Ешь ананасы и рябчиков жуй

11:33 18.03.2013 Вадим Бондарь, аналитик, журналист


Страшно подумать, еще каких-то четверть века назад, в России и в помине не было сорока сороков видов колбасы, сосисок, пельменей, сыра, пива и тому подобной услады для бренного тела и страдающей по этой причине души. Сегодня всё это есть. Правда, к счастью или нет, сказать с уверенностью сложно, поскольку полностью и абсолютно отечественными большинство из них назвать нельзя. Почему нельзя? Потому, что ветер свободы, в том числе и продуктовой, сдул старые советские технологии вместе с владельцами предприятий, ГОСТами и прочими «пороками режима». Новые хозяева либо полностью перешли на импортные технологии, сырье и продуктовый ряд, либо, сохраняя товарное наименование (изделия под известными с советских времен марками занимают сегодня не более 20 процентов в общем объеме российского производства товаров массового спроса) и приблизительные вкусовые оттенки, наполнили их опять-таки заморским содержанием. Так, что если несведущий человек нынче решит отведать некогда истинно русских «Байкала», «Беломора» или чего-то еще, то, узнав информацию о производителе и владельце, может быть, мягко говоря, несколько озадачен. Почему сложно сказать, к счастью всё это или нет? Потому что ветры продуктовой свободы вместе с разновкусьем и разносольем, принесли и продолжают приносить нам немало «злого духа» в виде всевозможного яда, тухлятины и контрафакта. Много лет назад известный отечественный философ и публицист Иван Васильевич Киреевский (1806-1856гг.) в своей работе под названием «О характере просвещения Европы» писал: «Русский человек больше золотой парчи придворного уважал лохмотья юродивого. Роскошь проникала в Россию, но как зараза от соседей». Теперь эта зараза не только в переносном, но и в прямом смысле проникает к нам широким потоком.

В конце прошлой недели в колбасе российского производства нашли конину неизвестного происхождения, поступившую к нам вместе с зарубежным сырьем для её изготовления, включив Россию в число участников одноименного европейского скандала. Как сказал глава пресс-службы Россельхознадзора Алексей Алексеенко, в данном случае страшна не конина сама по себе, а то, что «она поступила из неизвестного источника, от неизвестных животных, неизвестно где и когда убитых, неизвестно, чем страдавших, какими заболеваниями в течение жизни». В итоге можешь заболеть неизвестно чем, неизвестно от чего тебя не вылечат, но зато точно известно, чем это всё закончится. И что характерно, с Европой у нас подобные проблемы возникают всё чаще. В начале марта Управление Россельхознадзора по Калужской области объявило о том, что на российских прилавках оказались десятки тонн импортных фруктов и овощей, содержание пестицидов и нитратов в которых значительно превышает допустимую норму. Опасные вещества обнаружили в яблоках, хурме, моркови, кабачках, картофеле и капусте. Данные продукты были завезены из Польши, Литвы, Франции, Испании, и других стран. Таким образом, имеем уже два громких случая за полмесяца. Не многовато ли? Если к этому добавить запрет на ввоз в РФ рактопаминового мяса и мясной продукции из США, действующий с 11 февраля нынешнего года, то получается не продуктовая свобода, а прямо какая-то вредоносная продуктовая экспансия.

В этой связи вызывают озабоченность сразу несколько проблем.

Проблема первая. Никто толком и не знает, какое количество фальсификата или произведенного некачественного продовольствия ввозится в страну. Его ловят время от времени  то на таможне, то в связи с повышенным вниманием, вызванным каким-либо громким случаем массового отравления у нас или в странах, откуда мы что-то завозим. А поскольку завозим мы практически отовсюду, начиная с Соединенных Штатов и кончая Израилем, Египтом, Турцией и Молдавией, то в выборочном режиме периодически что-то опасное обнаруживаем. Именно периодически и именно по случаю. Это называется, когда убьют, тогда и приходите жаловаться, примем меры.

