Куда «плыть» пиренейскому королевству?

02:31 07.05.2013 Александр Моисеев, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Иберийское королевство понизило прогнозируемые макроэкономические показатели на 2013 год со снижения ВВП на -0,5% до -1,3%. Иначе говоря, положение в испанской экономике сегодня даже хуже, чем пессимистично предполагало находящееся у власти правоцентристское правительство Марьано Рахоя. И никакого роста экономики в Испании, похоже, не предвидится, по крайней мере, до 2016 года. Таким образом, вопрос хозяйственного восстановления и нормализации социально-политического положения в этой стране остается открытым, а значит, сохраняется неопределенность и в отношении судьбы всего Евросоюза и еврозоны. Как же быть и, как говорится, куда «плыть» пиренейскому королевству и его партнерам?

Социально-экономическую обстановку в Испании анализирует руководитель Центра иберийских исследований ИЛА РАН, доктор экономических наук Петр Яковлев.

- Петр Павлович, недавно Центр иберийских исследований ИЛА РАН выпустил вашу очередную интересную книгу «Испания: вызовы и риски нового политического цикла». В ней вы анализируете нынешнюю политическую и социально-экономическую ситуацию в иберийском королевстве, рассматриваете варианты выхода из кризиса, а на его фоне и перспективы дальнейших российско-испанских отношений. Хотел бы поговорить с вами на эти же темы, тем более, что тираж этой актуальной книги всего 150 экземпляров.

- Видите ли, Испания синхронно переживает сегодня не только финансово-экономический и социально-политический, но и острый институциональный кризис. В стране должным образом не функционируют многие институты. Это особенно рельефно проявилось в связи с коррупционными скандалами и самое главное – требованиями проведения конституционной реформы и предоставления независимости Каталонии. По словам главы крупнейшего издательского дома страны PRISA Хуана Себриана, Испания пришла к состоянию, «когда не работает ни один институт». В этом – ключ к пониманию тех задач, которые стоят перед испанским обществом и его политическими элитами.

- Но в чем же коренные причины, особенности и основные проявления испанского кризиса?

- В Испании такие внешние негативные эффекты, как воздействие мирового финансового кризиса, акцентировали внутренние дисбалансы и слабости экономики. Местный крупный экономист Рамон Тамамес так объяснил причину кризиса: это «смесь собственных «достоинств» и внешней заразы». По сути, испанская нация столкнулась с износом модели хозяйственного развития и необходимостью ее трансформации. Это обстоятельство подчеркнуло сохраняющиеся признаки относительной периферийности ее положения в Евросоюзе и поместило страну в эпицентр европейского кризиса.

Максимальная глубина кризисного падения экономики была зафиксирована в 2009 году (-3,7%), но и в 2010-2012 гг. положение оставалось сложным, что проявилось в сокращении ВВП, падении внутреннего спроса и валовых инвестиций, сжатии производства в отраслях реального сектора и в сфере услуг, сбоях в функционировании кредитных учреждений, а также в нарушении бюджетной стабильности – образовании крупного дефицита.

К этому добавлю значительное увеличение всех видов задолженности, в том числе – государственного долга, объем которого вырос с 440 миллиардов евро (40% ВВП) в 2008 до 880 миллиардов евро (свыше 88% ВВП) в конце 2012 года. Обслуживание госдолга стало одной из главных забот правительства М.Рахоя. Платежи процентов по долгу выросли с 16 миллиардов евро в 2008 года до 26 миллиардов в 2012 и продолжают расти.

Приведу пример со строительной отраслью. До середины 2008 года она обеспечивала 15-17% ВВП, давала работу примерно 13% экономически активного населения, играла роль локомотива роста для всего национального хозяйства Испании. Но ее динамичное развитие во многом поддерживалось кредитами, которыми банки щедро снабжали предприятия и домохозяйства. В сумме долги, связанные со строительной отраслью и недвижимостью, превысили 1,1 триллиона евро (практически это 100% ВВП) и образовали финансовый пузырь. С приходом кризиса пузырь этот лопнул, многие заемщики оказались неплатежеспособными.

Тяжелые потери понес индустриальный сектор. В 2012 году промышленное производство по сравнению с 2005 упало на 23%. Индустрия зашла в сбытовой тупик, в том числе из-за обвального падения спроса со стороны строительства. По сути, произошла «деиндустриализация» - снижение удельного веса промышленных отраслей в народном хозяйстве.

Вот такой пример: из-за критического сжатия внутреннего рынка Испания начала сдавать позиции в автомобилестроении – ключевой отрасли промышленности. В 2012 году производство сократилось на 17% и впервые с 2000 не достигло уровня выпуска 2 миллионов автомобилей. В итоге в мировой табели о рангах Испания переместилась с 9-го на 12-е место, пропустив вперед себя Таиланд, Канаду и Россию.

