Что несут миграционные потоки

10:51 21.01.2013 Вадим Бондарь, аналитик, журналист


Нынешний январь выдался в России на редкость богатым на разнообразные законодательные инициативы, касающиеся трудовых мигрантов. Это и поправки в Трудовой кодекс, и изменения федеральных законов и дискуссии вокруг так называемых «резиновых квартир» и многое другое. Внимание к данной проблеме со стороны властей всех уровней, конечно, радует, поскольку вопрос, что называется, перезрел, и россияне об этом заявляют все громче. Но главные темы для разговоров все-таки пока остаются.

Первая, и, пожалуй, самая главная: - государственная стратегическая концепция привлечения иностранной рабочей силы в отечественную экономику. Где она? В данном документе должно быть четко прописано и подтверждено соответствующими цифровыми выкладками, для каких целей, отраслей, регионов и на какие сроки, каких именно специалистов нам следует приглашать и принимать. Кто и как именно будет проверять их профессиональную компетентность. Кто будет заниматься их профессиональной, языковой, правовой и культурной адаптацией. Кто будет заниматься их расселением, подготовкой для этого соответствующей жизненно важной инфраструктуры. И так далее, и тому подобное.

Если в двадцатые – тридцатые годы СССР приглашал иностранцев, то те, кто за это отвечал совершенно определенно представляли себе кого, зачем и насколько. Закупалась новая техника, оборудование целыми заводами и поточными линиями, технологии и изделия. Нам нужны были иностранные специалисты для освоения всего этого, пока свои не научатся, не поднимутся до их уровня и не пойдут дальше. Все сопутствующие вопросы для решения этих задач были на многоуровневом контроле, решались оперативно и качественно. Тогдашние трудовые мигранты приглашались и принимались в строго необходимом количестве, и проблем с местным населением у них в целом не возникало.

Сегодня ничего похожего мы не наблюдаем.

Начнем с того, что на данный момент никто точно не знает общее количество иностранцев занимающихся в России трудовой деятельностью. Экспертные оценки колеблются от 10 до 15 миллионов человек, а в сезонные периоды говорят и о еще большем количестве. По данным ФМС на декабрь прошлого года в России находилось около 10,3 млн. иностранных граждан, из которых только примерно 2,5 млн. указали в качестве цели визита «работу по найму». Чем занимаются остальные с достоверностью также неизвестно никому. Контрольные и административные функции, осуществляемые государством в отношении трудовых мигрантов, разнесены между многочисленными структурами, в результате чего все валят друг на друга и «у семи нянек дитя без глазу».

Законы и ведомственные документы, касающиеся различных аспектов пребывания и трудовой деятельности иностранцев данной категории, не редко противоречат друг другу, а формулировки зачастую размыты, что позволяет их без особого труда обходить. Наказания за нарушения малочувствительны. Бизнес, как впрочем, и государственные организации ориентированны на получение прибыли, в связи, с чем стараются всячески сэкономить и устраниться от решения важнейших сопутствующих вопросов. Чем оборачивается эта экономия и самоустраненность применительно к данной проблеме?  Во-первых, массово и практически бесконтрольно используя иностранную рабочую силу, которую никто детально и всеобъемлюще профессионально не тестирует и технологически не адаптирует, данные участники экономической деятельности создают прямую угрозу техногенных аварий и катастроф. «Танцующие мосты», рушащиеся новостройки, многочисленные рекламации на готовые изделия фабрично-заводского производства и многое другое, - все это результат подобного подхода.

Во-вторых, работники данной категории в массе своей никак не заинтересованы в качественном развитии содержания и характера труда - в создании наукоемких, высокотехнологичных производств, требующих обширных и разносторонних знаний, высокой квалификации и новых профессий. Это преимущественно не «информационные рабочие» являющиеся основной движущей силой строительства экономики цифрового формата. С идей же о том, что 20 человек с лопатами заменяют экскаватор, экономику завтрашнего дня не постоишь и в глобальной мировой конкуренции достойного места не займешь.

В-третьих, по разным причинам, среди которых, как опять все та же экономия, так и преувеличенные способности экспатов, пребывающие в массовом количестве иностранные трудовые ресурсы создают прямую конкуренцию отечественным, причем на заведомо невыгодных для последних условиях. Число россиян, считающих, что из-за иммигрантов они теряют рабочие места, растет. Так, согласно последнему опросу, проведенному в октябре 2012 года «Левада-центром», об этом заявили 67%, в 2003-м такого мнения придерживались 58%. Это во многом способствует деградации отечественных трудовых ресурсов, их деклассированию и депрофессионализации. Иммиграции особо ценных специалистов в развитые зарубежные страны, что в свою очередь ведет к потере научных школ, технологий и межвозрастной творческо-профессиональной преемственности. Не говоря уже об оттоке молодых, перспективных кадров, которые при других условия, в отличие от значительной части прибывающего контингента, не стремящегося к ассимиляции и принятию целей и задач принимающего государства в качестве своих собственных, могли бы стать его прочной и перспективной опорой.

В-четвертых, в отсутствии скоординированного государственного подхода выстраиваемого на основе концептуального перспективного видения роли и места данного контингента в своей экономике, трудовые мигранты, пребывая в Россию, зачастую становятся участниками различных коррупционных и криминальных схем. Их великое множество, от липовых документов, разрешений и справок и до нелегальных пунктов размещения и пребывания. Из данной вовлеченности непосредственно вытекает и их массовое участие в теневом секторе экономики. Например, таких рыночных сегментах, как производство разнообразного контрафакта, браконьерство, незаконная торгово-закупочная деятельность и оказание услуг, полулегальное и откровенно незаконное строительство. Данный контингент является также источником пополнения рядов этнических преступных группировок и «дикой» уличной преступности.

Все это вызывает растущее беспокойство среди россиян. По данным социологов, в том, что количество гастарбайтеров в стране необходимо урезать, уверены 65% опрошенных. И только 7% жителей РФ не возражают против увеличения иностранной рабочей силы. Рост криминальной напряженности с трудовыми мигрантами связывают 71% граждан. 17 лет назад об этом заявляли 54% россиян, девять лет назад - 59%.

Со своей стороны, у экономистов должны вызывать тревогу и такие факты, как растущее макроэкономическое значение гастарбайтеров и экспатов в хозяйственной жизни страны, а также рост по этой же причине оттока средств из отечественной экономики. Что касается первого, то трудовой мигрант подобен биржевому спекулятивному капиталу. Как быстро и массово пришел, надув «пузырь», так может быстро и массово уйти, обрушив предприятие, отрасль или сегмент рынка, поскольку, поставив на пришельца, в случае его неожиданного и массового ухода, закрыть брешь будет некем и нечем.

Теперь, что касается денег. В 2009 году иностранные мигранты перечислили в свои страны около 19 млрд. долларов, что составляет 2% российского ВВП. По подсчетам Всемирного банка, прошлогодними мировыми лидерами по заработку относительно ВВП страны являются таджики. Они переводят из-за границы домой 47% национального ВВП. В топ-10 входят также Киргизы - 29% ВВП, и граждане Молдовы - 23% ВВП. Где эти, и другие наши бывшие сограждане по СССР зарабатывают львиные доли национальных ВВП понятно. Кризис, которому не видно конца, увеличивает миграционные потоки по всему миру, включая РФ, обостряя внутригосударственные политико-экономические и социальные проблемы в принимающих их странах. Сегментарно и фрагментарно данную проблему не решить. Необходим целостный, комплексный стратегический подход с опорой, прежде всего на собственные, а не заезжие трудовые ресурсы и человеческий капитал.

Версия для печати