«Газовый вопрос»

13:14 11.06.2013 Владимир Разуваев, доктор политических наук


В недавнем ежегодном послании Верховной раде президент Украины Виктор Янукович реанимировал идею строительства газопровода «Белый поток». Речь идет о трубопроводе из Азербайджана с месторождения Шах-Дениз через Грузию (близ Батуми), дальше по дну Черного моря, затем на Украину, в район Феодосии, а потом уже в Европу (по крайней мере до Румынии). Впоследствии к проекту могут присоединиться и поставки газа из Туркмении и Казахстана.

Вообще-то последние десятилетия Украина пользовалась существенными преференциями от России и получала, вместе с прочим, газ по заниженной цене. Однако, как однажды написал Шарль Морис Талейран, политике неизвестна «добродетель, которую называют признательностью». Как только Москва потребовала от Киева европейских цен на газ, как выяснилось, что изречение наполеоновского министра иностранных дел абсолютно верно. А когда прояснилось, что Украина, возможно, прогадала на газовом контракте (но выгадала на кое-чем другом, что тихонько опускается в украинских дебатах), она стала нарушать принятые договоренности и активно искать альтернативные источники поступления «голубого топлива».

Одной из вроде бы перспективных идей была разработка сланцевого газа в республике. Она была очень поддержана влиятельными политическими кругами в США, которые не скрывают, что речь идет прежде всего об их геополитических интересах: изолировать Россию вообще и оторвать от нее навсегда Украину. Впрочем, в этом раскладе учитывается еще и ЕС. Причем вовсе не с союзнических позиций.

Противники Таможенного союза, договоренностей с «Газпромом» уже начали называть сланцевый проект «нетрадиционным газом», как это сказано в одной из статей. Почти как «газом нетрадиционной ориентации» В принципе, это вполне европейский подход со стороны его украинских сторонников. Правда, почему-то утверждается, что недавний отказ Франции от добычи сланцевого газа вызван не экологическими рисками, а запретом в законодательстве. При этом данный украинский автор одновременно пишет, что запрет вызван характером «французского законодательства по охране окружающей среды». Почему охрана окружающей среды так резко и неожиданно стала противостоять понятию «защита экологии» объяснить очень трудно. Разве что можно сослаться на стойкую политическую позицию автора европейской ориентации.

Сказанное, разумеется, не означает, что Украина не должна всерьез рассматривать сланцевые перспективы. Чем больше перспектив для диверсификации поставок энергоресурсов – тем лучше. Для любой страны, тем более Украины. Но все-таки было бы полезно помнить русскую пословицу «Семь раз отмерь, один раз отрежь». Некоторые существующие сейчас экологические  риски техногенных катастроф, откровенно говоря, очень смущают. В том числе даже меня лично. Во-первых, поскольку  Украина находится рядом с Россией и не хотелось бы стать невинной жертвой чужих политических амбиций. Во-вторых, потому, что там живут моя любимая (это действительно так) теща и мои старинные друзья. Мне бы как-то хотелось, чтобы они жили долго и счастливо.

Куда менее опасным выглядит налаженный вдруг Киевом экспорт газа из Европы. «Газпром» убежден, что это реверсные поставки, Украина категорически возражает против данного утверждения. Как бы то ни было, для российского газового монополиста это будет сигналом более тщательно рассчитывать свою политику в европейском направлении.

Тем временем, Киев отказывается выполнять свои обязательства по соглашению с «Газпромом» Take or Pay. Потенциальные неустойки в этом случае для республики настолько велики, что страшно и подумать. Украина просто не сможет справиться с ними по действующему контракту, который рассчитан до 2019 г. Остается, конечно, надеяться на призывы к «братским отношениям». «Газпром» пока сохраняет сдержанную позицию, однако его терпение наверняка не бесконечно. И я даже знаю в нем людей, которые доведены до белого каления.

В Киеве говорят о возможности увеличения добычи угля и переводе на него части  украинской энергетики. Вообще-то это странно – страна вроде бы с европейской ориентацией выбирает вариант, который полностью противоречит европейским стандартам экологии.

А теперь – снова к «Белому потоку». Он возник еще в 2005 г. Первоначальная мощность трубопровода может составить 8 млрд. куб. м в год. Максимальная – 32 млрд. куб м газа в год. Все бы вроде хорошо.

Однако для реализации проекта потребуется потратить минимум $ 3-5 млрд. на морской участок. Украина сама эту сумму не вытянет. Азербайджан на сто процентов ничего платить не будет – с него хватит других нефтегазовых идей. Казахстан и Туркмения в этом случае сложат руки и будут не очень внимательно наблюдать за происходящим.

Европа – тоже. У нее есть уже один неудачный проект, который называется «Набукко». Он сначала задумывался как коммерческий и геополитический, потом в нем осталась исключительно геополитика. Поскольку трудно заставить крупнейшие западные нефтегазовые компании послушно следовать предписаниям своих правительств, то проект сейчас дошел до стадии практически неосуществимого. Явная аналогия с «Белым потоком».

Кроме того, у всех перед глазами проект «Одесса-Броды». Он был, конечно, реализован. Да еще в 2001 г. Проблема в том, что труба до сих пор не заполнена.

Спору нет, Украина права - азербайджанский и туркменский газ стоит сейчас дешевле российского. Но какая будет его стоимость к моменту, если эту идею действительно удастся реализовать, сказать никто не может. Никто не может также сказать, как отнесутся азербайджанские и туркменские власти к тому, что Киев будет платить им так же «исправно», как и «Газпрому». Так что речь идет, скорее всего, о попытке оказать давление на Москву со стороны Киева.

Я все это не к тому, что газовый вопрос будет постоянно разделять две страны, которые украинские коллеги временами называют братскими. Просто у России и Украины нет другого выбора, кроме сотрудничества. Даже по таким сложным темам. 

Ключевые слова: Россия Украина

Версия для печати