Турция на распутье

11:18 20.05.2013 Вадим Бондарь, аналитик, журналист


Стремительно меняющиеся экономическая, геополитическая и военно-стратегическая международная обстановка заставляет руководства, элиты и общественные силы многих государств активизироваться в поисках позиций наибольшего благоприятствования и ориентиров, в максимально возможной степени отвечающих собственным национальным интересам. Одним из таких государств является Турция. На разных уровнях в республике идет активная дискуссия сразу по двум жизненно важным вопросам: с кем связать долгосрочные внешние перспективы своего развития, - с Западом (прежде всего ЕС, и продолжать добиваться вступления в союз, идя при этом на всевозможные уступки и даже определенные жертвы) или Востоком (подразумевая, прежде всего ШОС); и какие образцы государственных институтов выбрать в качестве приоритетных при разработке новой гражданской конституции страны. Оба вопроса тесно связаны между собой и занимают верхние строчки политической повестки дня Турции. Отношения с Западом полны противоречий, которые далеки от разрешений. Несмотря на многочисленные встречи в верхах, затишье в переговорном процессе о европейских перспективах Турции, продолжающееся с 2005 года не получает новых действенных импульсов. Слов говорится много, но делу это мало помогает. Не стали исключением и завершившиеся 12 мая в Берлине переговоры главы МИД ФРГ Гидо Вестервелле со своим турецким коллегой Ахметом Давутоглу. Стороны обменялись ободряющими заявлениями и договорились о ведении «стратегического диалога» с регулярными встречами, в том числе посвященными образовательной политике и борьбе с терроризмом. И всё. Что же мешает ускорению? Та же позиция Запада, что мы видим и по отношению к другим странам: «фейс-контроль» и идентификация по принципу «свой – чужой». «Как бы то ни было, если Турция хочет продолжить идти по пути переговоров о вступлении в ЕС, ей будет нужно поступиться существенной частью своего суверенитета и приступить к непростым внутренним реформам. Кроме того, ей необходимо убедить европейское общественное мнение, в котором сейчас наблюдается глубокий раскол», - пишет французский журнал Slate.fr. «Ей будет нужно», «необходимо осуществить», «следует провести», «будет должна» и так далее в этом роде, - пишут почти все европейские СМИ по отношению не только к Турции, но и Украине, также активно желающей стать частью европейского братства. И даже России, которая такого желания официально никогда не изъявляла. Ведь так хочется всех реформировать по собственному образу и подобию, который, несмотря на то, что очень далек от идеала, себе самому очень нравится. Нравится ли всё это туркам или украинцам – вопрос десятый. Хочешь тусоваться в нашем клубе, - будь как мы. Нет, завидуй на улице. Не многим отличается и экономическая составляющая данного подхода. Достаточно взглянуть на соглашение о таможенном союзе, подписанном между Турцией и ЕС. В соответствии с ним все упрощения, льготы и привилегии, применяемые по отношению к странам ЕС, Турция должна распространять и на государства, с которыми ЕС заключил соглашения о свободной торговле. Причем необходимости в подписании соответствующих соглашений с Турцией для данных государств нет. ЕС в данном случае руководствовался и руководствуется исключительно обеспечением защиты интересов экономик стран-членов союза, в то время как аналогичный механизм в отношении Турции в соглашении отсутствует. В результате экспорт в последнюю товаров и услуг не только из государств-членов Евросоюза, но и из его партнеров увеличивается, параллельной же динамики не наблюдается. Не лучше ситуация и Соединенными Штатами, ускоренными темпами двигающимися по пути заключения соглашения о свободной торговле с ЕС. «Будучи крупнейшим импортером в мире, Америка сохраняет 28-ю позицию в рейтинге государств, в которые осуществляется турецкий экспорт. Отношения между нашими странами нельзя отнести к «стратегическому» или «образцовому» партнерству, учитывая, что Турции скорее