О важности польско-российского диалога

13:08 04.02.2013 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Польско-российское соседство не измеряется только политикой или экономикой. Это ещё и культура, и частные взаимоотношения между людьми. Достаточно сказать, что, по оценкам некоторых польских источников, в России проживает около полумиллиона лиц польского происхождения. Официально же поляками в России себя считают 73 000 человек. Русских в Польше - чуть более 6 000. Ни один западный народ, за исключением немцев, не имеет в России такой многочисленной диаспоры. Более того, после немцев и евреев поляки – самая многочисленная иностранная общность на территории Российской Федерации.

Мир меняется на наших глазах, и всё говорит о том, что мы находимся на пороге системного кризиса в международных отношениях, объемлющего не только экономику, но и политику. Европа борется с финансовыми проблемами, Соединённые Штаты пересматривают свою внешнеполитическую доктрину с учётом смещения центра геополитической тяжести в Азию, растущих амбиций Китая и нескончаемой войны против терроризма, искусственно выпущенного на волю. Возникает вопрос: как дальше жить Европе и России?

На пространстве от восточного побережья Атлантики до Тихого океана выделяются сразу несколько политических центров, не по суммарной силе своего авторитета, а по активности своей внешней политики: Париж, Берлин, Рим, Москва и Варшава. Активен также Бухарест, но его мы касаться пока не будем. Европейский материк превратится в образец стабильности при условии отсутствия противоречий между перечисленными столицами. При этом региональная стабильность в рамках Восточной Европы практически полностью зависит от польско-российских отношений. Польша превосходит Румынию по удельному политико-экономическому весу, поэтому тон в региональной политике задают не румыно-российские, а польско-российские отношения.

Существует ряд вопросов, решение которых Москва и Варшава видят по-разному:

-        Военно-политическое присутствие  НАТО у западных границ Российской Федерации;

-        Пути выхода из сирийского кризиса (как до этого, из кризиса ливийского) и ситуация вокруг Афганистана;

-        Членство в ЕС и НАТО бывших советских республик (Украина, Белоруссия, Молдавия, Грузия);

-        Действия прозападной оппозиции внутри России;

-        Роль Вашингтона на международной арене;

-        Будущее Арктики;

-        Роль Москвы в европейской политике;

Но существует целый ряд не менее актуальных проблем, по которым у Варшавы и Москвы складывается (либо должно складываться) схожее видение:

-        Проблема нелегальной миграции;

-        Недопустимость порочной практики героизации нацистских коллаборационистов (в Прибалтике, Молдавии и Украине);

-        Пути решения экономических проблем в условиях частичного паралича западной финансовой системы;

-        Вопросы защиты традиционных семейных ценностей;

Мнения Польши и России чаще не совпадают, чем совпадают. Польское общество добровольно отчуждается от любых информационных потоков, идущих из России, предпочитая черпать информацию о России не от самой России. Варшава играет на противоположном поле в силу исторической инерции и укоренившихся культурно-политических традиций, Россию рассматривает как недружественное государство.

С позиций сегодняшнего дня такой подход не всегда оправдан. Если в прошлые столетия поляки опасались оккупации своей территории российскими войсками, то думать так же в наш век информации и самых современных видов вооружения - анахронизм. Оккупация, а, значит, территориальное расширение страны-оккупанта в XXI в. – удовольствие не из дешёвых, и опыт США в Афганистане и Ираке тому свидетельство. Россию вполне бы устроило отсутствие у Польши и её союзников недоброжелательных намерений и готовность польских властей к диалогу по наиболее насущным вопросам.

Ссылки на то, что сближение с Москвой лишит Варшаву политического суверенитета, тоже кажутся несостоятельными, поскольку членство в ЕС и следование в фарватере американской политики уже налагают на Варшаву определённые ограничения и обязательства. России же нужна не российская Польша, лишённая дипломатической свободы, а Польша дружественная, как и Польше нужна дружественная Россия. В связи с этим нельзя не отметить наметившееся потепление польско-российских отношений при администрации Дональда Туска, как нельзя обойти вниманием попытки ряда политических сил повернуть этот процесс вспять, что никак не может служить интересам Польши.

