Евразийский союз: в ожидании синергии

12:57 27.02.2013 Владимир Разуваев, доктор политических наук


В постсоветских странах не прекращаются споры вокруг перспектив Евразийского союза. Причем даже в тех государствах, которые в ближайшее время в него вступать не собираются и переговоров о вступлении не ведут. Что, конечно, свидетельствует о значимости проблемы интеграции между наследниками бывшего СССР.

Каков бы ни был накал дискуссии, мало кто сомневается в том, что Евразийский союз все-таки будет создан и станет центром притяжения для постсоветских государств. Пока реальные переговоры ведутся только между странами Таможенного союза – Белоруссией, Казахстаном и Россией. С точки зрения образования новой геополитической единицы, значимой не только в Евразии, но и во всем мире, это выгодно. Чем больше стран  участвовало бы в этом процессе, тем он оказался бы длиннее. Каждое государство во время переговоров старательно защищает свои национальные интересы и стремится соблюсти их вплоть, условно говоря, до запятой в рассматриваемых документах. Это естественно и не подлежит дискуссии. Есть масса проблем, например, в самом факте принадлежности к ВТО и соответствующих последствий. Отсюда понятно, что процесс переговоров не может не быть долгим и даже изнуряющим.

Сегодня не совсем ясно, однако, то, что тем государствам, которые захотят присоединиться к Евразийскому союзу после его образования, будет куда труднее, чем тем, кто его образовывает. Маховик интеграции «по-евразийски» уже будет запущен, правила выработаны, протокол определен. Надо будет либо соглашаться на уже существующие нормы, либо оставаться на обочине мировой политики. Неприятная дилемма, честно говоря. Особенно для честолюбивых политиков постсоветских стран.

Разумеется, на пути к присоединению к Евразийскому союзу есть немало препятствий. Чаще всего в этом плане называется страх перед возрождением Советского Союза в новом обличье. В прессе почему-то утверждается, что опасения испытывает чуть ли не поголовно население стран, которые могут вступить в новое межгосударственное образование. Разумеется, это неверно. Страхи могут (и, говоря объективно, должны - с точки зрения своего эгоизма) испытывать только местные элиты, которые либо не готовы поступиться даже капелькой своей власти, либо откровенно смотрят на Запад, занимая при этом антироссийскую позицию. Причем эта тенденция будет возрастать пор мере осознания элитами необходимости вступления в тот самый Союз, к которому они относятся сейчас с таким подозрением.

Еще одно реальное препятствие – отношение к созданию новой интеграционной структуры со стороны западных партнеров. Свою негативную позицию они обозначили  уже сейчас. Основная причина – геополитические соображения. Добавим к этому осознание того факта, что после образования Евразийского союза наши партнеры будут вынуждены считаться с появлением на карте мира нового экономического соперника. Сейчас основная часть постсоветского пространства рассматривается ими как периферия, откуда можно получать сырье и куда можно продавать или сбрасывать свои товары. Изменение этой ситуации кажется Западу крайне невыгодным. Его можно понять – зачем ЕС еще один конкурент, пусть даже и потенциальный. И зачем США ограничения на пути, который отстаивается ярыми экспансионистами в местной элите -  американскому доминированию во всем мире.

А вот Китай против евразийской интеграции, скорее всего, возражать не будет. Пекин более мудр и умеет рассчитывать расклад сил на десятилетия вперед. Впрочем, эта позиция может измениться с тех пор, когда он увидит угрозу своим экономическим интересам. А пока Пекину образование Евразийского союза даже выгодно, в том числе и с точки зрения геополитических интересов.

На деле в стратегическом плане образование новой интеграционной общности выгодно почти всем. Постсоветским странам, которые в нее вступят – в силу фактора синергии, который будет позитивно воздействовать на экономику членов Евразийского союза. Всерьез этот фактор сейчас учитывается только Москвой, Минском и Астаной, но затем это будет ясно всем.

Окружающие государства также заинтересованы в росте благосостояния евразийского пространства. Да, угроза войн на этой территории, чего так боялись в начале 90-х годов ХХ века, осталась в основном в прошлом. Да, массовой миграции бывших советских граждан в Европу, чья перспектива, как ни смешно сейчас сказать об этом, вызывала ужас в политических и экономических кругах наших западных соседей, так и не произошло. Но стабильность и экономическое процветание региона на деле нужны всем, кроме тех, кто хочет видеть в постсоветских странах исключительно сырьевой придаток для своей экономики. Они не умеют смотреть на десятилетия вперед – с образованием и последующим процветанием Евразийского союза емкость рынка последнего резко возрастет со всеми вытекающими отсюда последствиями для взаимовыгодной торговли и соответствующих экономических проектов. Впрочем, политических слепцов всегда было много за мировую историю. Тут уже ничего не изменить.

Одна из основных интриг с образованием Евразийского союза заключается в том, будет ли в нем присутствовать Украина. Моя личная точка зрения состоит в том, что в ближайшее время безусловно нет. Причина опять же состоит в позиции местных элит. Одни исходят из идеологических соображений – интеграция будет способствовать еще большему отдалению перспективы вхождения в ЕС. Вторые ориентируются на собственные ближайшие материальные интересы. Они боятся конкуренции со стороны российских предпринимателей. На деле обе позиции совпадают, хотя об этом никто вслух не говорит. Тем более, что сторонники вхождения в евразийское интеграционное пространство ошибочно ассоциируются с пророссийскими силами. Политический подтекст проблемы мешает в этой стране вести полноценную экономическую дискуссию. С этим на сегодняшний момент остается только смириться.

На деле в случае с интеграцией в рамках Евразийского союза – речь идет не только об Украине - со временем будет действенно старое детское выражение, которое сейчас можно интерпретировать как «кто не успел, тот опоздал». И место опоздавшему будет – на периферию интеграции. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Будет трудно входить в уже сложившийся союз. Будет трудно привыкать к уже сложившимся нормам. Будет трудно понять, что уже сложившиеся правила никто из-за тебя менять не будет. Будет трудно осознать, что ты не единственный и неповторимый, который будет нахально диктовать свои условия.

Надо будет спрятать хотя бы часть своих амбиций в карман. Для элит это станет самым трудным. И тут на повестке дня будет стоять вопрос: элиты для народа или народ для элит. Решать предстоит каждой стране в отдельности. И все равно будет действенно правило: опоздавший проигрывает.

На поверхности у медленно развивающего процесса образования Евразийского союза заметно отсутствие идеологии этого проекта. Критики правы в данном отношении. Очень большой недостаток самой идеи. Можно, разумеется, сказать, что он обусловлен опасением ассоциации в умах политических классов постсоветских стран образования новой интеграционной общности с воссозданием подобия СССР. На деле это опасения недальновидных людей. Советский Союз воскресить невозможно. Это знают все. Кроме тех, кому выгодно это не знать.

А вот если не пропаганду, то разумное объяснение выгод создания Евразийского союза вести не только нужно, но и необходимо. Впрочем, это, наверное, тема для совсем другой статьи.

Ключевые слова: ЕС

Версия для печати