Профессиональная журналистика дорожит традициями

10:33 07.08.2013 Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»

Оганесян: Добрый день! У нас в гостях Виталий Товиевич Третьяков, известный журналист, политолог, декан Высшей школы телевидения МГУ имени Ломоносова. Добрый день! Спасибо, что пришли.

Третьяков: Добрый день! Мы тут не первый раз. Мы с тобой вместе учились на журфаке МГУ в параллельных группах: ты - в международном радио, я - в АПНовской.

Оганесян: Кстати, сейчас сохранилось, я так понимаю, а помнишь, было время... Ладно, раз уж мы начали с воспоминаний, очень интересная была группа АПН (Агентство печати "Новости"), сейчас это "РИА Новости". И была группа радио, то есть иновещание, где мы сейчас находимся. Кстати, выпускники этого отделения, этой группы радио работали здесь, но недолго, в 1990-е годы многие перестали. Может быть, такая же картина была в АПН.

Но я хотел бы сконцентрироваться на другом. В общем, мы все - и тот, кто учился в группе АПН, и тот, кто учился в группе радио, - были уверены практически на 100 процентов, что нас распределят. Может быть, это немножко не касалось людей из провинции. Хотя, как ты помнишь, сюда пришел Саша Иконников, который не москвич. Но сейчас, я так понимаю, другая картина: никакого распределения нет. Куда направляют стопы твои студенты, которые оканчивают Высшую школу телевидения МГУ?

Третьяков: Тут две проблемы: первая - куда идут мои выпускники, вторая - система распределения, которую вроде бы хотят сейчас восстановить. Я об этом тоже пару слов скажу, тем более что за последние 5 лет (в этом году нашему факультету исполняется 5 лет) внутри вузовской системы я узнал для себя много нового, к сожалению, чаще печального, чем радостного.

Относительно наших выпускников. За это время у нас произошло три выпуска магистратуры и два выпуска бакалавриата: первый, прошлогодний, - 30 человек, второй, этого года, - самый большой - 56 человек. В общем сложности выпустили больше ста человек.

Треть из них (это не зависит от распределения-нераспределения) действительно нацелены на работу на телевидении. Они хотят работать на телевидении. Они пытались с разным успехом взять от нашего факультета максимум. Все, кто реально хотел работать на телевидении, не говорил, что хотел, а реально хотел, они все работают на телевидении, в производящих компаниях, в эфирных: "Первый канал", Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания (ВГТРК), "Культура", Russia Today.

Не знаю, как на физтехе, а в гуманитарном высшем образовании треть приходит просто за дипломом, поскольку, как представляется, филология, журналистика, телевидение - это явно легче, чем ядерная физика, поэтому, значит, здесь легче получить диплом. Чем они дальше занимаются - одному Аллаху известно.

А треть - это колеблющиеся, их можно еще назвать болотом. Их подтолкнешь - они пойдут, не подтолкнешь - не пойдут. Очень инфантильная современная молодежь. Какие-то личные проекты, они что-то рассуждают о телевидении...

Оганесян: Получив бэкграунд, что немаловажно. В общем, ты за них особо не переживаешь.

Третьяков: Повторяю: все выпускники, кто хотел работать на телевидении, благодаря нашим связям с системой практик на ведущих телеканалах уже там работают.

Относительно системы распределения. Вся реформа начального, среднего и высшего образования в России отвратительна. Я многократно об этом говорил. Лучшее, что с ней можно сделать, - это ее остановить. Что делать после того, как остановят, - это уже отдельный вопрос.

В рамках этой реформы насильственное, директивное распределение может быть понятно где. Не хватает в маленьких городах учителей в школах или медицинских работников. Молодых специалистов (если они учились на бюджете, то есть за государственный счет) обяжут три года там отработать, а потом из этих маленьких городов большинство из них исчезнет: все собираются в Москву…

Читать полностью:

Версия для печати