Проблема вторая. Невероятное давление, которому наша страна подвергается со стороны, как сейчас принято говорить наших партнеров, как только мы пытаемся защититься от того не комильфо, которое нам в массовом порядке грузят как апельсины бочками. Характерный пример с тем же рактопаминовым мясом. В декабре Россельхознадзор предупредил о запрете ввоза продукции, содержащей этот запрещенный в 160 государствах, включая страны ТС и ЕС стимулятор роста четыре страны: Бразилию, Мексику, Канаду и США. Бразилия и Мексика (соответственно 20% и 7% всего импорта) с требованиями России частично согласились (снизят объемы на 12%, но повезут только чистый продукт). Канадцы (18% рынка замороженной свинины) запросили время до 28 февраля, но Россельхознадзор был непреклонен. США же требования России отвергли. «Это решение угрожает подорвать наши двусторонние торговые отношения. Подобные шаги не соответствуют международным стандартам и, как представляется, не увязываются с обязательствами России в рамках Всемирной торговой организации», - заявил представитель Минсельхоза США в интервью изданию Agri-Pulse. А сенатор Чарльз Грассли, представляющий сельскохозяйственный штат Айова, в чисто американском духе заявил: «Представитель США по торговым переговорам должен принять все возможные шаги в ответ на российский запрет». Оказывается дело не в рактопамине, а в запрете. Мол, как посмели! Ранее подобный подход был продемонстрирован и в отношениях с другими партнерами. В 2006 году после запрета на ввоз польского мяса тогдашний министр юстиции страны Збигнев Зиобро предположил, что Россия могла сфальсифицировать документы, сопровождающие прибывшую продукцию. Польша наложила вето на начало переговоров по соглашению о сотрудничестве между Россией и ЕС, а президент Лех Качиньский заявил, что ЕС должен ввести против России санкции, если она не отменит запрета на ввоз польского мяса и сельхозпродукции. Качество и санитарно-эпидемиологические нюансы в спорной ситуации сразу же уступили место политэкономическому шантажу и бездоказательным обвинениям, уводящим разбирательство от существа дела. Похожим образом пошел процесс и в позапрошлом году во время продуктового противостояния между РФ и ЕС. Тогда в связи с массовым отравлением и смертью людей в Европе вызванной овощами, Россия ввела запрет на их ввоз. Реакция последовала незамедлительно. Европейский союз требует срочной отмены российского запрета на ввоз овощей, заявил в Москве представитель ЕС Фернандо Валенсуэла. Дескать, введенный запрет идет вразрез с принципами ВТО, куда стремится Россия. Представитель ЕС назвал тогда меры, введенные нашей страной, необоснованными и непропорциональными. При этом ни то, что источник заражения к тому моменту не был окончательно выявлен, ни то, что от него погибли около 50 человек, представителей «прогрессивного человечества» в спорной ситуации, судя по заявлениям, особенно не волновало.

Проблема третья. Откровенный контрафакт. Целый ряд стран, скажем так, делает вид, что не замечает на своей территории, а нас в большей степени волнует, что прямо в непосредственной близости от российских границ, сформировалась целая контрафактная экономика, работающая на производство и экспорт всевозможных поделок, - от элитного алкоголя и черной икры, до куриных яиц. Наука в этом плане далеко пошла. А торговля у нас, как известно, продаст всё. Мы ведь сейчас мало чего полностью своего производим, зато много чего всякого разного и ото всех на свете продаем. Пойди, найди, кто это на самом деле произвел, где, когда, из какого сырья и в каких условиях. Торговля на эти вопросы точно не ответит. В итоге, души тех, кто в перестроечно-реформенные годы кричал: «Главное накормить страну» могут быть спокойны. В общем и целом накормили. Только вот чем? И как теперь из всех этих рябчиков и ананасов выбрать то, что действительно безопасно можно есть и пить, семь ведомственных «нянек» ответа не дают.

Ключевые слова: США Европа продовольствие

Версия для печати