Информация к размышлению

11:19 11.03.2013 Вадим Бондарь, аналитик, журналист


На прошлой неделе всемирно известная консалтинговая компания Brand Finance опубликовала рейтинг 500 наиболее дорогих брендов мира. Информация, содержащаяся в нем, при внимательном к ней отношении может послужить весьма ценным материалом для анализа ситуации с российскими символами деловой значимости, значительности, ценности и перспективности.

И так, первую тройку самых дорогих брендов мира составили исключительно высокотехнологичные компании: Apple, Samsung и Google. Ведущие позиции в первой десятке заняли также Microsoft, IBM и General Electric. Далеких от высоких технологий компаний в ведущей десятке оказалось только две, это супермаркеты Walmart и Coca-Cola. Из десяти компаний, - девять американские. О чем это говорит? Прежде всего, о том, что как инвесторы, так и подавляющее большинство жителей планеты (а именно от их любви и выбора во многом зависит ценность и привлекательность торговой марки) отдают предпочтение компаниям завтрашнего дня, следующего технологического уклада, устремленным в будущее, кардинально меняющим это будущее. С тех пор, как персональный компьютер, Интернет и мобильная телефонная связь приобрели современный вид и стали доступны широкому кругу пользователей, эта «великая троица» сделала людей соучастниками массы процессов, от которых они раньше были отделены временем, пространством и стеной профессионалов. Технический и технологический прогресс в данной области позволил дать людям массу новых свобод. Таких, как свобода выбора источника информации обо всём на свете. Свобода высказать свое мнение, опять же о чем угодно и практически на любом информационном ресурсе. Свобода выбора верного решения при помощи всезнающих цифровых специализированных устройств; свобода перемещения в процессе производственной деятельности и дистанционного участия в ней; дистанционное наблюдение и контроль практически за любой удаленной ситуацией; управление в аналогичном режиме массой самых разнообразных технических устройств. В комплексе данный набор новых и качественно преобразившихся старых свобод породили волну массовой активности людей, в цифровом формате. Эта активность, в частности является основой построения новой политики, экономики и торговли, базирующихся на соучастии. С её помощью люди могут энергично поддержать новые идеи, модели, обсудить их, разносторонне доработать с различных сторон профессиональной деятельности, довести до совершенства и внедрить в жизнь. Обсуждая ход введения, они могут корректировать, поправлять всё очень быстро. Гораздо быстрее и многообразнее, чем это было раньше. Технологии, разрабатываемые высокотехнологичными компаниями, с успехом внедряются практически во всех отраслях от строительства (к 2014 году планируется возвести первое в мире здание с помощью технологии 3D-печати) до легкой и пищевой промышленности. Все это обеспечивает компаниям-брендоносителям, экономикам их базирования и населению стран обладающих данными высокотехнологическими экономическими ресурсами лидирующие позиции в глобальном мире. Не удивительно, что государства всячески стараются поддержать такие компании, защитить их и стимулировать на дальнейшее опережающее развитие. Вот свежий характерный пример. Национальная гордость Франции, - второй по величине автопроизводитель Европы концерн Peugeot Citroen (Peugeot 406 на котором ездит главный герой знаменитой квадрологии «Такси» Даниэль является экспонатом музея приключений Peugeot в городе Сошо, почти как машины бондианы), в феврале опубликовал отчетность о крупнейшем за историю компании годовом убытке в 5,01 млрд. евро за 2012 год из-за резкого падения продаж в Европе. Ну и правительство, отбросив ложный стыд, приняло решение оказать концерну прямую государственную поддержку. А что же Евросоюз? Ведь страна - один из инициаторов его создания и апологетов законов рынка, гласящих, что выживает сильнейший и только в честной конкурентной борьбе, вдруг берет на вооружение совсем не рыночный инструментарий. Как и следовало ожидать, одобрил. «Правила ЕС запрещают финансовую помощь компаниям со стороны государства, однако в исключительных случаях национальным правительствам разрешается выручать фирмы, которым они придают особое значение», - передает ВВС. Вот именно, особое значение. И у нас были высокотехнологичные бренды национального значения. Причем, как фирменные, так и товарные. Достаточно вспомнить отечественную космическую систему «Буран», опережавший аналогичные американские разработки на 20 лет. Или тот же мобильный телефон. Советский радиоинженер Л. И. Куприянович в 1957 году создал и публично продемонстрировал первый опытный переносной мобильный телефон ЛК-1 весом 3 кг, радиусом действия до 30 км, временем работы без смены батарей 20-30 часов и базовую станцию к нему. В 1958-ом, он создаёт опытные образцы телефонов весом всего 500 г и размерами с папиросную коробку. Для сравнения 3 апреля 1973 года Мартин Купер позвонил с мобильного телефона модели «DynaTAC», весом в 1,15 кг, размерами 22,5х3,75х12,5 см, заряда аккумулятора которого хватало всего на 20 минут разговора. По мнению экспертов, к середине 80-х годов прошлого века советская радиоэлектронная промышленность вышла на сопоставимый с западными конкурентами технологический уровень и при минимальной поддержке вполне могла начать выпуск собственных dvd, mp3, мобильников и других современных устройств практически одновременно с зарубежными конкурентами. Например, продукция Бердского радиозавода побеждала на многих выставках за границей, и продавалась в Европе, Африке, Турции, Англии, Иране, Вьетнаме (экспорт завода осуществлялся в 26 стран). Или такой высокотехнологичный сегмент, как часовая промышленность. В СССР выпускалось 50 миллионов часов в год, и треть этой продукции шла на экспорт. У советских хронометров было лучшее в мире соотношение «цена – качество». В 1965 году наручные часы «Восток 2809» завоевали большую золотую медаль на престижной Лейпцигской международной выставке. Наша страна была одним из лидеров мирового часового рынка, контролируя десятую его часть. Но это, к сожалению всё в прошлом.

