Общаясь с лидером

11:24 30.04.2013 Владимир Разуваев, доктор политических наук


Как-то давным-давно, когда я начал работать в МИД СССР, один мой новый знакомый сказал: все новые министры уверяют, что будут обращать внимание на Европу, а потом все равно отдают приоритет США. Просто потому, что это проще: там - одна страна, здесь – множество. Ситуация с тех пор изменилась. У Европы давно уже появилась единая внешняя политика, осуществляемая в рамках ЕС. И все равно в сообществе есть страны, которые более значимы, чем другие. Например – Германия. 

Берлин в последнее время реально стал лидером в ЕС. Причем, на мой взгляд, сам того не желая – в Германии очень осторожны – учитывая свою историю и подозрения соседей - со словом «лидерство». Просто былые партнеры по ЕС упали в своем значении. Франция при Олланде – это другая Франция, если иметь в виду внешнюю политику. С Италией, Испанией и Великобританией сейчас тоже все ясно. У одних – экономические проблемы, у других заодно еще и политические.

Германия блокировала вступление в Шенгенскую зону Болгарии и Румынии. Вопреки прежним обещаниям со стороны ЕС. Эксперты временами говорят даже об укреплении в Берлине изоляционистских настроений. Вместе с тем, следует отметить, что обе названные страны пока не соответствуют европейским требованиям по внешним и внутренним границам. Это актуально, учитывая нарастающую проблему миграции в Европе. В Берлине начали понимать, что романтические мечты о Европе без границ не осуществились. Кроме того, Германия очень жестко проводит свою политику на Балканах. Разумеется, можно считать, что эта политика европейская, но осуществляет ее главным образом все-таки Берлин.  Заодно Германия наживает себе противников в ЕС, выступая за жесткую финансовую политику. Да, разумеется, она имеет право это делать. Однако ее позиция далеко не всегда нравится тем, кому она адресована.

Соответственно, ставка, которую Москва уже давно сделала на Берлин, по-прежнему себя оправдывает. Меняются президенты и премьеры, а тесная дружба и взаимная приязнь остается. Другое дело, что внешняя политика двух стран постепенно меняется. Иногда – незаметно друг для друга.

Мой давний и добрый знакомый немецкий политолог Александр Рар недавно сказал, что поражен, насколько Берлин оставляет без внимания немецкие интересы, предпочитая говорить, когда речь идет о России, исключительно о демократии и правах человека. Разумеется, это не так, или не совсем так. Демократия – вещь хорошая, и говорить о ней просто необходимо, однако Германия не забывает и свои собственные национальные интересы. И это необходимо иметь в виду, общаясь с нынешним лидером ЕС.

Например, очень жестко дела обстоят в энергетической политике. Берлин упорно отстаивает третий энергетический пакет ЕС. Москва видит в положениях пакета правила, направленные почти исключительно против Газпрома. Скорее всего, это действительно так. И противоречия здесь неискоренимы.

После того, как прокурорские проверки в России затронули два немецких фонда, ответные меры в Германии были приняты в отношении организаций, так или иначе имеющим отношение к нашей стране. Российская диаспора сочла это выпадом в свой адрес. Насколько верны эти сведения, сейчас сказать нельзя, однако протесты есть, и очевидцы отмечают жесткость немецкой стороны при проверках.

Германия, судя по всему, намерена противодействовать расширению Таможенного союза. Не для того, чтобы расширить ЕС уже в ближайшее время, разумеется. Просто у наших двух стран не всегда совпадают национальные интересы. Россия выступает за расширение Таможенного союза, а впоследствии – Евразийского союза. Берлин видит в этой перспективе угрозу интересам ЕС. И активно ей противодействует. Сейчас основное «поле битвы» - Украина. Если она вступает в Таможенный союз, тот расширяется до пределов, которые делают его реальным игроком на мировом рынке. Берлин же предпочитает видеть Украину поставщиком дешевой рабочей силы и рынком сбыта европейских товаров. Его право. Право Москвы – предлагать Киеву альтернативу. Выбор за Украиной. А пока немецкий посол в Киеве Кристоф Вайль публично лоббирует интересы ЕС. 

В Москве в последнее время обеспокоены проблемами немецкой экономики. В прошлом году Китай обошел Германию среди торговых партнеров России, однако место немецкой стороны все равно остается слишком важным, чтобы не обращать внимания на экономическую составляющую двусторонних отношений.

Есть мнение, что в Германии излишне равняются на хорошие отношения с США в ущерб отношениям с Россией. Я не стал бы преувеличивать значение этого фактора, тем более, что за ним существенная историческая инерция. Во всяком случае, он предсказуем и понятен, что крайне важно для дипломатии.

Перечислять количество проблем в двусторонних отношениях – вещь бесперспективная. Они были и они будут. Но нельзя отрицать и то, что уровень отношений и взаимопонимания таков, что и сейчас, и в будущем Германия останется надежным партнером России. Что в этой ситуации самое главное. 

Ключевые слова: Россия Германия ЕС Таможенный союз

Версия для печати