Колея вместо перезагрузки. По следам Мюнхенской конференции

15:55 07.02.2013 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


Завершившаяся в Мюнхене ежегодная 49-я международная конференция по вопросам безопасности таила в себе несколько подводных камней. Прежде всего, она состоялась в момент едва ли не максимальной неопределенности в том, что касается путей преодоления сирийского кризиса. Решение этой проблемы требует активного взаимодействия США и России, и как раз в российско-американских отношениях за последние месяцы накопился внушительный отрицательный балласт…

Главных вопросов на мюнхенском форуме было два. Первый: что происходит в Сирии и есть ли у мирового сообщества реальные рычаги нормализации обстановки в стране, находящейся в центре и без того нестабильного ближневосточного региона? Второй: продолжается ли «перезагрузка» российско-американских отношений или ее инициатор, президент Барак Обама, переизбравшись на второй срок, решил радикально сменить приоритеты?

Ответы на оба эти вопроса пока повисли в воздухе. Речей в духе «перезагрузки» собравшиеся в баварском городе не услышали. Правда, вице-президент США Джо Байден, который, к слову, и использовал данный термин на аналогичном форуме в феврале 2009 года, на сей раз применил не менее образное выражение. По словам Байдена, США хотят вернуть отношения с Россией «в нормальную колею». [1]

Американский вице-президент не скрывал, что между Москвой и Вашингтоном существует немало противоречий. Это проблема признания независимости Абхазии и Южной Осетии, пути разрешения сирийского кризиса, разногласия по развертыванию американской системы противоракетной обороны и дальнейшему расширению НАТО, наконец, вышедшие в последние месяцы на первый план споры по трактовке демократии и прав человека. Однако Джо Байден убеждал собравшихся, что его страна продолжает «видеть возможности для сотрудничества, партнерства США и России на благо продвижения наших общих интересов в области безопасности, на благо международного сообщества». Именно этот тезис стал для него ключевым на переговорах с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым.

С.Лавров в свою очередь признал наличие разногласий между Москвой и Вашингтоном,  напомнив своему собеседнику, что с американской стороны были шаги, обостренно воспринятые российским общественным мнением. «Надеемся, больше не будет поводов для этого», - подчеркнул министр, явно имея в виду печально знаменитый «акт Магнитского», которым Конгресс США сопроводил отмену застарелой поправки Джексона - Вэника. В то же время Сергей Лавров считает, что ситуация в российско-американских отношениях далеко не так драматична, как это видится некоторым экспертам. «С обеих сторон, - сказал он, - есть понимание, что наряду с разногласиями у нас есть много совпадающих интересов». У Москвы и Вашингтона «очень богатая и позитивная повестка дня, но в отношениях между такими крупными державами неизбежно сохраняются противоречия и разногласия, порой серьезные, - отметил российский министр. - Все вы о них знаете. Мы будем принципиально относиться к любому вопросу в российско-американских отношениях как к подлежащему согласованию, если руководствоваться принципами взаимного уважения, равноправия и взаимного учета интересов. Но в тех вопросах, где у нас есть возможность для блага наших стран и международной безопасности работать вместе, мы, безусловно, уже работаем и будем продолжать это делать». [2] 

К вопросу о совпадающих  и несовпадающих интересах заметим, что  именно представители сирийской оппозиции стали самыми шумными и активными участниками 49-й Мюнхенской конференции. А один из них, президент так называемой «Национальной коалиции сирийских революционных и оппозиционных сил» Моаз аль-Хатиб, даже выступил с сенсационным заявлением о том, что готов к переговорам с сирийскими властями. По его словам, это делается «во имя прекращения кровопролития и сохранения сотен тысяч жизней мирных граждан». [3]

Детали возможных переговоров пока не разглашаются. Однако тот факт, что аль-Хатиб посчитал необходимым встретиться с Сергеем Лавровым, может свидетельствовать о попытке сирийской оппозиции или, по крайней мере, ее части занять более гибкую позицию. Ведь ранее ее лидеры категорически отвергали любые контакты с президентом Башаром Асадом.