- Петр Павлович, вы вкратце пояснили причины и драматичные проявления кризиса в иберийском государстве. Каковы социальные последствия, общественные издержки ошибочной политики предыдущей и нынешней администрации испанского королевства?

- Последствия безответственности политиков всегда были трагичны для подавляющего большинства испанцев. При всей сложности макроэкономических проблем, порожденных кризисом, в Испании самые большие риски возникли именно в социальной сфере. В кризисное состояние вступило так называемое государство всеобщего благосостояния, то есть, социальное государство.

В 2012 году за официальной чертой бедности оказались 11 миллионов человек. Это 23% населения страны. Их доходы составили менее 60% среднего уровня – 7300 евро в год. Кризис резко усугубил материальное неравенство. Если в 2008 году доходы 20% наиболее состоятельных испанцев в 5,3 раза превышали аналогичный показатель 20% наименее обеспеченных граждан, то в 2012 разрыв был уже почти в 13 раз.  

Острейшей проблемой стала безработица. Число испанцев, потерявших возможность трудиться, в 2012 приблизилось к 6 миллионам. Это абсолютный рекорд в истории страны. Особенно тяжелая ситуация с занятостью в молодежной среде – в 2012 году 53% граждан до 25 лет не имели работы.

Сузилось поле для реализации профессионального потенциала ряда категорий квалифицированных работников. Многие утратили возможность трудиться по своей специальности. И как следствие – кардинальное изменение миграционной ситуации. Так, в 2011 впервые за 10 лет соотношение иммигрантов и эмигрантов сложилось в пользу последних В течение года в страну въехало 418 тысяч человек, а покинуло ее 508 тысяч.

Не принесли эффективных позитивных результатов в решение демографической проблемы ни иммиграционная политика властей, ни пенсионная реформа, постепенно повышающая возраст выхода испанцев на пенсию с 65 до 67 лет и увеличение обязательного трудового стажа с 35 до 37 лет. Система социального обеспечения все равно не выдерживает нагрузки на государство. Средств на покрытие пенсионных расходов, на выплаты пособий по безработице и другим статьям крайне не хватает.  Неутешительны и демографические показатели: соотношение между работающими и пенсионерами ухудшается. Если в 2007 году на одного пенсионера приходилось 2,6 работающих, то в 2012 только 1,9…

- Какова внутренняя, общественная реакция Испании на антикризисный курс правительства правой Народной партии?

- Экономическая рецессия и ее негативные последствия  подняли со дна политической жизни целый клубок проблем. И он затрагивает практически все стороны жизни и функционирования испанского государства. Одновременно в испанском обществе наблюдается расширение пространства политической борьбы, которая принимает ранее неизвестные непарламентские формы. Материализуется подъем протестных движений. Их участники не находят в программах существующих партий адекватного отражения своих конкретных интересов. Я бы сказал, что политический спрос стал заметно опережать политические предложения. Ответом стало рождение нового вида социального протеста – «движения возмущенных» или «движения 15-М». Все это – приметы так называемой антиполитики, неприятия населением существующих, системных форм политической борьбы.

Драматические события развернулись вокруг требований проведения конституционной реформы и предоставления независимости Каталонии. Это свидетельствует об активизации общественно-политической дискуссии о будущем государственно-территориального устройства Испании. Вопрос стремительно перешел из плоскости идейно-правовых обсуждений в сферу реальной политики и приобрел жесткие очертания. В обстановке кризиса Мадриду был брошен и крайне опасный политический вызов – оживление сепаратистских настроений в Каталонии – одном из самых экономически развитых испанских регионов.

- Виден ли свет в конце туннеля испанского кризиса? И какова в целом, как модно сегодня говорить, дорожная карта руководства страны по выходу из создавшегося положения?

- Хотелось бы заметить, что стоящий сегодня перед испанским государством клубок острейших проблем отнюдь не отменяет того факта, что страна располагает огромным накопленным богатством, значительным хозяйственным потенциалом и достаточно широкими возможностями модернизации производственных структур и преодоления кризисных явлений. Задача в том, чтобы умело и эффективно провести оздоровление национальной экономики, укрепить уже имеющиеся и создать дополнительные «точки роста», способные стать катализаторами новой волны хозяйственного подъема.

В стратегическом плане радикальное преодоление кризисных явлений лежит в плоскости комплексной модернизации и инноватизации национальной экономики, приоритетного развития наукоемких отраслей, продукция и услуги которых могут быть реализованы на глобальных рынках.