Часто можно услышать мнение, что наши страны находятся в состоянии перманентной информационной войны. Сегодня Польша и Россия,  действительно, тратят огромные финансовые и интеллектуальные ресурсы на взаимную нейтрализацию той информации, которая исходит от каждой из сторон и воспринимается другой, как недружественная. Эти же ресурсы можно было бы направить на более конструктивные цели. При этом позволю предположить, что чаще российская сторона реагирует вынужденно, вторым номером, уже после того, как информационное действие имело место. Полное отсутствие недружественных информационных акций в польско-российских отношениях вполне бы устроило Россию. Но, в силу культурной специфики, это не может устроить польское общество, по крайней мере, внушительную его часть, поскольку польская этнополитическая идентичность формировалась вокруг факта противостояния западно-католической и русско-православной цивилизации, что принимается за осевое событие всей польской истории. 

Поскольку суть проблемы не в текущей политике, непростая задача по поиску путей нормализации польско-российских отношений должна лечь на плечи интеллектуалов – философов, писателей, учёных.  Словакия, Венгрия, Румыния лежат практически на той же географической широте, что и Польша, но их отношения с Москвой не характеризуются такой пронзительной напряжённостью, и даже, несмотря на провозглашаемую Бухарестом доктрину Великой Румынии и обозначение России, как главного препятствия для её реализации,  румынское общество остаётся, во многом, обществом достаточно русофильским.  Их отделяет от России такое же количество километров, как и Польшу, их дипломатам приходится знакомиться с такими же действиями России на международной арене, как и дипломатам польским, но конечная реакция – иная, чем у Польши. Значит, дело в политическом субъективизме части правящих элит Польши, и те события, которые эти элиты видят только негативно, можно видеть и в ином свете.

Современная Европа сталкивается с угрозой  неонацизма, и совместная жёсткая реакция Варшавы и Москвы по данному поводу возымела бы существенное действие. Поскольку тенденции к снижению пронацистских симпатий не наблюдается, а, напротив, есть риск того, что всё более «коричневыми» будут становиться даже такие крупные государства, как Украина, в интересах, как Польши, так и Москвы, сделать всё возможное для недопущения подобной вакханалии. Совместные польско-российские антифашистские инициативы послужат прологом для более масштабных проектов в будущем, помогут наработать необходимый конструктивный потенциал. 

Польша – страна консервативно-католическая. Россия, преимущественно, консервативно-православная. Обе страны – христианские, и обе сталкиваются с демографическими проблемами. Сохранение и укрепление христианских ценностей – ещё одна общая задача для поляков и русских, особенно сейчас, когда Запад от импорта «цветных» революций переходит к импорту антисемейной идеологии, подрывающей этические основы любого общества. Диалог консервативно настроенных интеллектуалов Польши и России, где главными темами будут не политические, а духовно-гуманитарные вопросы послужил бы общему делу сохранения христианской культуры (не разделяя её на западную, и восточную). За основу можно взять интеллектуальное наследие тех русских и польских мыслителей, кто уже думал над этим, и адаптировать его к текущему моменту (Владимир Соловьёв, Николай Бердяев, Константин Леонтьев, Станислав Сташиц, Юзеф Хёне-Вроньский и т.д.). 

Европе грозит погружение в «серую зону», когда мировой центр деловой и политической активности сместится окончательно на Восток. Индия и Китай – два гиганта, чей одновременный рост представляет собой редкое совпадение в истории, ведёт к глобальной перекройке мировой политики. Окончательные результаты этого процесса мы увидим через несколько десятилетий, когда Европа превратится в полупериферийный регион. Даже если Брюсселю удастся занять свою нишу в экономике Азиатско-Тихоокеанского региона, утеря Европой былого влияния неизбежна.

В таких обстоятельствах особый вес приобретают польско-российские отношения. Если Польша и Россия продолжат противостояние с прежним упорством, Европа от этого только проиграет. Выстоять экономически Европе будет легче с привлечением России, чем без неё, а это лучше всего делать с привлечением Польши, и тогда ось Москва – Варшава – Берлин – Брюссель послужит удерживающей скрепой для европейского континента.

Ключевые слова: Россия Польша

Версия для печати