Снизить внутренние цены на газ и насытить газом всю промышленность

16:02 19.07.2013 Юрий Шафраник, председатель Правления МГНК «Союзнефтегаз»


«Международная жизнь»: Юрий Константинович, перед какими вызовами сегодня стоит российская газовая промышленность?

Юрий Шафраник: Первое, что пришло бы многим на ум, - это мировой экономический кризис, который, безусловно, затрагивает и мировую энергетику. Но я бы эту проблему рассматривал под другим углом: кризис не в том, что появился где-то конкурент, а в том, насколько твои показатели хорошие и насколько ты правильно действуешь.

Мы живем в быстро меняющемся мире. Мир заговорил о сланцевом газе, открываются или будут открыты месторождения газа в Восточной Африке, газ разрабатывается в  Персидском заливе, Иране, Туркмении. Это все конкуренция. Современные вызовы.

Хорошо, появился сланцевый газ. Мы сегодня об этом узнали? Нет. Мне, например, как специалисту об этом было известно давно. Чтобы эффективно работать сегодня, необходимо действовать на опережение, предвосхищать события, быть готовыми к ним.

За последнее десятилетие российская энергетическая отрасль, нефть и газ, полностью восстановилась по советским меркам. Мы вышли на максимум, который имели когда-то по газу, нефти, нефтепродуктам. Мы более  чем в два раза перекрыли советский экспорт. Построили инфраструктуру и сейчас строим еще, имеется в виду Балтийская трубопроводная система, «Северный поток», «Южный поток», мощности на Востоке.

Да, мы восстановили потенциал. Но проблема заключается именно в том, что мы восстанавливали. А нам сейчас необходимо от восстановления газового потенциала переходить к развитию. Вот это вызов!

А все остальное - это либо непрофессионализм тех, кто этим занимался, либо непрофессионализм тех, кто об этом пишет.

«Международная жизнь»: Бытует мнение, что наши национальные энергоресурсы - это рычаг давления на европейские государства. Что вы думаете по этому поводу?

Ю.Шафраник: Убежден, что такая постановка вопроса неправильна и некорректна. Европа является потребителем российского газа. Мы, в свою очередь, в различные направления прокладываем трубы. Из-за проблем, возникавших с транзитными странами, нам пришлось пойти на реализацию тяжелейших проектов - «Северного потока» и «Южного потока». Они трудны как в экономическом, так и физическом планах, а главное - в финансовом.

И я просто сожалею об этих деньгах. Потому что лучше было бы нам договориться с транзитными странами. 15 лет мы пытались найти с Украиной общий язык по этой проблеме, но не удалось. Наши партнеры привыкли  к дешевому газу, и им трудно было смириться с тем, что ситуация изменилась. Еще в мою бытность министром было подписано межправительственное соглашение о переходе на мировые цены по газу и нефти. По нефти договоренности были выполнены сразу. А по газу мы пошли на уступки и, как говорится, доуступались… до обострения.

Повторю еще раз, конечно, я сожалею о замороженных ценах, но наша страна делает все, чтобы быть конкурентоспособным игроком на европейском рынке. И правильно делает.

А различные заявления - либо провокации, либо проявление непрофессионализма, либо проделки конкурентов.

«Международная жизнь»: Как вы прокомментируете возможные договоренности между Украиной и европейскими странами о реверсной поставке газа?

Ю.Шафраник: Это сложный политический вопрос. Энергетика - энергетикой, политика - политикой. Мне бы не хотелось заниматься политическими вопросами.  Но я бы сказал так - вот представим, что мы с вами на месте руководства Украины. Жизнь тяжелая, цены растут, надо все считать, а не считается. Что делать? Искать выход.

И порицать за это Украину бессмысленно и незачем. Мы бы с вами искали, наверное, варианты - и сланцевый газ, и черноморский шельф, и уголь, и терминал в Крыму на прием сжиженного газа. Вот это нам, России, надо всегда помнить, что мы имеем дело с нашим ближайшим и важным партнером, близким и братским народом, с которым нас связывает многовековая история, политика, экономика.

