популяции обезьян, в колонии учредили должность «офицера, отвечающего за обезьян». Пока с обезьянами на Скале все в порядке.
…Возвращение Гибралтара уже давно стало одной из национальных внешнеполитических задач практически всех правителдьств Испании, причем вне зависимости от их политических или идеологических окрасок. Мадрид не раз ставил проблему Гибралтара на обсуждение Генассамблеи ООН, и международное сообщество призывало и призывает сегодня правительства обеих стран к решению спора переговорным путем. Однако Лондон твердо стоит на своем: суверенитет Пеньона не обсуждается. Диалог возможен только относительно мелких организационных вопросов, да и то должен вестись между Мадридом и Пеньоном. И поэтому испано-британские переговоры постоянно заходят в тупик.

Как относится к архаичному конфликту Россия? По сообщениям из МИДа РФ, по вопросу о Гибралтаре Москва занимает принципиальную позицию как в двусторонних отношениях с Великобританией и Испанией, так и в ООН. В том числе в Специальном комитете ООН по осуществлению Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам. Как пояснил недавно официальный представитель российского МИДа Александр Лукашевич, «мы основываемся на существующем в ООН консенсусе, нацеленном на содействие проведению переговоров между Соединенным Королевством и Испанией по этой территории в рамках «Брюссельского процесса». Намерены и в дальнейшем следовать этой линии. Считаем, что переговорный процесс между Мадридом и Лондоном должен привести к окончательному решению вопроса о Гибралтаре на основе существующих резолюций ГА ООН и в духе Устава ООН с учетом интересов самих гибралтарцев. Рассчитываем, что стороны будут воздерживаться от каких-либо действий, которые могут обострить ситуацию вокруг этой стратегической точки Евро-Атлантики».

Каковы же перспективы спора? По мнению большинства зарубежных экпертов, переговоры между Испанией и Великобританией о суверенитете над Гибралтаром, скорее всего, как и раньше, упрутся в тупик. По рыболовству компромисс вполне возможен, претензии испанцев могут быть в той или иной степени удовлетворены. А вопрос принадлежности Скалы раздора требует долгой и терпеливой проработки. И он может быть решен, считают эксперты, исключительно поэтапно. То есть, это – вопрос будущего. Какого? Пока не очень определенного.

Таким образом, Скала, Гибралтар, как и 300 предыдущих лет, будет оставаться синонимом и «яблока раздора» или «камня преткновения».

Справка от автора

В 1469 году брак Изабеллы I Кастильской (1451-1504 гг.) и Фердинанда II Арагонского (1452-1516 гг.) положил начало последующему объединению испанских провинций в единое государство, арабы постепенно были вытеснены с Пиренейского полуострова, а оставшееся мусульманское население подверглось насильственной христианизации. Тогда королева Изабелла и даровала городу Гибралтару, который вырос вокруг крепости, герб с символическим изображением золотого ключа, завещав своим потомкам удерживать Гибралтар любой ценой. Карл V (1500-1558 гг.) исполнил завещание Изабеллы и действительно превратил Гибралтарскую крепость в неприступный бастион, что и позволило испанцам удерживать ее вплоть до начала XVIII века. Предполагают, что с того времени во многих языках осталась поговорка «Неприступный, как скала», в которой под «скалой» подразумевают именно эту крепость.

Ключевые слова: Испания Великобритания конфликт

Версия для печати