Короткая микроистория - «пыль мелких фактов»?

16:23 24.06.2013 Елена Ананьева, обозреватель журнала «Международная жизнь»


«С распространением грамотности, а затем и всеобщего образования, постепенно сходит на нет значение семейной истории как источника информации о прошлом, выходящем за пределы семьи, - эту функцию начинают выполнять учебники, музеи, исторические романы, кинофильмы и т. д… С другой стороны, распространение грамотности и технических средств… способствовало развитию семейной истории, которая ныне фиксируется не в виде устных преданий, а в виде документов, писем, фотографий, видеофильмов. Как правило, большинство современных семей располагает документированной историей двух-трех, а то и более поколений»1. Отметим, что документированная история - еще не повествование, а набор фактов. Заслуга Н.Бегловой - в способности вплести описание частной жизни в широкий контекст «бытописания земли»*. (*Беглова Н. Московская семья рязанского разлива. М.: Новый хронограф. 2012. 342 с.)

В настоящее время в методологии исторической науки происходит бум «микроистории» - исследования отдельных исторических «казусов» и индивидуальных судеб людей, их психологии и поведения - после доминирования школы «Анналов» Л.Февра и Ф.Броделя. Эта методология противопоставляла устойчивые «структуры», которые соответствовали долговременным общественным, экономическим или культурным реальностям (медленная история), «конъюнктуре» коротких волн циклов и тем более «вспышкам» событий. В броделевской трехчастной концепции времени различались периоды «большой длительности», то есть время существования «структур» и длительных процессов общественного развития; конъюнктуре было отведено промежуточное место между коротким временем событий и почти неподвижным временем большой длительности. «Короткое время» - время быстро протекающих событий или индивидуальной жизни человека, а, согласно Броделю, важнее процессы «большой длительности», ибо именно они определяют развитие человечества. Школа «Анналов» преуменьшала роль личности и событий, которые, по метафоре Броделя, представляли не более чем «поверхностное волнение» океана истории, «пыль мелких фактов», не интересных ученому. Таким образом, в пределах «короткого времени» историку исследовать практически нечего - это, «по преимуществу, время хроникера, журналиста».

Действительно, газета живет один день. Однако недаром именно прессу (а ныне СМИ) называют «четвертой властью» после законодательной, исполнительной и судебной. В советские времена целая плеяда «звезд» международной журналистики была «властителями дум», поскольку приоткрывала «железный занавес» для миллионов людей - особенно тех, кто умел читать между строк.

О выдающемся журналисте-международнике Спартаке Ивановиче Беглове - о его предках и потомках, нелегкой и яркой судьбе поколений - повествует книга.

Скажем банальность: книга Натальи Бегловой интересна именно тем, что показывает, как история страны на протяжении ХХ века, который вместил несколько эпох, преломлялась в судьбах членов семьи, причем семьи, которая воплощала внешнюю политику нашей страны, начиная с Ивана Ивановича Беглова, главы корреспондентского пункта в Нью-Йорке в 1950-х годах. Жизнь международников - дипломатов, журналистов - в советские времена была овеяна налетом романтики. Автор, правдиво рассказывая о перипетиях и переломах в судьбах семьи, развеивает мифы: богатый впечатлениями, этот путь многотруден и требует жертв.

«Все мы - лишь очередное звено в цепи поколений. Мы не так свободны, как кажется, нам приходится оплачивать «долги» наших предков. Эта своего рода преданность семейной традиции подталкивает нас к повторению ситуаций и событий, уже происходивших в жизни предшествующих поколений» (с. 13).

Студенческую жизнь и учебу в МГИМО, где «отцам и детям» преподавали выдающиеся ученые (Е.В.Тарле, В.Г.Трухановский, В.В.Похлебкин) теорию и историю международных отношений, сменяет практика журналистской и дипломатической работы - часто в трудных бытовых условиях, подчас опасных, вдали от родных и друзей. Почитайте первую книгу Н.Бегловой «Сладкий яд Востока» о жизни уже ее собственной семьи в Индии и Бангладеш в 1970-х годах и вы поймете, чем отличаются внешние впечатления путешественника или туриста от представлений и раздумий «старожила» на чужбине.

Книги Н.Бегловой - это рассказ о людях, которые непосредственно «делали» историю международных отношений и внешней политики нашей страны: старшее поколение (Г.Арбатов, В.Оберемко) и младшее поколение: среди однокурсников Н.Бегловой - министр иностранных дел Сергей Лавров, ректор МГИМО Анатолий Торкунов, посол Александр Кадакин, а также Юрий Кобаладзе, журналист и разведчик, профессор МГИМО, предприниматель.

«Лихие 90-е» сказались на судьбе многих международников, в том числе и на С.И.Беглове. Автор с горькой иронией отмечает: «Опыт? Не смешите! Зачем он нужен, - это ваш опыт. Он нам ни к чему - все равно мы все сделаем по-новому! У нас очень любят не продолжать, улучшая, а именно переделывать на новый лад, разрушая старое, отметая его, не пытаясь сохранить то рациональное, что было до этого создано… затем спохватились, что утратили позиции, на завоевание которых ушли десятилетия и труды многих… и начали принимать меры по очередной «перестройке» (с. 133).

Действительно, международные отношения и внешняя политика страны - не та сфера, в которой государству позволительны эксперименты и безответственность.

Семейная история? История страны.

 

1Савельева И.М., Полетаев А.В. История и время. В поисках утраченного. М.: Языки русской культуры, 1997. С. 593.

Версия для печати