Вторая часть вопроса - реверс нашего газа через Европу - извините, это нонсенс. И мы обязаны срочно в контрактах по поставкам газа любой европейской стране прописать, что в случае перепродажи поставляемого газа будет взиматься дополнительная плата. Заплатите - гоните, куда хотите.

Так что в этом направлении потребуется кропотливая, серьезная работа российских производителей, экспортеров, в данном случае «Газпрома». В то же время нужен политический диалог, встречи, объяснение своей позиции. И чем более открытое, тем лучше.

«Международная жизнь»: Юрий Константинович, две мощнейшие мировые экономики - Китай и США - крупнейшие потребители энергоресурсов. Как России следует выстраивать с ними отношения?

Ю.Шафраник: Китай - наш географический и исторический партнер. У нас многое уже сделано по нефтяной инфраструктуре на Востоке. Сейчас надо заниматься как раз бурением и запуском месторождений - в чем мы отстаем.

На этом направлении мы отстали и в газовой инфраструктуре. Да, можно говорить о Сахалине. Им уже начинаем заниматься. Следует развивать проекты в трех направлениях: поставки газа в Китай, сжижение у себя на территории и отправки по морю и внутренняя переработка. Этому нет альтернативы.

В Китай газ поставляют из Туркмении, Китай уже проложил трубы и ведет добычу. Это факт. И насколько я понимаю, с нашей стороны это не вызывает опасения. К тому же, пусть лучше туркменский газ идет в Китай, чем конкурирует с нами на европейском рынке.

Китай имеет очень точную стратегию по энергетике: коридор Узбекистан - Казахстан -Туркмения - Каспий, которым он занимается.

Америка бурит от 80 миллионов до 100 млн. метров скважин в год. Самым лучшим достижением Советского Союза было 30 миллионов, сейчас мы вышли на 20.

Они бурят в четыре-пять раз больше, чем мы. Вот это вызов, а не то что Америка добывает сланцевый газ. Нам необходимо бурить больше в разы, чтобы поддержать уровень сегодняшней добычи. Причем в работе использовать отечественное оборудование или, по крайней мере, гибрид нашего с западным, новые технологии, произведенные у нас.

США сделали очень серьезный прорыв и ударили по рынку: они вышли на самообеспечение, более того, почти в два раза снизили внутреннюю цену на газ, чем значительно поддержали свою промышленность. Чрезвычайно мощно, выбросив дополнительный газ внутри страны, Америка оказала влияние на рынок, на цены, на потоки. Изменилось все сразу. Это факт.

Не исключаю возможности, что через два-три года США начнут поставлять свой газ в другие страны. Но сегодня поставками они пока не занимаются.

Америка - великая страна, у нее великие энергетические компании, которые работают по всему миру, включая Китай.

«Международная жизнь»: И в завершение, как вы относитесь к прогнозам, что цена на нефть в скором времени упадет до 80 долларов за баррель?

Ю.Шафраник: О ценах говорить надо осторожно. Посмотрите, какая напряженность на Ближнем Востоке. А если завтра обострение в Иране, а затем в Саудовской Аравии? Это возможно? Вполне. К чему это приведет, сказать трудно. Цены могут и взлететь, и упасть.

Если форс-мажора не будет, то 100 долларов за баррель - это базовая цена на ближайшие год-два. Она для нас уже с натягом, она позволит жить, но не легко. Кратковременно цена может упасть до 80 или подняться до 110 долларов.

В Европе конкуренция ужесточилась. У «Газпрома» в связи с этим большие проблемы, и надо их решать. Он будет наверняка заниматься ценами, наверняка что-то недополучит. Но нам выгодно поставлять газ в Европу. 

Учитывая сложившуюся ситуацию, считаю, что может быть поставлена цель насытить газом российский рынок и снизить на него цену. Почему американцы смогли сланцевый газ запустить для страны, а мы не можем запустить наш газ, который просто необходим для промышленности?! Мы обязаны это сделать. Как говорят - у медали две стороны. Может быть, это как раз сподвигнет нас к тому, чтобы мы занялись внутренним рынком газа - нужно снизить внутренние цены на газ и насытить газом всю промышленность. Эффект будет колоссальный!

Ключевые слова: Китай сланцевый газ

Версия для печати