Дейтонский тупик

15:40 13.05.2013 Константин Качалин, журналист-международник


14 декабря 1995 года в Париже Алия Изетбегович, Франьо Туджман и Слободан Милошевич поставили свои подписи под Дейтонским мирным соглашением.   Долгой и кровопролитной  гражданской войне в Боснии и Герцеговине был положен конец.  Мусульмане, хорваты  и сербы воевали друг с другом   три с половиной года и  довели  страну    до полного разорения.    Если бы тогда  Россия не приложила   колоссальных дипломатических  усилий, то трудно себе даже представить сколько бы  еще длилось это кровавое противостояние некогда братских народов.

ООН вложила в  послевоенное обустройство Боснии и Герцеговины ООН 20 миллиардов долларов. Но, к сожалению,  в Дейтонленде  мирный  договор   проводится в жизнь  с большим трудом. Эмир Кустурица родился и вырос в Сараево.  Здесь он снимал свои  фильмы, которые прославили его на весь мир. На мой вопрос о том, зачем и  почему нужно было ссорить народы и разваливать некогда процветающую страну  Эмир Кустурица дал  неожиданный ответ:

"С  распадом СФРЮ, с ее разрывом на мелкие части мы получили нестабильные Балканы. Югославия, созданная в 1945 году маршалом Тито, была большим государством. Это была современная и мощная страна. Именно та Югославия сделала Балканы впервые за многие века стабильными. Ее развалили из-за того, что влиятельные американские политики получили заказ Ватикана на создание двух католических государств - Словении и Хорватии. И второе – передел, перекомпоновка мира." 

За 18 лет Дейтонского эксперимента так и не удалось снять постоянно  растущее напряжение между двумя частями Боснии - Республикой Сербской и  Федерацией Боснии и Герцеговины, которую  в народе  называют мусульмано-хорватской. Боснийцы часто говорят, что  западные страны безуспешно пытаются "забить прямоугольный колышек в круглую дырку".  

Дейтонский договор создал сложное государственное образование. В современной Боснии и Герцеговине 13 правительств, 180 министров, три президента и более семи сотен депутатов в нескольких парламентах. Слишком много для страны с четырьмя миллионами жителей. В Сараево не скрывают, что с 1995 года три миллиарда долларов, полученные на восстановление страны из-за рубежа, осели в коррумпированных кругах. Народ живет бедно, работу найти практически невозможно.   

Я много раз ездил в Сараево в командировки и всегда удивлялся тому, что в дейтонской Боснии и Герцеговине мало что меняется. Отношения между людьми довольно сложные.  Мусульмане недолюбливают не только сербов, но и своих главных партнеров по Федерации - хорватов.  И главное - политики тоже не хотят говорить  друг с другом и никак не могут найти разумного  компромисса.  Все почему-то вспоминают прошлое  и винят во всех нынешних бедах всех, с кем  вынуждены сегодня жить под одной крышей.    Получается, что без внешнего управления, без надзора со стороны Дейтонленд  оставлять нельзя.   Ведь  на Балканах всегда была долгая историческая память, здесь не принято забывать даже очень давние обиды. 

Сейчас все бывшие югославские республики стремятся в ЕС- там уже Словения и Хорватия. Босния и Герцеговина тоже хочет стать членом Евросоюза и до  конца июня рассчитывает подать заявку на вступление. В Брюсселе намекают, что страна еще  не совсем  готова к европейской интеграции,   нет нужных реформ - и политических и экономических. И самое главное условие ЕС -  нужно сформировать действенное центральное  правительство и внести изменения в Конституцию Боснии и Герцеговины. Но пойдет  ли  на это  нынешняя политическая элита и огромный бюрократический аппарат? 

Недавно стало известно, что некоторые политики в Боснии и Герцеговины неплохо зарабатывали на своих высоких должностях.  В конце апреля арестовали президента  Федерации Боснии  и Герцеговины Живко Будимира.  Его  подозревают в коррупции в особо крупных размерах. Оказалось господин Будимир  превратил свое президентское место в доходное предприятие.   В прошлом году Живко Будимир помиловал 96 осужденных лиц, большинство из которых не имели соответствующих рекомендаций.  Под президентскую амнистию за немалое вознаграждение попали 35 убийц, один насильник, а также несколько человек, осужденных за производство и незаконный оборот наркотиков.  Полиция  несколько месяцев прослушивала телефонные разговоры президента. У следователей есть записи бесед, в которых Живко Будимир вел  разговоры об оплате  за свои услуги. За "прощение" одного годы тюрьмы нужно было заплатить 15 тысяч евро.

Весьма пессимистичную оценку Дейтонленду дал  мне Борис Вукобрат  -   один из самых богатых  людей, рожденных  на Балканах :  " О какой новой Боснии может идти речь. Ничего за эти годы не сделано.  И с каждым днем ситуация усугубляется . На Балканах полный финансовый и политический  протекторат Запада.  Мы превратились в колониальные страны. И поэтому оптимизма у меня нет. Не нужно забывать и о балканском менталитете.  За 18 лет у нас у всех появился страшный и неизлечимый вирус национализма. Каждая нация называет себя исключительной и самой важной. От этого нужно избавляться, чем дольше будет на Балканах распространяться вирус национализма, тем больше людей будет страдать от этого.  Европа еще во времена Тито делала в нас огромные финансовые инъекции, нас поддерживали  от распада, от войны друг с другом. Но мы считали, что лучше быть первыми у себя на деревне, чем в Европе. И вот результаты. Они очень печальные".

Ключевые слова: Дейтонское мирное соглашение Босния и Герцеговина

Версия для печати