Причина подобной «смены вех» может заключаться в перестановках на американском политическом Олимпе. На днях официально оставила свой пост госсекретарь США Хиллари Клинтон, являвшаяся одной из главных сторонниц вооруженной сирийской оппозиции. Как стало известно газете The New York Times, именно она вкупе с тогдашним директором ЦРУ Дэвидом Пэтреусом полгода назад предложила президенту Обаме начать активно вооружать сирийских мятежников. [4] Однако Обама отверг данный план, поскольку счел, что американское оружие в этом случае может попасть в недружественные «третьи руки». И не исключено, что теперь уход Клинтон ослабляет военно-политические позиции сирийской вооруженной оппозиции. 

Вопрос о власти в Сирии – лишь часть более широкой геополитической проблемы, связанной с раскладом сил на всём Ближнем Востоке. А в ней ожидать от США уступок России или даже объективного учета российских интересов вряд ли приходится – даже под аккомпанемент рассуждений Байдена о приверженности обоих государств к обеспечению стабильности. Ведь, как напоминает видный американский учёный Ноам Хомски, «Соединенные Штаты - за стабильность. Но надо помнить, что значит эта стабильность. Стабильность означает исполнение американских приказов. Например, одно из обвинений в адрес Ирана… заключается в том, что он дестабилизирует Ирак и Афганистан. Как? Пытаясь распространить свое влияние на соседние страны. А мы, с другой стороны, «стабилизируем» страны, когда вторгаемся и разрушаем их». [5]

Комментируя перспективы развития российско-американских отношений, The New York Times процитировала высказывания двух американских политиков, не понаслышке знакомых с Россией. И оба, по сути, призвали Белый дом занять более конструктивную позицию в отношении Москвы. Бывший посол США в России Джеймс Коллинз убежден, что у обеих стран всего лишь две реальные возможности - «эффективно решать вопросы совместными усилиями или просто орать друг на друга». «Любой, кто считает, что мы с ними (русскими – П.И.) расстанемся и пусть они варятся в собственном соку, просто не понимает ситуацию. Нам придется заниматься с ними решением проблем», - подчеркивает бывший посол. А бывший помощник госсекретаря США по евроазиатским делам Мэтью Брайза считает, что администрация Обамы должна более объективно подходить к российской политике: «Россия ведет себя как Россия. Россия жестко преследует свои собственные национальные интересы. Это реальная политика. Мы должны удалить из наших отношений элемент сентиментальности». [6]

Однако пока Вашингтон не проявляет готовности прислушиваться даже к призывам собственных специалистов по России. И потому вряд ли стоит обольщаться обещаниями Байдена наметить «нормальную колею» для российско-американских отношений. Ведь колея, особенно от чужой телеги, имеет обыкновение выводить совсем не туда. Показательно, что в американском сенате среди республиканцев уже зазвучали опасения по поводу предстоящего визита в Москву советника президента США по национальной безопасности Тома Донилона. По данным The Washington Post, он намерен обсудить  с российской стороной вопросы сокращения ядерных потенциалов.  И вот сенаторы-республиканцы забили тревогу: Соединённым Штатам придется пойти на «определенные жертвы», в частности, в сфере ПРО. [7] А практика взаимных уступок - не в традициях американской дипломатии. Там привыкли к другому.


[1] http://www.rbcdaily.ru/politics/562949985654388

[2] http://www.mid.ru/brp_4.nsf/0/608C6FACACB72ED144257B06003EE852

[3] http://www.itar-tass.com/c303/639911.html

[4] The New York Times, 02.02.2013

[5] The Nation, 04.02.2013

[6] The New York Times, 04.02.2013

[7] http://www.golos-ameriki.ru/content/biden-lavrov/1595149.html



Мнение  автора может не совпадать с позицией редакции.

www.fondsk.ru

Ключевые слова: США Россия Сирия Лавров ПРО

Версия для печати