Какое оно, польское православие?

02:36 10.06.2013 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


«Православный поляк» - звучит так же необычно, как и «русский-католик». Польский национальный характер неотделим от католичества, как характер русский – от православия. Но есть не только католическая Польша, но и Польша православная.

Кому доводилось бывать в Восточной Польше, мог видеть католические храмы с явными чертами византийской архитектуры. Это – бывшие православные церкви, переданные католикам. Передача православных храмов под юрисдикцию костёла происходила по разным причинам. Из-за желания усилить влияние католицизма в Восточной Польше, из-за малочисленности прихожан, и др. Особенно непростые времена для польских православных наступили в период т.н. санации – время правление Юзефа Пилсудского, когда по всей стране уничтожались православные святыни, которые в глазах польских патриотов олицетворяли российское влияние. Под шумок борьбы с имперским наследием России сносились храмы, оказывалось давление на православную паству, которой приходилось жить в обстановке крайней нервозности и православофобии.

Исторические данные свидетельствуют, что православие пришло на польские земли отнюдь не с русскими солдатами, а раньше – ещё в IX в. (польская историография неохотно освещает эту тему). Двигаясь из Моравии, кирилло-мефодиевская миссия принесла на землю вислян, одного из западнославянских племён, участвовавших позднее в этногенезе поляков, богослужение на понятном им славянском языке. У историков нет единого мнения о том, насколько далеко христианство византийского обряда проникло на польские земли, но его присутствие сомнений не вызывает. В ежегодниках Краковской капитулы упоминается первый краковский епископ с явно греческим именем – Прохор (1).

В Моравии св. братья Кирилл и Мефодий оказались в 863 г., по приглашению князя Ростислава. После Моравии они направили свои стопы в Краков, где учредили первое в Польше епископство не латинского обряда. Но основатель древнепольского государства князь Мешко I принял крещение из рук немецких священников, и католичество становится для поляков государственной религией. Небольшие православные ячейки продолжали действовать в южной Польше, граничащей с Моравией, откуда и пришло православие на польские земли, но постепенно и их деятельность сошла на «нет».

Со смещением границ Польши всё дальше на восток, в польском подданстве оказалась немалая часть православного населения (современная Украина, Белоруссия). О непростых отношениях поляков-католиков и православного западнорусского населения известно всем. Жёсткое противостояние сменялось примирительной политикой, которая, затем, вновь сменялась репрессивными мерами, направленными на подавление православного сознания жителей восточной части Польши. Многие аристократические западнорусские роды под давлением обстоятельств переходили в католичество. Чарторыйские, Вишневецкие, Сапеги, Калиновские, Сосновские, Тышкевичи – эти фамилии вызывают у нас ассоциации только с Польшей и костёлом, но все они - древние именитые русские роды, поглощённые католичеством. Их судьбу оплакивает от лица православной церкви богослов и мыслитель Мелетий Смотрицкий в своём знаменитом произведении «Фринос» (1610 г.), называя их жемчужинами и бриллиантами православия (2).

Доля православного населения в Польше постоянно уменьшалась. Кроме ассимиляции, своё дело делали войны. В годы многочисленных русско-польских войн шляхта обрушивала свой гнев на местных православных. Тысячи православных бежали из Польши в Россию в Первую мировую. Вместе с паствой бежали священнослужители. Ростов-на-Дону превратился тогда в центр приёма беженцев из Западной Руси. В городе открывались гимназии и иные заведения специально для пришельцев из Галиции и Белоруссии.

В 1920-х в границах Польши проживало 4 млн. православных (15% населения). Из них 1,5 млн. считали себя украинцами, 900 000 – белорусами, 125 000 – русскими, 700 000 – «тутейшими» и 600 000 – поляками (3).

 Для нас представляют интерес последние две группы православных. «Тутейшими», т.е. «здешними», называли себя люди, живущие на православно-католическом пограничье между Россией и Польшей на территории нынешней Белоруссии, не относившие себя ни к одной из присутствовавших на данной территории этнических групп.

Феномен «тутейших» демонстрирует во всей полноте практические последствия попеременного влияния католичества и православия на эту группу жителей. Не будучи польскоязычными, и разговаривая в быту на западнорусском (белорусском) наречии со значительной примесью полонизмов, «тутейшие» уже не считали себя русскими, но и не были ещё поляками, зависнув «между». Некоторые этнографы утверждают, что присутствие в белорусской народной среде такого явления, как «тутейшие», обусловило этническую инертность и размытость национального сознания современных белорусов. Актуальность проживания в ареале смешанного православно-католического ареала не ушла в прошлое, и среди населения Белоруссии есть такие, кто не может конкретно отождествить себя ни с русскими, ни с поляками.