Сегодня российская тройка лидеров среди компаний, представленных в BrandFinance Global 500, выглядит так: на 63-м месте «Сбербанк», (единственный из отечественных брендов оказавшийся в первой сотне), 122-ой в рейтинге «Газпром», 218-ый - «Лукойл». Как видим, некоторая разница с мировыми лидерами прослеживается. Ни один высокотехнологичный бренд на лидирующие позиции более чем за двадцать лет нам вывести так и не удалось. При этом было потеряно и то, что имелось и при минимальной поддержке могло стать точкой или точками роста, устремленными в будущее, - компании и бренды способные не только повести за собой всю остальную экономику, привлечь иностранных инвесторов и повысить капитализацию рынка, но и завоевать симпатии покупателей по всему миру. Разговоры о некачественности советских брендов, неконкурентоспособности вала товарной продукции, мягко говоря, спорны. К примеру, Toyota Motor из-за целого ряда дефектов, выявленных, кстати, только в процессе эксплуатации, отозвала уже порядка 15 миллионов автомобилей по всему миру, но при этом никто, включая наших мэтров рыночной экономики, не сказал ни слова о неконкурентоспособности японских машин. В рейтинге Brand Finance компания занимает почетное 15-ое место. BrandFinance Global 500 даёт государствам, политикам и бизнесу четкие ориентиры, - будущее за новейшими уникальными технологиями способными создавать новые товары, качественно преображать целые отрасли экономики, завоевывать рынки, симпатии покупателей, души и сердца людей по всему миру. Ведь бренд, - это еще и лицо страны, её визитная карточка, составная части имиджа, весомый аргумент в переговорах всех уровней и форматов. России здесь есть над чем работать. Тем более, что конкуренты, самым активным образом помогшие ей с успехом растерять имевшиеся заделы, а также растущий Китай семимильными шагами идут вперед.

Ключевые слова: бренды

Версия для печати