Среди прочих мер власти предприняли шаги по снижению бюджетного дефицита и консолидации государственных финансов путем сокращения расходов и повышения фискальных сборов. Лейтмотивом стала бессмертная формула «экономика должна быть экономной», а бюджетный аскетизм был возведен в ранг главного принципа правительственной политики. Жесткому секвестру подверглись все статью бюджета, включая те, от которых зависит ускорение научно-технического прогресса и модернизация экономики. В том же направлении предприняты шаги по структурной трансформации, прежде всего, в области трудовых отношений. Власти утверждали, что внесенные изменения сделают рынок труда более гибким и остановят рост безработицы. Однако, пока этого не происходит. Предприниматели существенно снизили расходы на зарплаты работникам, многих из них просто уволили. Хотя в чем-то правительственный план и сработал Эффект удешевления стоимости рабочей силы в Испании быстро привел к повышению конкурентоспособности испанских товаров и услуг на фоне подобной ситуации в других странах Евросоюза.   

Приоритетно проводится нормализация банковского сектора. Правительство оказало финансовым учреждениям огромную помощь кредитами, покупками активов и т.д. Ее общий объем превысил 200 миллиардов евро. Реструктуризация банковского сектора была проведена путем их слияний и поглощений и приобрела беспрецедентный  масштаб. В период с 2009 по 2012 год число кредитных учреждений без учета филиалов иностранных банков и так называемых кредитных кооперативов сократилось с 50 до 14. Ощутимо уменьшилось количество операционных отделений, а около 50 тысяч занятых в отрасли работников потеряли свои места.

Практическое воплощение основных слагаемых антикризисного курса снизило общую предпринимательскую активность и усугубило рецессию. Могу констатировать, что правительство Народной Партии Марьяно Рахоя на практике реализует инерционную модель экономического роста с упором на меры монетаристского толка и реформы, снижающие степень социальной ответственности государства.

Этот курс уже привел к падению жизненного уровня большинства граждан страны и к другим тяжелым социальным последствиям. В результате градус общественного неприятия действий властей заметно вырос, а рейтинги правящей партии и лично Марьяно Рахоя понизились.

- Мне припомнились предложения МИД Испании своим коллегам во всех 17  автономных сообществах (областях) закрыть в целях экономии около 200 представительств за рубежом, что позволило бы сберегать более 400 миллионов евро в год.  Были урезаны на 18% также раздутые штаты госучреждений. А инициативу испанского МИДа поддержали, кстати, не все автономии. Отрицательно, в частности, отнеслась к ней Каталония, которая имеет за рубежом больше всего представительств – 54.  И все же, Петр Павлович, каковы главные положения дорожной карты руководства Испании по выходу из кризиса?

- Генеральная идея нынешней власти королевства состоит в том, что преодоление хозяйственной рецессии возможно лишь на пути снижения производственных издержек, в первую очередь – заработных плат, а также на пути урезания других социальных расходов. В этом правительство Марьяно Рахоя видит способ повышения производительности труда и международной конкурентоспособности испанской экономики.

Но, как лично мне представляется, и это очевидно, что, в конечном счете, радикальное преодоление кризиса невозможно без существенного расширения внутреннего рынка. Политика жесткой экономии сама по себе не решает проблему восстановления экономического роста и выхода из кризиса. Необходимы стимулирующие меры государства, масштабные госинвестиции, без которых серьезная активизация предпринимательской деятельности будет крайне затруднительной. Видимо, сейчас в Испании, как никогда прежде, востребован разумный баланс и взвешенное сочетание внешних и внутренних аспектов антикризисной политики.

- Мне тоже представляется, что без внешних аспектов выбраться из кризиса Испании было бы невозможно. И ситуация внутри страны уже заставляет политические и деловые круги королевства все активнее делать ставку на активизацию внешнеторговых и внешнеэкономических связей. Не так ли?

- Безусловно, это так. Бизнес-сообщество Испании ответило на вызовы, брошенные кризисом, ростом внешних связей. Испанские компании и банки компенсируют провалы внутреннего рынка расширением масштабов трансграничных операций. Так, несмотря на падение спроса в своей стране, глобальные продажи текстильного гиганта Inditex в 2012 году выросли на 16%, а прибыли увеличились на 22%. Число торговых точек во всем мире превысило отметку в 6 тысяч. И в нынешнем году это рекордное количество должно увеличиться еще на 400-500 единиц. Никогда еще испанский бизнес не вел себя коммерчески так агрессивно на международных рынках.

Благодаря этому, в 2012 году был достигнут рекордный показатель объема товарного экспорта – почти 223 миллиарда евро. Произошло радикальное сокращение отрицательного сальдо во внешней торговле: со 100 миллиардов евро в 2007 году до 30 миллиардов в 2012.