соответствует позиция «третьей страны», лишенной в торговле с Америкой каких-либо особых преимуществ и сталкивающейся с эмбарго, высокими таможенными пошлинами и квотами», - констатирует турецкое издание Dunya. На прошлой неделе Барак Обама и премьер-министра Турции Реджеп Тайип Эрдоган встречались в Белом доме, но, судя по итоговым заявлениям, речь главным образом шла о Сирии. О прорывах же в экономическом сотрудничестве, практически ничего сказано не было. Всё это, причем уже не один год, показывает, что Турция нужна Западу вообще и Европе в частности, такая, какой они хотят её видеть. То есть согласной играть по их правилам, смирившейся с ролью послушного ученика, и опорной точкой проекции западных стратегических интересов в мировой политике и экономике. Отвечает ли всё это интересам самой Турции, очевидно стремящейся к гораздо большему, включая роль и значение в международных делах, пока сказать сложно, поскольку борьба вокруг выстраивания ориентационного вектора внутри самой Турции продолжается. Об этом в частности свидетельствует опубликованная в 2011 году в Newsweek статья Эрдогана, в которой он заявил, что Европа нужна Турции гораздо меньше, чем Турция Европе. Кроме того, недавно он говорил о возможности присоединения Анкары к Шанхайской организации сотрудничества. Европейские политики и чиновники в частном порядке, высказывают своё нескрываемое раздражение по поводу заявлений подобной направленности со стороны турецких официальных лиц. Не только потому, что пытаются всеми силами удержать Турцию в зоне своих интересов и влияния, но и в силу того, что некоторые рассматривают её, как пример для других арабских стран в переходном процессе (в первую очередь Туниса и Египта). «Новая турецкая власть с ностальгией вспоминает о великом прошлом Османской Империи и не скрывает стремления вновь войти в число «грандов», дистанцировавшись от «империалистического Запада», - отмечает Slate.fr. И так, Запад или Восток? На повестку дня всё отчетливее встает концептуальный, в некотором роде даже философский вопрос перспективно-цивилизационного плана: за кем будущее за Западом или Востоком? Запад демонстрирует всё больше признаков деградации. К примеру, с одной стороны в ЕС уже давно начал ощущаться глубокий дефицит демократии (достаточно взглянуть на то, как принимаются решения чиновниками Евросоюза, как людям «спускаются» решения по борьбе с кризисом, как идет наступление на профсоюзы, социальные права, и т.д.), в то время, как с другой видны явные попустительства и перегибы в отношениях к однополой любви вызывающие помимо изменения сознания (в том числе религиозного и нравственного), еще и острейшим образом нарастающие демографические проблемы. Неолиберальная экономическая концепция, в основе которой лежит свобода личности, её ничем не ограниченная алчная притязательность и ориентация общества направленная на её удовлетворение, себя не оправдали. Продолжающийся кризис явное тому подтверждение. Постепенно сдувается и военное могущество. Восток в этом отношении демонстрирует явно противоположные тенденции. Уровень демократии медленно, и порой в достаточно своеобразных формах, тем не менее, растет. Общества явно тяготеют к национальным идеям. Стремительно увеличивается население. Причем не за счет мигрантов, представляющих в большинстве своем культурно-чужеродный элемент, а за счет естественного прироста базовых национальностей. Растут экономическое могущество и военная мощь, на которую денег не жалеют. В данной конфигурации Запад очень трудно назвать возрастающей силой. И колебания относительно внешних ориентиров по этой причине испытывает не одна Турция. Что касается ориентиров внутренних, то на прошлой неделе турецкое издание USAK отметило, что « Россия лидирует в числе примеров, выходящих на передний план обсуждения политической системы Турции». Хотя и здесь дебаты продолжаются. Страна и турецкий народ хотят действенных перемен, и Россия может сыграть в этих процессах не последнюю роль.

Ключевые слова: Турция Запад

Версия для печати