600 000 этнических православных поляков – явление не менее интересное. История знает случаи, когда лица польской национальности достигали впечатляющих высот в иерархии православной церкви (епископ Лука Войно-Ясенецкий, протоиерей Валентин Свенцицкий и др.). Но это были люди, родившиеся в смешанных русско-польских браках либо в глубине России. Вышеуказанные 600 000 поляков ощущали на себе непосредственное воздействие католической культуры и мысли, считались явным меньшинством среди более, чем 50-миллионного польского народа-носителя католических ценностей, но, тем не менее, оставались православными.

С определённой долей вероятности можно предположить, что часть этих поляков – ассимилировавшиеся представители западнорусских родов, окончательно растворившиеся в польской культуре, но сохранившие веру предков. Известно также, что в местах совместного проживания поляков и западных русских (белорусов, украинцев) при отсутствии в населённом пункте костёла местные поляки крестились в православие, т.к. не могли оставаться совершенно неверующими.

По распространённому мнению, 15-20% православных в Польше – этнические поляки. «Православный поляк ещё больше русский, чем сами русские». Эту фразу приписывают Муравьёву-Виленскому, знатоку польских дел и польского характера. Но не все поляки с этим соглашаются, и считают, что можно оставаться польским патриотом, и быть, при этом, православным.

Порой в лоне польского православия кипели нешуточные страсти. На переднем крае столкновения и взаимодействия католицизма и православия, каковым является Польша, богословские и иные метафизические вопросы приобретают особенную остроту. Показательный пример – поступок архимандрита Смарагда (Латышенкова). Архимандрит Смарагд противился попыткам польских властей II Речи Посполитой (1919-1939) добиться отделения Польской Православной церкви ППЦ от Русской. Варшавский митрополит Георгий (Ярошенко) держался противоположных взглядов, и препятствовал отправлению Смарагдом священнических функций. Всё закончилось тем, что в ходе горячего спора о судьбе православия Польши Смарагд застрелил митрополита Георгия с криком «Вот тебе, палач Православия!».

Польские СМИ в 2008 г. облетела фотография частного дома с плакатом на польском языке «Православие или смерть!» («Prawosławie albo śmierć!») и водружёнными флагами России, Грузии и Греции (4). Писали, что это дом предводителя одной из групп православных верующих, придерживающихся более крайних взглядов, чем официальные православные иерархи Польши.

Сегодня Польская Автокефальная Православная Церковь (ПАПЦ) обладает автокефалией и имеет 227 приходов. Первым предстоятелем ПАПЦ был Дионисий Валединский, уроженец Мурома (Россия). Православные храмы сосредоточены, в основном, в восточной части страны. В Варшаве стоит храм св. Марии Магдалины (относится к Варшавско-Бельской епархии). Храм был заложен ещё в 1867 г., а в 1870-м его посещал император Александр II. По Божьей милости, храм св. Марии Магдалены не постигла участь Александро-Невского собора, снесённого в патриотическом порыве в 1920-х гг., невзирая на протесты православного населения.

 Несмотря на преобладающее господство католицизма, часть духовно-исторического наследия Польши принадлежит православной вере и православной культуре, а некоторые польские города – места рождения или смерти православных мучеников (пример: св. Гавриил Белостокский, св. Базылий Мартыш из Терятина). На территории Польши – 10 православных монастырей и 430 храмов и часовен. Есть Православная духовная семинария, в Варшавской христианской богословской академии имеется православное отделение. Работают также школы православной иконописи и певчих (3).

Православная тематика занимает определённую нишу в польском информационном пространстве. В сетке регионального телерадиовещания предусмотрены передачи, посвящённые православию. С 1994 г. в Войске Польском возрождён православный ординариат, которым издаётся журнал «Православный польский воин» («Polski Żołnierz Prawosławny»).

Польское православие имеет свой самобытный колорит. Большинство храмов – давней постройки, и являются памятниками архитектуры и зодчества. Молятся польские православные и по-польски, и по-церковно-славянски. Употребляются также украинское и белорусское наречие. На польскоязычных православных сайтах часто приводится транслитерация молитвенных текстов с церковно-славянского на польский (Wo Imia Otca, i Syna, i Swiataho Ducha…), публикуются интервью российских православных иерархов и перепечатываются материалы ведущих православных сайтов России.

Немногим государствам Европы довелось так часто менять свои границы, как Польше. С каждым поворотом истории численность православных в её пределах то увеличивалась, то уменьшалась, но они всегда присутствовали на этнической карте страны.

Ключевые слова: Россия Польша

Версия для печати