Австралия-США: дружба против Пекина

19:07 20.05.2013 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


На протяжении многих десятилетий присутствие Соединённых Штатов в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) ограничивалось его северо-восточными районами. Трения между Тайванем и материковым Китаем, непростые отношения двух Корей, отношения Японии с СССР и КНР заставляли Вашингтон держать под контролем именно эту часть региона. В последние годы наблюдается смещение центра тяжести военно-дипломатического присутствия США в район Юго-Восточной Азии (ЮВА), в попытках противодействовать расширению китайского влияния в этой части света.

Соперничество США и КНР в ЮВА заставляет многие государства корректировать свою внешнюю политику. Власти Фиджи и Восточного Тимора делают ставку на Пекин. Филиппины, ориентируясь, как и прежде, на США, стараются ещё больше углубить сотрудничество с американцами. Индонезия, которая занимает стратегически важное положение между двумя океанами (Индийским и Тихим) и двумя континентами (Азией и Австралией), пока конкретно не определилась, с кем быть (1). Поскольку Вашингтон наращивает своё военное присутствие в регионе соразмерно повышению активности Пекина, данные стратегические пункты могут превратиться в место постоянного присутствия флотов, и военно-воздушных сил противоборствующих сторон - США и КНР. Уже сегодня стратегическое значение таких островов как Гаваи или Гуам для Вашингтона значительно возросло. В таких обстоятельствах Джакарте приходится выбирать, с кем быть. Сегодня индонезийские власти придерживаются сбалансированной политики, но пассивный нейтралитет в зоне активных внешнеполитических действий двух таких мощных держав, как США и КНР, не может являться панацеей от возможных военно-дипломатических осложнений в регионе. Пока же индонезийцы модернизируют свои вооружённые силы и стараются повысить возможности отечественного ВПК. Индонезийским МО разработана специальная программа по повышению уровня оперативно-стратегического функционирования ВС к 2024 г. В 2012 г. затраты Джакарты на оборону составили $5,75 млрд. , но правительство обещает поднять эту планку (2). Среди проблем, могущих затруднить реализацию принятого плана, индонезийские аналитики называют низкое финансирование НИОКР и высокие цены на импортируемое сырьё.

Ключевой союзник Соединённых Штатов в АТР – Австралия. Австралия – единственный в ЮВА союзник Белого дома, который имеет на вооружении  палубный самолёт радиоэлектронной борьбы EA-18G ‘Growler’, принятый на вооружение ВМС США. Также Канберра планирует ввести в войска 72 самолёта 5-го поколения системы Joint Strike Fighter. Это больше, чем у других союзников Вашингтона в Азии. Австралия, также, единственный союзник США в Азии, который откомандировал в состав 7-го флота ВМС США у берегов Японии собственное военное судно - фрегат «Сидней». Теперь австралийцы и американцы совместно будут наблюдать за развитием обстановки на Корейском полуострове.

Для Австралии важно обезопасить своё северное направление, как на море, так и в воздухе -  т.н. брешь «воздух-море» (air-sea gap) между Австралией и архипелагами, лежащими к северу от неё. На этот район Пекин обращает всё больше внимания, пытаясь активно воздействовать дипломатически и экономически на правительства Папуа-Новой Гвинеи, Филиппин, Индонезии.

Австралия сегодня находится в своеобразном положении. Географически ей выгодно сближаться с Китаем, наращивая темпы экономического сотрудничества с этим государством, но политически австралийцы являются частью англосаксонского мира, в рамках которого и выстраивали свою военно-политическую доктрину. Канберра играет роль местного посредника между США и странами ЮВА, и не желает от неё отказываться. Доктрина «австралоцентризма» для ЮВА, озвученная премьером Австралии Джулией Джиллард, подразумевает именно это (3). Австралийцы рассматривают Индийский и Тихий океан как единую систему - т.н. «индо-тихоокеанская система» (Indo-Pacific system), которая служит географическим центром более крупного региона ЮВА.  Поэтому именно «индо-тихоокеанской системе» Канберра и уделяет наибольшее внимание.  Этому способствует и тот факт, что Индии  также не очень приветствует усиление мощи Китая. Индийский флот за последние годы значительно расширил зону своих действий, как ответ на китайскую угрозу: подводные лодки КНР в Индийском океане уже не редкость.

Разработанная Пентагоном концепция сдерживания Китая на воде и в воздухе представлена союзникам, в т.ч. Австралии, в усечённом варианте. По крайней мере, так полагают австралийцы, и для более тесного военного сотрудничества с американцами просят последних предоставить более полную информацию о данной концепции (4). Но это не значит, что между австралийцами и американцами отсутствует необходимый уровень доверия. Как раз, напротив. Отдаления Канберры от Вашингтона не приходится ожидать и по той причине, что за пределами ЮВА Австралия в военном отношении сильно зависит от Соединённых Штатов, и в одиночку не в состоянии полноценно эффективно реагировать на внешние вызовы.

Добиваться военного перевеса над Китаем путём простого наращивания современного вооружения – путь не слишком мудрёный. В задачи Вашингтона и его союзников входит не столько действовать во всём наперекор Китаю, сколько в том, чтобы интегрировать Китай в конструируемую англосаксами модель мироустройства. Интегрировавшийся соперник наполовину уже не соперник, что в разы снижает вероятность открытого конфликта. В данном контексте развитие экономического сотрудничества Пекина с Канберрой – в интересах Соединённых Штатов. Австралийцы тоже говорят о региональном партнёрстве, в т.ч., в сфере обороны. Это – намёк Пекину, что не все двери закрыты, и ещё есть шанс стать региональным партнёром Канберры и Вашингтона, вписавшись в написанный ими сценарий мироустройства.

1) «The US Rebalancing to Asia: Indonesia's Maritime Dilemma» (ISN ETH Zurich, 14 May 2013)

2) «Revitalizing Indonesia’s Defence Industrial Base» (Rajaratnam School of International Studies, 5 July 2012)

3) «L`Australia, il Pacifico e la scelta necessaria: Cina o USA» («Geopolitica»,23 aprile, 2013)

4) «Australia and Air-Sea Battle» (ISN ETH Zurich, 17 May 2013)

Ключевые слова: США КНР

Версия для печати