Впрочем, далеко не все на внешнеполитическом фронте складывается у Испании так гладко. Во многих случаях Мадрид сталкивается с серьезными препятствиями и непростыми ситуациями, в том числе – политического характера. Это, в первую очередь, касается отношений и партнерами в Латинской Америке, где были национализированы активы ряда испанских корпораций, и в Евросоюзе…

- Петр Павлович, в одном из своих недавних выступлений перед аудиторией испанистов в ИЛА РАН, свидетелем которого и мне довелось быть, вы процитировали книгу известного эксперта Рамона Муньоса «Испания: пункт назначения – третий мир». Вы тоже полагаете, что еще недавно входившее в десятку развитых государств мира иберийское королевство может постепенно сползти в разряд развивающихся стран?

-  Трудно однозначно сказать. Хотя в современной ситуации все возможно. Испания, действительно, стала слабым звеном Европейского союза. И это значительно снизило ее международное влияние. Это факт. Мы наблюдаем, как Испания превращается в страну третьего мира. Таким образом, кризис высветил изменение в соотношении сил между Испанией и, скажем, ведущими государствами Латинской Америки. Конечно, королевство все еще превосходит латиноамериканские республики по уровню и качеству социально-экономического развития, но этот разрыв сокращается. Что же касается абсолютных макроэкономических показателей, то сегодняшняя ситуация разительно отличается от положения дел даже четырехлетней давности. В период с 2008 по 2012 год ВВП Испании в текущих ценах сократился на 16%, тогда как этот показатель Мексики вырос на 6%, а Бразилии – на 47%. В результате, если в 2008 году ВВП Мексики составлял 68% от испанского, то в 2012 он вырос до 87%, а аналогичный показатель Бразилии увеличился со 103 до 181%. Другими словами, в 2012 году ВВП Бразилии  почти в два раза превысил ВВП Испании.

На основании этого высказывается экспертное мнение, что Латинская Америка кардинально усилила свои финансово-экономические и, соответственно, международные переговорные позиции, чего не скажешь об Испании. И теперь быстро развивающиеся латиноамериканские страны больше не нуждаются ни в иберийском королевстве, ни в Евросоюзе для того, чтобы достичь собственных глобальных целей.  Может быть, это слишком смелый вывод, но все свидетельствует о том, что Испания по ряду показателей уже сползает в так называемый третий мир.

- И последний вопрос. Как, на ваш взгляд, экономические невзгоды королевства могут сказаться на дальнейшем развитии российско-испанских отношений.  

- У нас еще живы в памяти события Года России в Испании и Испании в России – Перекрестного года 2011 года. В его рамках было проведено порядка 350 мероприятий, тематически охвативших все стороны российско-испанских отношений и обозначивших новые горизонты сотрудничества. Кульминацией перекрестного года стало официальное открытие в Мадриде Российского центра науки и культуры – Русского дома.

Российская сторона предложила испанцам программу «Партнерство для модернизации», которая вызвала у Мадрида большой интерес. Ведь очевидно, что никакая модернизация не может быть осуществлена без прорывов в области науки и образования. И сотрудничество в этой области способно вывести наши связи на качественно новый уровень. Причем, к реализации «Партнерства для модернизации» стороны будут подключать бизнес-сообщества.

Позднее, в июле 2012 года Москву посетил король Хуан Карлос. Вместе с ним в Россию прибыла группа представителей крупнейших испанских компаний, уже работающих на российском рынке и стремящихся расширить здесь свое присутствие. Это Repsol, Talgo, Indra, Iberdrola, Tecnicas Reunidas, OHL, FCC. На встрече короля с президентом В.В.Путиным обсуждались ключевые проблемы и стратегические возможности взаимодействия двух стран в различных областях экономики, несмотря на тяжелый кризис в Испании. Сотрудничество включает такие сферы, как энергетика, строительство объектов инфраструктуры, производство военной техники. Испанский король и российский президент отметили «очень много интересных и перспективных направлений совместной работы». Было подчеркнуто, что все это возможно и будет реализовано.

Хотел бы особо сказать, что никакие политические перемены на смогут того факта, что России критически нужны модернизационные альянсы с государствами Евросоюза, включая Испанию. А Испании, в свою очередь, необходимы хозяйственные возможности России, ее потенциал развития и экономического роста, ее рынки, финансовые и интеллектуальные ресурсы. И такая обоюдная заинтересованность диктует логику продолжения курса на взаимное проникновение экономик и культур, включая политическую и корпоративную практику и этику.

Разумеется, политический, социально-экономический и институционный кризис в Испании, замедление развития в России негативно сказываются и на состоянии наших связей. Однако объединение усилий, эффективное взаимодействие Москвы и Мадрида смогут помочь преодолению многих наших проблем.  

- Спасибо, Петр Павлович, за интересную беседу.

Ключевые слова: Испания

Версия для печати